Как в кино. Украинцы готовы решать свои проблемы с помощью советов, прописанных сценаристами

Засилье сериалов привело к тому, что люди готовы решать реальные проблемы с помощью советов, прописанных сценаристами и озвученных героями многосерийных лент

Украинцы не на шутку увлеклись сериалами. Они вживаются в сериальные истории, становятся частью сериальной семьи, работают в сериальных офисах. Критикуют, злятся, заводятся, но всё равно ежедневно их смотрят. Более того, сериалы теперь являются одним из основных источников информации и знаний. Чтобы в этом убедиться, не надо ничего исследовать, достаточно прислушаться к разговорам в общественном транспорте, за соседним столиком в ресторане или на лавочке во дворе.

Мне, например, пришлось стать свидетельницей занимательного диалога между молодыми людьми «-надцати лет»:

— Я уверен, что это мой ребёнок! Она же клянётся, что он мой. Хотя, кто её знает.
— Так сделай анализ спермы — своей и малого. И тебе точно скажут, твой это ребёнок или нет.
— У ребёнка же нет спермы.
— Девочка, что ли?
— Пацан, но он же… не мужчина ещё.
— Ничего страшного. Сперма есть у всех, она просто у него неразвита. Доктора знают, как взять такой анализ.
— Слушай, а если была бы девочка, то мы вообще в пролёте?
— Нет. У них что-то похожее есть. Просто сложнее доказать.

Дальше юноши принялись обсуждать одну из серий «Доктора Хауса», в который якобы был описан подобный случай. То есть какую-то информацию о ДНК и генетических экспертизах они услышали, но запомнили своё. И вот сенсация. Затаившаяся сперма в младенцах мужского пола и «нечто похожее» у малышек. No comments.

 Не так давно я общалась с образованной и, казалось бы, неглупой знакомой, которая поведала о том, как они с мужем пытаются наладить отношения, следуя совету экранного психолога героям одного из американских сериалов

Допустим, это совсем молодые ребята, и им простительно чего-то не знать. Но не так давно я общалась с образованной и, казалось бы, неглупой знакомой, которая поведала о том, как они с мужем пытаются наладить отношения, следуя совету экранного психолога героям одного из американских сериалов. Мол, почему бы и нет, ситуации ведь похожи, а у сериальной пары после консультации специалиста всё наладилось. На мои попытки объяснить, что несколько странно внимать совету актрисы, которая играет психолога в социальной драме, последовал ответ: «Это же не наш, это американский сериал, там всё серьёзнее, и ничего просто так в сценариях не пишут».

Рядом с нами, к слову, две девушки рассуждали, как уличить любовника одной из них в измене. После вводного обсуждения на тему, какой он всё же мерзавец, было решено нанять частных детективов. Одна другой долго объясняла, что следует найти охранников, подрабатывающих сыщиками, и попросить у них специальную электронную «штуку», которая, если её проглотить, показывает, где этот самый «мерзавец» находится. «А где таких охранников искать? В супермаркете?» — недоумённо переспросила девушка, которая, судя по упрёкам подруги, совсем не смотрит телевизор. «Нет, нужны те, которые работают в офисе. Из супермаркета — не при делах», — авторитетно ответила другая. Затем барышни принялись разрабатывать план, как же подсунуть эту самую штуку молодому человеку. Остановились на том, что с кофе её он выпить не сможет, значит, вероятно, придётся ввинтить в мобильный телефон.

Не отстают от молодёжи в вопросе сериальной восприимчивости и пожилые люди. Их, например, интересуют сериальные препараты от повышенного давления, названия которых они старательно записывают на телевизионных программках, чтобы «внук потом погуглил». Когда же осторожно замечаешь, что лучше бы сходить к врачу, в ответ можно услышать безапелляционное: «Врачи даже не знают и не слышали о таких эффективных лекарствах. Их, наверное, в России выпускают, у нас такого нет». Подобная уверенность пугает, ведь в лучшем случае бабушки и дедушки не вылечатся, а в худшем могут вовсе угробить здоровье.

Страшно подумать, что люди всерьёз воспринимают сериальные советы, сериальные ситуации и сериальных героев. Верят всему, что происходит на экране. И даже хуже — готовы, не задумываясь, следовать увиденному.

Вероятно, проблема заключается в том, что профильные знания обесценены, профессиональные услуги дороги и часто неэффективны. А сериальная информация доступна каждый день. Создаётся ощущение, что в следующей серии тебе объяснят то, что ты не понял в предыдущей, подскажут, как жить дальше, и ближе к концу сезона ты наконец найдёшь ответы на все свои вопросы. А если нет — продолжение следует.

Лариса Денисенко, писатель