Хорошего врача народ кормит. Почему всех докторов в Украине считают взяточниками

2019-02-13 11:23:00

101 0
Хорошего врача народ кормит. Почему всех докторов в Украине считают взяточниками

Хорошего врача народ кормит. Почему всех докторов в Украине считают взяточниками

Если ввести запрос в Гугл, выяснится: новость о том, что в Украине в очередной раз замерили уровень коррупции и объявили здравоохранение самой коррумпированной отраслью – никакая не новость. Что-то подобное происходит с завидной регулярностью, как минимум раз в год. Меняются разве что названия организаций, меряющих среднюю температуру по больнице.

А еще, пожалуй, претерпевает изменения реакция на эту "новость" читателей – от согласия и одобрения до смеха: нашли, мол, самых коррумпированных. А тем временем подмена понятий начинается еще на этапе формулировок и можно отследить как меняется суть сообщения в процессе миграции с одного новостного ресурса на другой.

Да, есть разница между понятиями "медицина" и "здравоохранение". Но легким движением руки заинтересованных лиц, продолжающих повторять и тиражировать штампы о врачах-взяточниках, очередное сообщение о том, что медицина больше всего страдает от коррупции в социальной сфере, превращается в новое обвинение, адресованное собственно медикам.

Детективы НАБУ заявляют, что 90% правонарушений, раскрытых ими и принесших больше всего убытков, касаются преступлений в сфере здравоохранения. И даже тут же уточняют, что чаще всего речь идет о злоупотреблениях должностными лицами служебным положением с целью присвоения или растраты имущества. Но читатель тут же интересуется, почему же он ничего не слышит об арестованных врачах-взяточниках.

Почему? Потому что его внимание вовремя переключили со здравоохранения – организации и обеспечения медицинской практики – на собственно медицинскую практику.

И вот уже больше интересуют деньги, положенные в карман врача, чем то, почему этот самый врач все еще работает на допотопном оборудовании или вынужден рекомендовать препараты сомнительного качества. Или почему мы перешли на закупку индийских вакцин вместо вакцин европейских производителей, да и те поставляются с задержками в год.

Минздрав вроде бы делает выводы из буквально недавних скандалов: вот готовится нормативная база для урегулирования процедуры отправки больных на лечение за рубежом – хорошо, все будет быстро и прозрачно и, может быть, их родным не придется больше ради этого жить в палатках под министерством.

Однако потребность в лечении за рубежом у нас продолжает существовать в основном за счет тех, кто нуждается в пересадке органов или костного мозга. И облегчение процедур выделения средств бюджета на лечение за рубежом происходит на фоне приостановки и того мизерного количества пересадок, которые были возможны внутри страны, – ведь наших ведущих онкогематологов вынудили оставить работу в ОХМАТДЕТ после того, как они посмели подать голос о несоответствии поставок и потребностей, а вступивший в силу Закон о трансплантации фактически поставил любую трансплантацию в стране на паузу.

Да, у нас удивительно стоек тщательно навязываемый миф о том, что любые деньги, положенные в карман врачу, являются взяткой. "Врач-взяточник" – устойчивый мем, и не работают многочисленные разъяснения специалистов по праву о том, что взяточником может быть только должностное лицо, чиновник, а врач в большинстве случаев таковым не является. И "благодарность" врачу, и гонорар за выполненную работу, и подношение, чтобы задобрить, выдающее скорее отношение к доктору как к служителю некоего культа – что угодно, только не взятка.

Мы застряли в стереотипах, подчас совершенно несводимых, потому что продолжаем ждать от врача жертвенного служения и верности долгу – и одновременно с этим надеемся, что рыночные отношения и конкуренция позволит улучшить качество медицинской помощи. Мы разрываемся между еще одним устойчивым мемом "хорошего врача народ прокормит" (а значит, не обязательно ему назначать достойное вознаграждение; и если ему не хватает на жизнь – ну, наверное, он не очень-то хороший врач) и заявлениями реформаторов от медицины, что они будут лишать лицензий за деньги, положенные в карман врачу.

Так что делать? Кормить хорошего врача, стимулируя его оставаться в профессии, а заодно и в стране? Или это не наши проблемы, мы государству налоги заплатили (да? все?), а оно теперь утверждает, что с реформой и зарплаты поднимутся? И вообще, кому сейчас легко?

А тем временем государство в лице реформаторов с зарплатами для работников от медицины в очередной раз смошенничало. В бюджетной сфере все определяет тарифная сетка, где каждый следующий разряд получается из первого при умножении на соответствующий коэффициент. И раньше первый разряд был равен минимальной зарплате, а потом, с ее повышением, волевым решением сверху его приравняли к прожиточному минимуму (1970 грн). В результате ставка (должностной оклад) фельдшера первой категории – 3323 грн, врача интерна – те же 3323 грн, врача первой категории – 4073 грн, высшей категории – 4361 грн до уплаты налогов (данные за январь 2019 г).

Вы скажете: "Как так? Не может такого быть!"

Конечно, закон никто не нарушает, формально. На руки все получают не меньше минимальной зарплаты. За счет доплат, "ночных", "колесных", премий и так далее. В Кабмине считают, что так можно.

Но доплаты и премии – это дело такое. Это не защищенные статьи: сегодня деньги есть – выплатили, завтра нет – выплатили только голый оклад, едва дотянув его до "минималки". Кстати, все якобы повышенные зарплаты для законтрактованных семейных врачей тоже получены точно так же – не за счет повышения окладов или поднятия медработников в тарифной сетке хотя бы до уровня учителей, а за счет доплат.

И на нынешний год выделенное в бюджете на здравоохранение финансирование снова не покрывает достойные (и обещанные) зарплаты для работников отрасли. По крайней мере вторичное и третичное звено их повышения точно не увидит.

Не удивительно, что медработники вынуждены выживать и что каждый выживает как может. Кто-то меняет профессию или страну в ответ на невысказанное (а нередко и высказанное) "не нравится – уходите". Кто-то (большинство) работает на 1,5 ставки да не на одном рабочем месте. Падает от усталости. Выгорает. Не гнушается любой дополнительной копейкой (в том числе бонусами от аптек и лабораторий, да, есть такое).

Кто-то выживает за счет денег "в карман" от благодарных или просто испуганных пациентов. Кто-то способен открыто назвать гонорар за свою работу и отказаться работать без гонорара. Если речь не идет об угрозе жизни и отказе оказывать помощь (то есть о плановом вмешательстве), то это даже нельзя считать вымогательством.

Да, случаи вымогательства тоже бывают. Как и случаи реального взяточничества. Да, далеко не всем плохо – некоторые специальности подразумевают достаточно неплохой теневой доход. Все это правда.

Но хотелось бы сейчас сместить фокус внимания несколько в другую сторону. По сути государство, недостаточно финансируя здравоохранение, перекладывает необходимость дофинансирования на население. Собрав с него предварительно налоги.

Человек сам в большинстве случаев оплачивает исследования и медикаменты, плюс еще и вынужден компенсировать врачу то, что тому недоплачивает государство. Потому что понимает, что иначе врача с большой долей вероятности просто не будет. А так это почти что теневая солидарная система – каждый пришедший скинулся, и вот есть надежда, что недостающие расходники купят и что врачи не разбегутся (или хотя бы не будут слишком голодными и злыми). То есть мы говорим о двойном налогообложении и двойной нагрузке на карман каждого.

Вторым результатом недофинансирования фондов оплаты труда в здравоохранении является отрицательная селекция в медицине. Получается, что из остающихся и играющих по правилам как минимум часть неспособна получить другую профессию или уехать, часть – беспринципно готова на все, часть – злая и отчаявшаяся. С отношением "как платите, так и работаем". Это кроме того, что лучшие выпускники школ в медицину в принципе не стремятся (и конкурсы в медицинские вузы тому подтверждение).

Когда звучат слова недовольства качеством медицинских специалистов, нужно понимать, что это в том числе результат сложившегося положения дел. Способный специалист не будет долго работать с полной отдачей за неподобающее вознаграждение – он или уйдет, или снизит планку своих усилий, или будет искать теневой заработок.

И тоже самое, кстати, касается не только здравоохранения. Мы не довольны качеством школьного образования и негативной селекцией педагогических кадров? Это закономерный итог бюджетной политики.

Мы говорим о том, что врачи и учителя развращены и просто подняв им зарплаты проблему можно и не решить? Да – и это тоже результат десятилетиями существующей бюджетной политики. Потому что платить медикам и педагогам ровно столько, чтобы они не разбежались и не умерли с голоду, начали, конечно, не вчера. Это было принципиальное отношение еще советской системы. С тех пор многое изменилось: возможность сбежать появилась (и многие ею воспользовались), плюс выстроен теневой рынок услуг. Но теневой рынок, он такой и бывает – во многом кривой и безобразный.

Финансовых причин недофинансирования здравоохранения две – это неэффективность государства (у него реально мало денег) и воровство, то есть та самая коррупция на высшем уровне, которая является слепым пятном для наших антикоррупционных органов. Ведь если выделить больше средств на здравоохранение и образование, то меньше останется для себя любимых и для финансирования тех, кто позволяет воровать и оставаться у власти.