Все статьиВсе новостиВсе мнения
Деньги
Общество
Красивая странаРейтинги фокуса

Пища для реакторов

Пища для реакторов
Россия хочет добывать наш уран. Взамен предлагает совместный ядерный цикл. Нужно ли Украине углублять энергонезависимость?
000


За автобусом закрылись одни массивные ворота, и мы оказались в «отстойнике» перед другими, внутренними воротами. В салон зашли две молодые женщины в камуфляже с надписью на спине «Атом Охрана», тщательно, как на границе, проверили паспорта и бегло осмотрели наши сумки. Странно, на таких постах обычно ожидаешь увидеть каких-нибудь клонов Дольфа Лундгрена или хотя бы Стивена Сигала. Кстати, на хитрой двухтурникетной проходной в административный корпус тоже дежурит женщина.

— А не боитесь на охрану такого объекта ставить «слабый пол»? — интересуемся у сопровождающего нас руководителя пресс-службы завода Валерия Прокопова.

— Нет, нисколько, — отвечает он. — Женщины гораздо тщательнее выполняют свои обязанности, они более внимательны. А в случае тревоги на КПП в считанные секунды прибудет взвод дюжих мужиков с автоматами.

Опасные таблетки
Одно из старейших предприятий ядерной отрасли бывшего СССР называется просто — «Машиностроительный завод» (МСЗ). Он расположен всего в 50 км от российской столицы, в небольшом городке Электросталь, и недавно отметил своё 90-летие. Ещё пару лет назад попасть сюда чужаку, а особенно иностранцу, было в принципе невозможно. Ведь МСЗ выпускает продукцию стратегического назначения — тепловыделяющие сборки (ТВС, или кассеты). Это собранные в шестигранный пучок тепловыделяющие элементы — твэлы, которые представляют собой 2,5-3,5-метровые тонкие трубки из циркониевого сплава. В них находятся спечённые при высокой температуре таблетки обогащённого урана и закачан гелий. В одной ТВС обычно содержится 150-350 ТВЭЛов, а в активную зону реактора обычно загружается 200-450 ТВС. Произведённые в Электростали топливные кассеты поставляются не только для атомных электростанций 14 стран Европы и Азии, но и для атомоходов российского флота.

В первом же цеху, откуда начался «экстрим-тур», нас с порога встретила древняя табличка «Цех высокой производственной культуры», и Владимир Путин, чей цветной портрет висел по соседству с гербом и текстом гимна. В гулком цеху соседствуют и первые советские станки с числовым программным управлением, и современная робототехника, и сверлильные установки, год выпуска которых скрыт многими слоями краски. Без малого полтысячи человек производят здесь что-то наподобие больших решёток для мясорубок, пружин и ещё много всякой металлической мелочи, в основном из нержавейки.

Если не знать их предназначения, кажется, что это обычный механический цех рядового предприятия. Но основная его продукция — это опорные решётки для тепловыделяющих сборок, а также головки и хвостовики — они закрывают собранную ТВС и удерживают твэлы в пучке. Здесь почти нет молодёжи — работают в основном седовласые, опытные токари. Ведь от точности всех этих деталей зависит нормальная жизнь многих государств — «мирный атом», как показал 1986-й, ошибок не прощает. Поэтому любая самая маленькая точка на продукции влечёт за собой тщательные разбирательства. Здесь контролируется практически каждая операция.

Украина и Россия обречены на кооперацию в атомной энергетике, уверен вице-президент ОАО «ТВЭЛ» Василий Константинов
Контейнеры с тепловыделяющими сборками готовы к отправке на Южно-Украинскую АЭС


И вот, наконец, самый опасный цех, где, собственно, и изготавливают твэлы. Автоматическая проходная, которая реагирует на повышенное излучение и может заблокировать выход «фонящего» работника, или при попытке вынести урановую таблетку. Правда, нас заверили, что прецедентов срабатывания защиты никогда не было.

Белые халаты, шапочки и полиэтиленовые «бахилы» на ноги. Плюс накопительный дозиметр. Вот и вся наша защита. У самих работников цеха ещё есть защитные перчатки. Начальник техбюро цеха по производству твэлов Илья Ковалик уверяет, что пока топливо не было облучено в активной зоне реактора, его «фон» не сильно превышает природный. Накопительным дозиметром этого не проверишь — у него отсутствует индикатор. Но у одного из коллег оказались часы со встроенным дозиметром. Сняв их с руки, он подносит их к лежащим на станке готовым твэлам. На табло замелькали цифры — 60, 70, 100… Возле одного станка — 300 микрорентген в час, около другого — больше 500. Говорят, похожий фон сегодня в некоторых местах рядом с ЧАЭС. Долго задерживаться здесь не хочется, да и горло начинает першить...

Собранные тепловыделяющие элементы в специальных контейнерах поступают в цех окончательной сборки ТВС. На наших глазах в огромном цеху (высотой с 7-этажный дом) собирали тепловыделяющие сборки для реактора типа ВВЭР-440 (два таких блока работает на Ривненской АЭС). 126 трубок-твэлов, извлечённых из двух транспортных контейнеров, после специальной антикоррозийной обработки набивали в каркас с хвостовиком, закрывали головкой и упаковывали в транспортные контейнеры. В упакованном виде их по железной дороге или самолётом доставляют к месту эксплуатации. 

Когда мы находились на заводе, там под контролем украинских атомщиков как раз завершали сборку последних ТВС для Южно-Украинской АЭС. Через некоторое время салатовые контейнеры, напоминающие сваренные по 4 трубы, доставят на атомную станцию. Из них извлекут кассеты с твэлами и загрузят в реактор. И они около четырёх лет будут давать энергию.

Рядом с украинскими салатовыми стояли контейнеры голубого цвета − с упакованным топливом для словацкой АЭС «Богунице». В соседнем цеху собирали ТВС западного образца (наши — шестиугольного сечения, их − квадратные) для европейского концерна Areva — они эксплуатируются на АЭС в четырёх европейских странах. А с газетного портрета на одном из рабочих мест за процессом зорко следил всё тот же Владимир Владимирович Путин.

В феврале на МСЗ собрали тысячную ТВСА (сборка альтернативной конструкции), которая была отправлена на Хмельницкую АЭС. «ТВСА позволила улучшить безопасность и повысить экономические показатели, улучшилась работа систем управления и защиты реакторов», — отметил ведущий инженер отдела топлива украинской НАЭК «Энергоатом» Юрий Бондарь. По его словам, обновлённые кассеты продлевают межремонтный период с 330 суток до полутора лет, а срок использования ТВСА, по сравнению с предыдущими моделями, увеличивается с 4 до 5-7 лет.

Тепловыделяющие элементы альтернативной конструкции позволяют и более гибко эксплуатировать энергоблоки. Как сообщил Юрий Бондарь, с помощью ТВСА на втором блоке ХАЭС реализуется проект суточного регулирования мощности энергоблока.

Она может изменяться в диапазоне от 20 % до 120 % от номинальной мощности блока. «Это выгодно для стран с небольшими энергосистемами, которые более чутко реагируют на перепады потребления», — отметил руководитель отделения ВВЭР Российского научного центра «Курчатовский институт» Михаил Лизоркин. К примеру, маневрирование мощностью применяют в Чехии и Словакии. А вот у России потребности в маневрировании нет.

Операция «кооперация»
Для чего украинским журналистам демонстрировали достижения российского атомпрома стало понятно немного позже, на встрече с руководством корпорации ТВЭЛ. Украину в рамках ядерно-топливного цикла настойчиво призывают кооперироваться с россиянами, у которых на этот счёт далеко идущие планы. Речь идёт о совместной добыче урана и циркония в Украине.

О создании ядерного топливного цикла (ЯТЦ) в Украине говорят давно. Исторически сложилось так, что сейчас в нём участвуют и Россия, и Украина. В России осуществляются все основные операции по производству ядерного топлива. И корпорация ТВЭЛ, объединяющая 12 предприятий и обеспечивающая 17% мирового рынка, по объёмам производства уступает лишь компаниям Areva (Франция-Германия) и Westinghouse/Toshiba, которые занимают 30% и 26% рынка соответственно.

Но и Украина имеет свои преимущества — это сырьевая база урана и циркония. Сегодня в производстве твэлов для украинских АЭС отечественный уран используют лишь частично — его добывают в объёмах лишь около 800 т., при потребности «Энергоатома» около 2400 т. А вот украинский цирконий используют российские предприятия практически для всей своей продукции — из него изготавливают твэльные трубки другие комплектующие. Поэтому не только Украине нужен ТВЭЛ как поставщик топлива для наших АЭС, но и россияне заинтересованы в поставках украинского сырья. Пока это взаимопроникновение носит обоюдовыгодный характер. По словам вице-президента ОАО «ТВЭЛ» Василия Константинова, компания передаёт в Украину технологию производства хвостовиков и головок для ТВСА — их выпуск планируют наладить в Запорожье в следующем году. А со временем у нас собираются производить и твэльные трубки.

Другое дело, что наладить полномасштабное производство твэлов в Украине за короткое время будет крайне сложно. С обогащением урана ещё сложнее, ведь наш безъядерный статус этого делать не позволяет. Да и средства на это найти будет не просто — тот же ТВЭЛ ежегодно вкладывает более $30 млн. лишь в совершенствование производимого ими топлива. Партнёрство с американской компанией Westinghouse конкретных результатов, кроме опытной эксплуатации шести ТВС на Южно-Украинской АЭС, не принесло. А, принимая во внимание, что энергетическая стратегия Украины предусматривает строительство новых атомных блоков, необходимо уже сейчас привлекать в качестве партнёров других игроков ядерного рынка.

Тем временем россияне настойчиво предлагают самые разнообразные формы сотрудничества — от давальческих схем производства топлива до совместной добычи циркония и урана. «Это могло бы быть совместное предприятие, в котором 51% принадлежит Украине, а 49% — компании ТВЭЛ», — полагает Василий Константинов. По его словам, успешно созданы совместные предприятия в Казахстане и Узбекистане. Украина действительно имеет достаточно большие разведанные запасы урана и сегодня входит в первую десятку стран по его добыче. Вопрос лишь в средствах на увеличение этой добычи. И россияне готовы их предоставить. Дополнительный аргумент — в случае совместной организации ядерно-топливного цикла Украине не нужны будут и хранилища отработанного ядерного топлива, его переработкой тогда будет заниматься Росатом. Мол, считайте экономическую эффективность. 

А экономика тут такова: все 15 украинских ядерных реакторов – российской конструкции, так что от ТВЭЛовского топлива нам пока никуда не деться. Другие участники мирового атомного рынка не слишком торопятся с приходом в Украину, а их топливо и реакторы стоят дороже российских. Так что рассчитывать на чью-то помощь не приходится.

Тем не менее, пока Россия зависит от поставок украинского сырья, договариваться с ней о цене топлива для наших АЭС гораздо проще. Тем более, что в стоимости готовой ТВС 45-50% составляет цена урана. Доля циркония гораздо меньше, но без него производить твэлы не получится. И не стоит спешить расставаться с этими двумя нашими козырями. Украине крайне важно не допустить в ядерной энергетике повторения ситуации с Газпромом. Ведь ТВЭЛ – такая же государственная компания, преследующая не только коммерческие, но и стратегические, национальные интересы своей страны.

Принцип работы атомной электростанции

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.