Выйти из летаргии. Как Украина относится к своему человеческому ресурсу

2017-11-21 22:57:00

5 0
Выйти из летаргии. Как Украина относится к своему человеческому ресурсу

Выйти из летаргии. Как Украина относится к своему человеческому ресурсу

В глубокой юности, когда доллар стоил 2 грн, у меня была мечта — чтобы платили $500 и за это ничего не надо было делать. Через пару лет, когда доллар стал по 5, я тихо посмеивался над мелочностью оценки стоимости своего безделья — что такое $500 для тех «тучных» годов!

А ещё позже, уже когда доллар стал по восемь, я осознал главное. Наибольшей ошибкой была не сумма, а непонимание того, что праздность — это скучно. Увидеть результат любимого тобою труда куда приятнее обеспеченного ничегонеделания. И это чувство не покидает меня даже при долларе по 26.

Почему в юношеские годы я мечтал стать бездельником, трудно сказать. Вероятно, сказалась травма, полученная в советской школе, где заставляли с одинаковым усердием заниматься всем подряд, — нравится тебе это или нет. Или то, как в 1990-е пришлось выживать моим родителям, которым месяцами не платили зарплату.

А может, сыграло свою роль разочарование в студенческие годы украинской наукой. Профессора, которых я поначалу считал светочами человечества, по факту оказались «большими жабами в маленьком болоте», как метко выразился мой преподаватель зоологии, который как раз перебирался с кафедры в киоск на вещевом рынке.

Существенно другое — в своём стремлении к ничегонеделанию я был не одинок. Многие из моего тогдашнего окружения разделяли эту позицию. А большое число украинцев разделяет и сейчас. И это уже проблема для всей страны, которая теряет человеческий потенциал.

Недавно The Time составил рейтинг самых влиятельных подростков мира. Среди них есть 13-летняя американка, которая основала бизнес по торговле лимонадом, 14-летняя филиппинка, которая борется против жестокости властей своей страны, 15-летняя девочка из Саудовской Аравии, нарисовавшая комплект исламских эмоджи. Но нет ни одного украинца.

При этом креативность украинских подростков ничуть не меньше, чем у тинэйджеров из других стран. Взять хотя бы 17-летнего Самуила Кругляка, юного украинского физика, чей инновационный проект по энергосбережению пару лет назад занял призовое место на Олимпиаде гениев в США. Сейчас там же, в Штатах, парень и учится: разрабатывает сразу пять проектов. Где они будут реализованы? Почему-то кажется, что не в Украине.

Люди везде одинаковы. Везде есть и трудяги, и лентяи. И таланты, и посредственности. И инноваторы, и те, кто предпочитает идти проторёнными путями. Разница в другом — в странах. В том, как государство и общество относится к самому главному своему ресурсу — человеческому. 

Пока в Украине активность общества связана преимущественно с социальными потрясениями

Как только прилив общественного недовольства властями сходит, инициативы откатываются, как волна, оставляя лишь брызги наподобие волонтёров и стартаперов. Но основная часть страны вновь погружается в летаргический сон.

Украинский народ практически не контролирует политическую жизнь государства. С экономикой не лучше — за последние два года практически не выросли реальные зарплаты. Большая часть людей по-прежнему живёт, как в разгар кризиса 2015-го. Что в результате? Пределом желаний для многих украинцев становится переход на фриланс и удалённая работа для иностранной компании.

Или — то самое волшебное «чтобы платили $500 и за это ничего не надо было делать», о чем я когда-то мечтал. Ведь разве захочется что-то делать, если твои усилия никто не ценит? Или — если перед тобой вырастают всё новые и новые стены, которые, кажется, не пробить даже самым крепким лбом. Тем более что он — лоб-то — совсем не для этого.