Незащищенное проникновение. За что любят и ненавидят Ульяну Супрун

2018-04-05 21:30:00

38 0
Незащищенное проникновение. За что любят и ненавидят Ульяну Супрун

Незащищенное проникновение. За что любят и ненавидят Ульяну Супрун

Пьяный агрессивный мужчина прямо на Крещатике цепляется к главе Минздрава Ульяне Супрун, которая в этот момент общается с журналистом Фокуса. Затем к нему присоединяется пара друзей, очевидно, тоже не согласных с медреформой, и они в окружении толпы зевак гонят и. о. министра аж до площади Льва Толстого, где последней удаётся скрыться за дверью ресторана.

Супрун не любят многие. Директор Института сердца Борис Тодуров — хирург от бога, который проводит схемные тендеры и укрывает от правосудия в детском отделении своего института Юрия Крысина, причастного к убийству журналиста Вячеслава Веремия. Ольга Богомолец — утончённая аристократка, коллекционер икон и циничный политик. Семён Глузман — диссидент, который привык рубить правду-матку в советских лагерях и рубит её до сих пор при всяком удобном случае.

Поводы не любить Супрун есть. Это и перекрывание коррупционных схем на тендерах по закупке лекарств. И смешные попытки выдать американский диплом врача за учёную степень доктора медицинских наук. Это желание ограничить доходы менеджеров госклиник и перераспределить их в пользу рядовых врачей. Но это и персистирующий бардак в Минздраве, из-за которого в стране несколько лет не было жизненно необходимых сывороток и вакцин.

Но многие Супрун и поддерживают. В основном это молодые врачи, которые надеются, что в результате медреформы они станут получать нормальные деньги за работу и им не придётся уходить в фармбизнес, чтобы прокормить семью.

Одним словом, Супрун или любят, или ненавидят. Но не относятся к ней, как к прочим чиновникам, просто утомившим всех своими схемами и договорняками. Чиновникам, которые вызывают у обывателей отвращение и одновременно зависть к их образу жизни.

Супрун — единственная из представителей элиты не пытается мимикрировать под украинские реалии

Она не стесняется ходить в джинсах и с рюкзаком и питаться в фастфудах. Не знаю, есть ли у неё положенная чиновникам высшего звена охрана. По крайней мере, когда Супрун гнали по Крещатику, этой охраны не было видно.

Она демонстративно отказывается от кокона респектабельного человека, который способен превратить экспата в органичную часть украинского социума. Она придерживается непонятного для Украины образа жизни, когда уровень потребления (по крайней мере демонстративного) не зависит от положения в обществе. Она — проникшее в Украину чужеродное тело, при виде которого иммунная система вопит, вне зависимости от того, как воспринимает это тело: как донорскую печень, пересаженную умирающему от рака, или как сам рак.

Комитет Верховной Рады по вопросам здравоохранения на днях одобрил её отставку. Если сессионный зал поддержит это решение, мне будет жаль. Супрун точно не панацея для страдающей от хронических хворей Украины. Но она отличный антидепрессант, способный хорошенько встряхнуть ум. А все болезни, кроме сифилиса, как известно, именно от головы.