Эффект бабочки. Как одна смерть может изменить политический ландшафт Украины

Украинцы, узнав о смерти Гандзюк, окончательно поняли, что живут не в государстве, приближающемся к ЕС, а в стране с глубоким кризисом государственности

Смерть общественной активистки Екатерины Гандзюк вряд ли можно назвать самой громкой среди политических убийств, случившихся в Украине со времен Революции достоинства. Будем честны, о Гандзюк и ее конфликте с херсонскими правоохранителями за пределами региона вообще мало кто знал. А вот последствия ее гибели приобрели необычайный резонанс, вплоть до желания генпрокурора Юрия Луценко подать в отставку.

Вряд ли заказчики нападения, кем бы они ни были, изначально рассчитывали на смерть активистки. Скорее желали лишь припугнуть, облив руку кислотой, показать, что не стоит влезать в дела крутых парней. Просто заказчик не рассчитал, что исполнитель переусердствует и Гандзюк получит обширные ожоги. Еще менее он рассчитывал на то, что у нее из-за химических ожогов откажет весь организм и она умрет.

Единственное, что может придать смысл существованию в этом изменчивом мире, — это стремление при любых обстоятельствах оставаться личностью, живущей ради идеалов, а не сиюминутной выгоды

Произошедшее — классический пример эффекта бабочки в нашей жизни. Герой Рэя Брэдбери, случайно раздавив во время охоты на динозавров в мезозойской эре насекомое, вернувшись домой, обнаружил во главе страны диктатора вместо либерала. Так и украинцы, узнав о смерти Гандзюк, окончательно поняли, что живут не в государстве, приближающемся к ЕС, а в стране с глубоким кризисом государственности. В стране, неспособной или не желающей расследовать заказные убийства. Одним словом, череда трагических нестыковок, унесшая человеческую жизнь и коренным образом изменившая политический ландшафт Украины. Пока трудно сказать, как будут далее разворачиваться события. Что нас ждет — реальная отставка генпрокурора, чистка партийных списков, отстранение Авакова? Либо дальнейшее погружение в хаос?

Впрочем, эффект бабочки способен радикально изменить политический ландшафт не только нашей страны. Взять хотя бы всплеск правого террора, который сейчас переживают США, — массовые убийства в синагогах и церквях для афроамериканцев. Мог еще год назад кто-то предугадать кровавую бойню, которую вызовет осторожная поддержка правых взглядов нынешним президентом Америки во время его избирательной кампании? Точно так же никто не знает, к чему приведет нынешний обвал котировок на фондовых биржах: к незначительному падению курса валют в парочке развивающихся стран либо к глобальному кризису — похлеще, чем в 2009 году.

Да что там говорить о высоких материях. Даже небывалый урожай яблок, который украинские аграрии собрали в этом году, грозит обернуться неприятностями. Вопреки представлениям обывателей, он несет фермерам не богатство, а, наоборот, грандиозные убытки.

Одним словом, хоть постановка целей и планирование — вещи необходимые, но и раздавленных протектором ботинка мезозойских бабочек и выплывающих из будущего множественных возможностей черных лебедей со счетов тоже сбрасывать не стоит. Непредсказуемость собственной жизни стоит принять как факт. И единственное, что может придать смысл существованию в этом изменчивом мире, — это стремление при любых обстоятельствах оставаться личностью, живущей ради идеалов, а не сиюминутной выгоды. Такой, какой была Екатерина Гандзюк, а не заказчики ее убийства. Кем бы они ни были.