Двое дерутся, трое выгоду ищут. Какие интересы преследуют мировые державы в индо-пакистанском вооруженном конфликте

2019-03-05 11:00:00

990 12

Истекла неделя с тех пор, как между Индией и Пакистаном возобновились боевые действия в районе оспариваемого сторонами Кашмира. Фокус разбирался в причинах эскалации вооруженного конфликта между государствами-членами ядерного клуба и его влиянии на геополитическую ситуацию в регионе

На минувших выходных вооруженные силы Индии и Пакистана обменялись артиллерийскими ударами в районе линии разграничения между индийской и пакистанской частью Кашмира. В результате обстрелов с обеих сторон погибли восемь гражданских лиц. На прошлой неделе между военно-воздушными силами Индии и Пакистана завязались воздушные бои с участием 32 самолетов. Пакистан потерял один истребитель, а Индия – два. Между обеими странами прекращено до 4 марта железнодорожное сообщение, закрыто воздушное пространство для коммерческих авиарейсов, что создало неудобства для иностранных граждан, в том числе группе украинских туристов, которые 27 февраля не смогли вылететь из аэропорта Дели.

Вооруженные столкновения начались 26 февраля после авиаударов индийских ВВС по тренировочным лагерям террористической организации "Джаиш-э-Мохаммед" ("Армия Мухаммеда") на подконтрольной Пакистану территории Кашмира, и вблизи от населенного пункта Балакот (провинция Хайбер-Пахтунхва). В результате атаки погибло около 300 боевиков. Поводом для проведения военной операции послужил теракт 14 февраля в индийской части Кашмира, ответственность за который взяла "Джаиш-э-Мохаммед". Террорист-смертник подорвал начиненный взрывчаткой автомобиль возле автоколонны индийских военных, следующей из Джамму в Шринагар. Погибли более 40 военнослужащих.

Кашмирский конфликт разрастается на фоне избирательной кампании в Индии, где в мае состоятся парламентские выборы, и находится в поле зрения Вашингтона, Пекина и Москвы, которые могут извлечь свою выгоду из сложившейся ситуации. Остроты ситуации придает тот факт, что на вооружении Индии и Пакистана состоят ракеты с ядерными боеголовками. Как показывает практика Кашмирского конфликта, значение ядерного оружия как фактора сдерживания военно-политической напряженности явно преувеличено. Индийцы и пакистанцы открывают огонь из обычных вооружений, несмотря на так называемую "угрозу ядерной войны". Пример Индии и Пакистана говорит о том, что даже ядерные державы могут противостоять друг другу в локальных конфликтах с использованием обычных вооружений и воздерживаться от применения ядерных зарядов.

На сегодняшний день территория штата разделена на приблизительно равные части, которые находятся под контролем Индии (штат Джамму и Кашмир) и Пакистана (самопровозглашенное государство Азад Кашмир, северные территории Гилгит-Балтистан). Индийцы отказываются от проведения предложенного ООН в 1947 году референдума о самоопределении Кашмира, поскольку около 67% населения индийской части региона составляют мусульмане, а предложенный в 1950 году вариант разделения региона по этническому признаку отвергают обе стороны конфликта.

Враг моего врага – мой друг

Территориальный спор вокруг принадлежности Кашмира осложняет террористическая угроза на территории индийской части региона. Есть доля истины в словах премьера Индии насчет особого "оружия", имеющегося в распоряжении Пакистана. Официально Исламабад отрицает свои связи с международным терроризмом и декларирует антитеррористическую деятельность. В 2018 году в стране от рук исламских экстремистов в результате 262 терактов погибли 595 пакистанских граждан. Тем не менее, по данным Совбеза ООН, в Пакистане находятся 139 террористических организаций и связанных с ними экстремистов и учреждений, включая лидера "Аль-Каиды" Аймана аз-Завахири (в афгано-пакистанском приграничье), криминального авторитета Давуда Каскара (предположительно в городе Карачи), лидера ОПГ "Компания Д", подозреваемого в организации взрывов в индийском городе Мумбаи в 1993 году.

Помимо террористической организации ИГИЛ, "Сеть Хаккани" и экстремистского движения "Талибан", в Пакистане располагается представительство террористической организации "Лашкар-э-Тайба" (в городе Кветта), которая устроила теракт в Мумбаи в 2008 году. По данным индийских властей, половина запрещенных в стране террористических организаций нашли себе прибежище в Пакистане. В феврале 2019 года индийский политик Армариндер Сингх утверждал, что лидер "Джаиш-э-Мохаммед" Масуд Азхар находится в пакистанском городе Бахавалпур и попросил премьер-министра Имран Хана арестовать его или же разрешить сделать это индийским спецслужбам.

Однако Исламабаду не выгодно преследовать тех, кто борется с индийскими силовиками в штате Джамму и Кашмир, пытается выдавить индуистов и буддистов из данного региона, за принадлежность которого пакистанские военные не один десяток лет проливали кровь. Интересы террористов и правительства Пакистана сходятся в Кашмире. Целью организации "Джаиш-э-Мохаммед" называется присоединение индийского штата Джамму и Кашмир к Пакистану. В 2017 году бывший президент Пакистана, генерал Первез Мушарраф признался, что поддерживает деятельность "Лашкар-э-Тайба" и ее основателя Хафиза Сайеда, поскольку она сдерживает индийскую армию в Кашмире.

Исламские экстремисты – это инструмент Исламабада для ведения гибридной войны против индийцев в Кашмире, поскольку обычные военные средства оказались неэффективными. Во время Каргильской войны 1999 года на стороне пакистанских военных против индусов сражались кашмирские моджахеды. В 2018 году на территории Кашмира произошло 429 теракта. Неудивительно, почему пакистанские власти не трогали тренировочные лагеря "Джаиш-э-Мохаммед" на своей территории, несмотря на то, что они сами признали ее террористической организацией в 2002 году. Исламабад действует в отношении исламских экстремистов по принципу "враг моего врага – мой друг".

Американский интерес

Текущий индо-пакистанский конфликт служит доказательством произошедших изменений геополитического расклада в Южной Азии. До недавнего времени Пакистан являлся одним из наиболее близких военно-политических союзников США в регионе. В годы "холодной войны" они совместно противостояли СССР в Афганистане. Территория Пакистана стала основным транзитным маршрутом для доставки американских военных грузов для подразделений армии США, которые с 2001 года ведут борьбу с талибами, "Аль-Каидой" и прочими экстремистами, угрожающих светскому правительству в Кабуле. В противостоянии Пакистана и Индии американцы традиционно содействовали мирному урегулированию, выступая в качестве посредника.

Времена изменились. Теперь позиции США и Индии совпадают по поводу террористической угрозы в Пакистане. Белый дом давно критикует пакистанских партнеров за недостаточные усилия в антитеррористической деятельности. Американцы несут потери от нападений талибов на конвои с военными грузами на территории Пакистана. Террористические организации "Джаиш-э-Мохаммед" и "Лашкар-э-Тайба" взаимодействуют с талибами и "Аль-Каидой", тренируют своих боевиков на территории Афганистана. В 2010-17 годах США на 60% сократили материальную помощь Пакистану, а в этом году президент США Дональд Трамп отказался выделить Исламабаду $1,3 млрд.

Американские политики выражают несогласие с позицией премьер-министра Пакистана Имран Хана, который критикует США за нанесение авиаударов по лагерям талибов в афгано-пакистанском приграничье, утверждая, что в качестве возмездия экстремисты устраивают теракты, жертвами которых становятся мирные жители. По мнению Трампа, США напрасно потратили миллионы долларов на помощь Пакистану, поскольку руководство страны не оправдало надежд Белого дома.

Трамп и Моди выступают единым фронтом против усиления военного присутствия Китая в Индийском и Тихом океане, видят в нем конкурента в Южной Азии. Отношения Дели и Пекина осложняют территориальные споры вокруг регионов Аксай-Чин и Аруначал-Прадеш. В прошлом году Вашингтон и Дели договорились расширить сотрудничество в области безопасности, проводить совместные военные учения при участии всех родов войск. В сентябре 2018 года США и Индия подписали соглашение о коммуникационной совместимости и безопасности (Comcasa), которое открывает индийцам доступ к американским военным технологиям.

За последние 10 лет США поставили в Индию вооружений на $15 млрд, включая военно-транспортные самолеты и артиллерию. Индийская сторона заинтересована в американских беспилотниках для наблюдения за деятельностью Китая в Индийском океане, а также рассматривает возможность замены российских военных самолетов на американские F-16 и F-18, ведет переговоры о приобретении 24 противолодочных ударных вертолетов MH-60R. Вашингтон стремится потеснить Москву на рынке вооружений Индии.

Выгоды Китая

Конфликт Индии с Пакистаном играет на руку Китаю, поскольку позволяет Поднебесной усилить военное присутствие в Южной Азии. Со времён независимости Китай является одним из ближайших военно-политических и экономических партнёров Пакистана. Поднебесная поддерживает Пакистан в противостоянии с Индией, которая является его конкурентом в Южной Азии. С 2013-го Пакистан участвует в китайской инициативе "Новый Шёлковый путь". Через территорию страны строиться транспортный маршрут "Китайско-Пакистанский экономический коридор". С помощью реализации "Нового Шёлкового пути" КНР укрепляет своё влияние в Евразии, усиливает своё инвестиционное присутствие в экономиках стран континента. Китайцы не жалеют денег на реализацию этого проекта и выделили около 60 млрд долл. только на пакистанскую часть маршрута, которая должна связать континентальный Китай с портом Гвадар в Индийском океане. Китай принимает участие в расширении инфраструктуры порта.

По неофициальной информации, Поднебесная планировала создать там базу для своего военно-морского флота. По крайней мере, с августа 2017 г. существует военная база Китая в государстве Джибути (Восточная Африка) с выходом в Индийский океан. В нынешних условиях у руководства Китая и Пакистана есть железобетонный аргумент для активизации военно-политического сотрудничества – угроза индийской агрессии, проявлением которой стали авиаудары в районе Балакота.

Реализацию данной инициативы подстёгивает разгоревшийся спор между США и Пакистаном вокруг использования истребителей F-16 (на вооружении 45 таких самолётов). Согласно контракту, американцы поставляли пакистанцам данные самолёты исключительно для антитеррористической деятельности, а не военных действий с соседями. Ведь Индия утверждает, что сбила один из пакистанских F-16 во время воздушного боя. Если военно-воздушным силам Пакистана придётся отказаться от использования американского оборудования, тогда альтернативой станет продукция китайского и российского военно-промышленного комплекса.

Рука Москвы

Кремлю выгодна эскалация индо-пакистанского конфликта в политической и экономической плоскости. РФ пытается взять на себя урегулирование конфликта, чтобы наработать реноме миротворца и отбелить имидж страны-агрессора, закрепившийся после агрессии на востоке Украины, вмешательства в гражданскую войну в Сирии на стороне президента Башара Асада. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров предложил сторонам конфликта услуги посредника. Глава МИД Пакистана Шах Мехмуд Куреши уже дал согласие.

Кремль заинтересован в усилении своего влияния в Южной Азии. В идеале, РФ хочется быть в партнерских отношениях как с Индией, так и с Пакистаном, выступая гарантом "холодного мира" между ними. Москва заинтересована в том, чтобы Пакистан, Индия и Китай находились в геополитической связке с Россией для сдерживания США. В июне 2017 года Индия и Пакистан вступили в Шанхайскую организацию сотрудничества, в которой доминируют РФ и КНР.

Россия стремится освоить нишу на рынке вооружений Пакистана. Поскольку давний покупатель российского оружия в лице Индии позволяет себе приобретать американские новинки, значит, Кремль вправе продавать свою продукцию пакистанцам. В 2017 году Россия поставила в Пакистан 4 военных вертолета Ми-35. Ведутся переговоры о продаже Пакистану истребителей Су-35. В августе 2018-го Москва и Исламабад подписали соглашение о прохождении военной подготовки пакистанских военных в РФ.

Приоритеты Украины

Вооруженный конфликт Индии и Пакистана создает благоприятные перспективы для налаживания отношений Украины с Пакистаном в военно-технической сфере. Украинские промышленные предприятия оборонного комплекса имеют положительный опыт поставки бронетехники для нужд пакистанских военных. Харьковский завод им. Малышева выполнил контракт на сумму $650 млн, который обеспечил поставку в Пакистан 320 танков Т-80УД. Директор консалтинговой фирмы Defense Express Сергей Згурец сообщил, что Пакистан пытается создать собственный танк "Аль-Халид" с использованием украинских комплектующих.

В ноябре 2016 году министр обороны Украины Степан Полторак и министр оборонной промышленности Пакистана Ран Танвир Хусейн заключили контракт о техническом обслуживании и модернизации танков, обсудили перспективы по созданию совместных предприятий по производству бронетехники. Два года назад посол Пакистана в Украине Атар Аббас интересовался возможностью приобретения 100 украинских танков "Оплот".

Возможно, Украине самое время перейти от разговоров к делу с Пакистаном, так как ухудшение отношений Вашингтона и Исламабада не будет способствовать укреплению военно-технического сотрудничества последнего с американскими производителями вооружений. Киев должен найти возможность для переговоров с премьером Имран Ханом, чтобы завоевать свою долю рынка вооружений Пакистана.

Loading...