Все статьиВсе новостиВсе мнения
Все статьи
Деньги
Красивая странаРейтинги фокуса
Хитрые планы. 5 ключевых идей решения донбасского вопроса

Хитрые планы. 5 ключевых идей решения донбасского вопроса

Минский процесс зашёл в тупик, но многочисленные альтернативы, озвучиваемые людьми не из властной верхушки нашей страны, либо неприемлемы, либо нереалистичны

211

"Альтернативы минским соглашениям нет", — любит отвечать президент Пётр Порошенко на любые вопросы о стратегии освобождения Донбасса. Такой же линии придерживаются все топ-чиновники Украины, Евросоюза и США. "Путь к миру — это минские соглашения, при этом Евросоюз, безусловно, поддерживает территориальную целостность и суверенитет Украины", — заявил в недавнем интервью Фокусу Христос Стилианидис, еврокомиссар по гуманитарным вопросам и управлению кризисными ситуациями.

При этом сам минский процесс давным-давно заморожен. Не выполняется даже первый, основополагающий, пункт: двусторонее прекращение огня. Обмен пленными также  прекратился, а о выводе российских войск, передаче Украине контроля над границей и проведении честных выборов в ОРДЛО речь вообще не идёт.

Поэтому один за другим появляются альтернативные "планы мирного урегулирования". Среди их авторов — депутаты, олигархи и даже беглый экс-президент Виктор Янукович. Большинство этих планов категорически отвергаются властью и обществом, поскольку в той или иной форме предполагают отказ от главной цели — восстановления полного суверенитета Украины над своей законной территорией. Или же просто выглядят нереалистичными.

В то же время власть, кроме повторения мантры о "безальтернативном Минске", иных стратегий не озвучивает. Заявленная цель такова: поддерживаем статус-кво на фронте, развиваем армию, экономику и ждём, пока Россия пойдёт на попятную под грузом санкций и внутренних проблем, а то и вовсе развалится. Но с таким подходом, реализация которого может затянуться на многие годы, согласны далеко не все украинцы.


Война

 

Идея лобового наступления на ОРДЛО была популярна в конце 2014-го — начале 2015 года, когда стало понятно, что минские переговоры — надолго и от новых обострений на фронте не спасут. Особенно активно её продвигали украинские правые. "Только наступление и война до победного конца", — заявлял в интервью Фокусу летом 2015-го Андрей Тарасенко, нынешний лидер "Правого сектора". Сейчас разговоры об этом стихли, призывы "Все на штурм Донецка!" лишь изредка можно увидеть в соцсетях. Но сама идея жива. В апреле прошлого года глава Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебривский заявил, что украинская армия достаточно боеспособна, чтобы освободить Донбасс за две недели. В конце года он же говорил о том, что Донбасс в итоге ждёт "хорватский вариант", имея в виду успешные операции "Молния" и "Буря", благодаря которым Хорватия в 1995 году восстановила территориальную целостность и подавила сопротивление краинских сербов.

"Главное отличие от хорватской ситуации — там не было мощной внешней силы, как в нашем случае, — России", — считает Юрий Карин, координатор группы "Информационное сопротивление". По его словам, полноценное наступление на ОРДЛО обернулось бы для Украины само­убийством, потому что Россия немедленно перебросила бы в Донбасс дополнительные регулярные силы, давно стянутые к украинской границе, а военный потенциал Украины и РФ по-прежнему несопоставим. По словам главы Комитета ВР по нацбезопасности и обороне Сергея Пашинского, оборонный бюджет Украины в 20 раз меньше российского.

Впрочем, Карин уверен, что военный вариант возможен, но только при условии, что РФ выведет из ОРДЛО свои регулярные войска, различных "отпускников", наёмников и прочих "моторол", которые, по его оценке, составляют до 70–75% всей армии боевиков. В любом случае это остаётся делом отдалённого будущего. Последствием реализации такого сценария станут колоссальные потери среди солдат и мирного населения.


Стена

Противоположный по духу план — отгородиться от оккупированных территорий, сняв с себя ответственность за происходящее там, и прекратить любые экономические отношения с ОРДЛО. Эта идея пользуется большей популярностью не только в украинском политикуме. К примеру, так считает американский историк украинского происхождения, профессор Ратгерского университета Александр Мотыль. "Откажитесь от этого анклава (ОРДЛО), выкопайте глубокий ров, а за ним постройте "Великую китайскую стену". Вы не сможете создать достойную страну с военными преступниками", — писал он в апреле 2015-го в американском издании Foreign Affairs.

Среди украинских партий идею "китайской стены" активно продвигает "Самопомич". Её концепция воплотилась в законопроект "О временно оккупированной территории Украины". В нём АР Крым и ОРДЛО признаются неотъемлемой частью Украины, но вся забота об интересах местных жителей перекладывается на Россию, в том числе выплата пенсий и социальных пособий. Административную границу с Крымом и линию разграничения в Донбассе предлагается приравнять к государственной границе Украины, пересекать которую можно будет в специальных пунктах въезда-выезда. При этом гражданам РФ пересекать такую границу запрещено. Также "Самопомич" предлагает прервать транспортное сообщение с оккупированной территорией, кроме личного транспорта. Ввозить разрешается лишь гуманитарную помощь, личные вещи, а также товары "для основных социальных и демографических групп" в рамках перечня, утверждаемого Кабмином. Экономические отношения с оккупированными территориями разрываются, запрещаются поставки в ОРДЛО и Крым воды и энергоресурсов. После деоккупации на этих территориях должны ввести военное положение, все местные жители, сотрудничавшие с оккупантами, получают поражение в правах (в частности, запрет занимать определённые должности), выборы в сельсоветы могут пройти не раньше чем через два года после ликвидации военной администрации, а выборы президента или депутатов Верховной Рады здесь могут состояться только через шесть лет.

При этом в документе нет ответа на главный вопрос: каким образом будет происходить деоккупация?

При этом в документе нет ответа на главный вопрос: каким образом будет происходить деоккупация? Сейчас законопроект застрял на уровне комитета ВР, который готовится внести его в повестку дня. Над поправками уже несколько недель трудится специальная рабочая группа. Правда, шансы на его принятие практически нулевые. Правительство и коалиция, как и многие правозащитники, выступают против — по их мнению, законопроект ущемляет права граждан Украины, которыми продолжают оставаться жители ОРДЛО и Крыма.

Потому-то "Самопомич" и решила реализовать свою концепцию на практике, не дожидаясь голосования в Раде. Один из главных инициаторов продолжающейся блокады ОРДЛО — депутат от этой политсилы Семён Семенченко. Власть выступает категорически против блокады, но на силовой разгон активистов не решается. Сепаратисты же в случае продолжения блокады угрожают начать тотальную "нацио­нализацию" предприятий, расположенных на подконтрольных им территориях, но действующих в Украине. С 1 марта на этих предприятиях "ДНР" и "ЛНР" ввели своих кураторов, заявив, что отныне налоги будут поступать в бюджет так называемых"республик". Последствия таких шагов для Донбасса и Украины в целом пока предсказать невозможно.

Альтернативный закон об оккупированных территориях разрабатывает и депутат от БПП Мустафа Найем. Концепцию "стены" он не поддерживает, наоборот, считает нужным продолжать торговые отношения с ОРДЛО в рамках перечня товаров, разрешённых к ввозу-вывозу, а также подчёркивает необходимость поставлять туда воду и электроэнергию, платить пенсии и социальные пособия и т. д. "Мы предлагаем объединить вопросы Крыма и Донбасса и вообще всех оккупированных территорий. С точки зрения Украины, эти две территории одинаково недоступны для государственных органов страны", — говорит Найем.

Ещё одну концепцию давно продвигает внефракционный парламентарий Виктор Балога. Политик предлагает вынести вопрос оккупированного Донбасса на всеукраинский референдум. "Шансов удержать Донбасс у нас мало. Выбор небольшой — цивилизованный развод или война на годы, которая ослабит государство, добьёт экономику, сделает каждого украинца ещё беднее. Нужно вынести этот вопрос на всеукраинский референдум", — говорит Балога. В политических кругах его не поддерживают, ведь тогда под сомнением оказывается формула "Крым и Донбасс — это Украина", приверженность которой декларируют политики всех лагерей. К тому же никакой референдум не остановит попытки боевиков расширять подконтрольные им территории (такие угрозы от вожаков "ЛДНР" звучат регулярно), а Россию — дальше раскачивать ситуацию в нашей стране.

Между тем замдиректора Института социологии НАНУ Евгений Головаха считает, что к идее референдума по Донбассу украинцы могут отнестись позитивно, но у людей нужно спрашивать обо всех возможных вариантах: военном наступлении, соблюдении минских соглашений, отказе от оккупированных территорий и т. д. "Пока имеем примерно такой расклад: 20% поддерживают военное решение, 25% — за дипломатический путь, 30% хотят отгородиться стеной, а все остальные не могут определиться", — объясняет Фокусу социолог.


Размен

Концепция "большой сделки по Украине" давно обсуждается и в экспертной среде, и между обывателей. Её суть сводится к тому, что мировые державы могут "слить" Украину России в обмен на уступки последней по другим геополитическим вопросам, в частности по Сирии. Опасения усилились с приходом к власти в США Дональда Трампа с его неоднозначными пророссийскими высказываниями.

Но предложения "искать компромисс с Россией" неожиданно начали поступать из самой Украины. Их суть сводится к тому, что закончить войну в Донбассе мы можем лишь путём уступок — территориальных, внешнеполитических и т. д.

Тон задал олигарх Виктор Пинчук в американском Wall Street Journal. Материал вышел с красноречивым названием: "Украина должна пойти на болезненные компромиссы с Россией". Вкратце эти компромиссы сводятся к временному отказу от европейской и евроатлантической интеграции и от Крыма, а также согласию на проведение выборов в ОРДЛО до установления там украинской власти и постепенному снятию санкций с России. "Жизни украинцев, которые будут спасены, стоят болезненных компромиссов, которые я предложил", — утверждает Пинчук.

Реакция власти и общества была предсказуемой — предложения олигарха назвали "капитуляцией", президент Порошенко в знак протеста отказался от посещения "Украинского завтрака" в Давосе, организованного Пинчуком, а СБУ начала проверку инициатив олигарха на предмет посягательства на территориальную целостность страны и финансирование терроризма.

Похожий план под названием "9 шагов к миру" вскоре предложил и бывший дипломат и глава Международного центра перспективных исследований Василий Филипчук. Ключевая формула — суверенитет в обмен на нейтралитет: отказ от вступления в НАТО, аренда Севастополя Россией на 9 лет, совместное украинско-российское управление остальным Крымом с последующим референдумом о самоопределении, нормализация украинско-российских отношений во всех сферах. Но перед этим, считает Филипчук, РФ должна вывести свои войска из Донбасса, а Украина в качестве жеста доброй воли может максимально расширить права регионов.

Заявленная цель власти такова: поддержка статус-кво на фронте, развитие армии, экономики и ожидание, что Россия под грузом санкций пойдёт на попятную, а то и вовсе развалится

Наконец, едва ли не больший резонанс, чем статья Пинчука в WSJ, вызвала публикация в другом американском СМИ — New York Times. Издание пишет, что Андрей Артеменко, малоизвестный депутат из Радикальной партии Олега Ляшко, передал близкому окружению Дональда Трампа мирный план, будто бы разработанный некой межфракционной группой украинских парламентариев. При этом данный документ якобы согласован с Кремлём. Ключевые пункты — передача Крыма России в аренду на 50–100 лет, а официальному Киеву — контроля над украинско-российской границей (жители ОРДЛО получат 72 часа на выезд в РФ при желании), после — всеукраинский референдум по особому статусу Донбасса. Спустя некоторое время сам Артеменко опроверг некоторые данные из статьи и даже пообещал подать иск  на издание в суд Нью-Йорка. Украинская прокуратура же открыла уголовное производство на предмет госизмены народного депутата. В Кремле от инициативы Артеменко открестились.

Все эти планы объединяют две вещи: предложение "отложить Крым в сторону" и убеждённость в том, что уступки Киева помогут усмирить агрессивность Москвы. Но если первый пункт фактически равняется посягательству на территориальную целостность страны, то второй вообще имеет мало общего с реальной жизнью. Так, долгие годы в украинском законодательстве был официально записан геополитический нейтралитет, что не остановило попытки России вернуть Украину в орбиту своего влияния.

Отличился со своим совершенно капитулянтским планом и беглый президент Виктор Янукович. Как пишет немецкий Spiegel, бывший гарант переслал лидерам США, Франции, Германии, Польши и России документ из шести пунктов. Четыре из них касаются расследования событий на Майдане, пятый — прямых переговоров между украинской властью и лидерами боевиков, шестой — референдума по статусу Донбасса в случае, если Украина не будет выполнять свою часть минских соглашений. Всерьёз рассматривать такие инициативы Януковича очевидно никто не будет.


"Третий путь"

Время от времени в отечественном политикуме выдвигаются оригинальные "мирные планы", не подпадающие ни под одну из концепций. К примеру, в начале февраля в еженедельнике "Зеркало недели" народный депутат Сергей Тарута опубликовал стратегию "Три основы: легитимность, безопасность, доверие". Ключевой посыл — продление полномочий депутатов местных советов Донбасса, избранных ещё в 2010 году. По замыслу Таруты, именно они будут легитимными представителями и тех, кто остался под оккупацией, и вынужденных переселенцев. Безопасность на линии разграничения должны обеспечивать миротворческие силы ООН, на территории ОРДЛО — полицейская миссия ОБСЕ. "По мере обретения легитимности местными советами возможна передача части функций специально созданным подразделениям местной полиции, оснащаемым и действующим согласно мандату законной власти Украины", — предлагает Тарута. При этом главную роль в миротворческом процессе должен взять на себя парламент, а после утверждения Радой плана "Три основы" его надо передать для имплементации в Совбез ООН и подписантам Будапештского меморандума.

План Таруты имеет несколько очевидных недостатков. Во-первых, легитимные местные советы на территории ОРДЛО были избраны более шести лет назад, на заре президентства Януковича. Ситуация в стране за это время изменилась кардинально, и вряд ли эти депутаты (многие из которых перешли на сторону боевиков) могут быть представителями жителей Донбасса. Тем более условием продления срока их работы Тарута называет лишь "присягу на верность украинскому народу" — инструмент более чем ненадёжный. Во-вторых, полицейская миссия ОБСЕ — проект очень дорогостоящий и вряд ли реализуемый на практике. Помимо затрат возникает и вопрос безопасности самих полицейских, причём он в приоритете — погибать "за украинский Донбасс" граждане стран — членов ОБСЕ отнюдь не горят желанием. Наконец, украинский парламент в последнее время демонстрирует отвратительную работоспособность, и передавать ему управление мирным процессом чревато полным параличом последнего.

Из высоких кабинетов периодически звучат
какие-то намёки на "новый, эффективный план" по деоккупации Донбасса и Крыма. Но пока всё сводится к популярному во времена Евромайдана призыву "Сто-ї-мо!"

Другой план выдвигает экс-представитель Украины в Трёхсторонней контактной группе Роман Безсмертный. Его идея — создание новой европейской или даже евроазиатской системы безопасности. "Что бы ни происходило в мире, спасение утопающего — дело рук самого утопающего, — говорит Фокусу политик. — Нам надо строить свою систему безопасности, при этом, конечно, сотрудничать и рассчитывать на помощь Запада, но она вторична".

В отличие от Таруты, главным инструментом мирного урегулирования непосредственно в Донбассе Безсмертный видит не местные советы, а местные громады. "Не задействован ключевой компонент решения конфликта — межчеловеческие отношения. Они могут сыграть большую роль, чем правительства и армии. Это касается соцсетей, СМИ, переходов через линию разграничения, оказания помощи отдельным социальным группам и т. д. — всего, что поможет установлению диалога, — считает он. — Единственным субъек­том, способным к коммуникации, являются территориальные громады, которые могут искать у себя людей незаангажированных, способных вести диалог по вопросам восстановления электросетей, водоснабжения и другим бытовым вопросам. 

Впрочем, поиск "незаангажированных людей" среди жителей ОРДЛО, а также обеспечение их безопасности после контактов с "укропской хунтой" — процесс сложный и вряд ли реализуемый. Построение же новых систем коллективной безопасности может занять куда больше времени, чем реализация любых минских соглашений.


Минск

Единственным, пусть и формально действующим, мирным планом пока остаются минские соглашения. По мнению директора Центра ближневосточных исследований и координатора Украинской миротворческой школы Игоря Семиволоса, свою изначальную цель эти соглашения выполнили. "Наша главная задача была остановить полномасштабную войну. Это удалось. Все остальные пункты — пожелания, которые могут быть реализованы при определённых условиях", — говорит он.

Нынешнюю ситуацию он сравнивает с Западным фронтом Первой мировой войны — "войной на истощение". "Мы сейчас придерживаемся политики сдерживания агрессора и ожидаем краха Российской Федерации. По нашим прогнозам, уже с 2018 года там может начаться серьёзная дестабилизация, а с 2020-го можно ожидать решения проблемы Донбасса", — считает Семиволос.

Впрочем, так выглядит оптимистический сценарий. По словам источника Фокуса, близкого к минским переговорам, сейчас наблюдается процесс постепенного дрейфа ОРДЛО в сторону России. "О подписании какого-то Минска-3 никто не говорит, на словах все декларируют верность уже достигнутым соглашениям. Но по факту мы слышим заявления боевиков о "национализации" наших предприятий, Кремль признал их документы, в "ЛДНР" полноценно ходит российский рубль. В Абхазии и Южной Осетии тоже всё начиналось с паспортов. Боюсь, что мы постепенно теряем эти территории", — отмечает собеседник Фокуса.

О серьёзных инструментах противодействия этому тренду от украинской власти ничего не слышно, хотя из высоких кабинетов периодически звучат какие-то намёки на "новый, эффективный план". Но пока всё сводится к популярному во времена Евромайдана призыву "Сто-ї-мо!".

Фото: Николай Лазаренко

4
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.