Трудный возраст. Почему Украина до сих пор похожа на ребенка

2018-08-24 10:45:00

2 0
Трудный возраст. Почему Украина до сих пор похожа на ребенка

Трудный возраст. Почему Украина до сих пор похожа на ребенка

Начало и конец Революции достоинства, День независимости, Новый год. Под каждую из этих дат политики, активисты, аналитики, журналисты и обычные блогеры всех политических раскрасок пишут массу текстов, посвященных ключевым вопросам современного украинского бытия: К чему мы пришли? Куда мы идем? Зачем мы туда идем? Идем ли мы куда-то вообще или стоим на месте?

Независимой Украине сегодня исполнилось 27 лет. К такому возрасту молодой человек обычно начинает задаваться схожими вопросами: Правильный ли жизненный путь он избрал? Доволен ли он тем, что имеет сейчас и будет иметь через 5-10-15 лет, если продолжит двигаться по жизни в том же ритме? Чего удалось добиться, а чего не получится уже никогда? Какие выводы из прожитых лет стоит сделать? С какими юношескими мечтами пора уже попрощаться? Может, надо что-то поменять, пока еще есть время?

Но куда правильнее, на мой взгляд, вести отсчет независимости не с 1991 года, а с конца зимы-2014, с победы Евромайдана. Тогда получается, что нам сейчас не 27, а всего четыре с половиной годика. И нынешняя Украина как раз похожа на ребенка такого возраста, а не на молодого человека на пороге  уверенной зрелости.

Ребенок уже имеет ходить, говорить и особенно - орать. Осознает свое индивидуальное «я», отличие от других людей, но еще очень размыто, сформулировать толком не может. Не любит, когда кто-то берет без спросу его игрушки. Очень капризный, хочет всего и сразу, не готов прислушиваться к рациональным аргументам. Любая мелочь – повод для резкой смены настроения, от абсолютного счастья до слезливой истерики. Быстро забывает о том, что было каких-то полчаса назад. Доверчив, в том числе и к малознакомым людям. Завоевать его любовь очень просто, потерять, впрочем, тоже.

Доверчивость для детского еще, несформировавшегося украинского механизма особенно опасна. Впереди – самый сложный год, начиная, наверное, с конца зимы-2015, когда прекратились масштабные боевые действия на Донбассе и успокоился курс гривны.

Будущие президентские и парламентские выборы станут войной на уничтожение, ставки максимально высоки

И Россия, которая за четыре с лишним года санкций так и не развалилась, и не развалится в обозримом будущем, как бы того многим не хотелось, не упустит шанс обострить внутреннюю ситуацию в Украине до передела, начиная с кибератак до попыток возобновить наступление на Востоке.

А украинские политики, судя по текущей, «нулевой» еще фазе кампании, будут и дальше примитивизировать политический дискурс.

Любая сложная проблема, любая идея будет сводится к простой, удобной для подачи незрелому электорату форме. «В ОРДЛО живут одни ватники-предатели, зачем они нам нужны» - «В ОРДЛО украинские патриоты стонут под иноземной оккупацией, срочно бежим всех освобождать». «Под моим руководством Украина вступит в НАТО за 4 года» - «А под моим руководством – не за четыре, а за три, и не только в НАТО, а в ЕС» и т.д.

И миллионы граждан в это всё будут верить. Очередной дядя заманит в свою машину сладкой конфеткой и завезет ребенка неизвестно куда.

Судя по нынешним раскладам, ожидать стремительного прогресса Украины в ближайшую пятилетку не приходится. Будет или примерно так, как сейчас (причем независимо от того, появится у нас шестой по счету президент или останется пятый): с небольшими успехами и хроническими проблемами, более-менее стабильно, но и без уверенности в завтрашнем дне. Или же станет хуже, и последние годы нам покажутся просто золотыми. И так будет до тех пор, пока Украина не повзрослеет, не вылечит детские болезни и разберется, чего хочет от жизни.

Радует лишь то, что любой трудный возраст рано или поздно заканчивается.