Размороженный конфликт. Насколько далеко могут зайти Индия и Пакистан в пограничной войне

2019-02-27 19:50:00

26 0
Размороженный конфликт. Насколько далеко могут зайти Индия и Пакистан в пограничной войне

Размороженный конфликт. Насколько далеко могут зайти Индия и Пакистан в пограничной войне

Беспрецедентная вспышка вооруженных столкновений между Индией и Пакистаном в районе спорного штата Кашмир, которая началась на этой неделе, стала топ-новостью мировых СМИ. Впервые с 1971 года индийская авиация бомбила территорию Пакистана, а вдоль Контактной линии в Кашмире всю ночь стреляли и рвались снаряды.

Пакистанцы вовсю обстреливали индийскую часть Кашмира. Нью-Дели, обезумевший из-за такой "дерзости" Исламабада и окрыленный решительным залетом своих самолетов на территорию врага, впервые за 40 лет ответил массированным артиллерийским дождем, заявляя о десятках поверженных врагов.

Индо-пакистанское столкновение плавно перекочевало в информационное пространство, словно нож, рассекая его, деля на две полярные части. Индийцы браво рапортовали о 300 убитых боевиках в результате их воздушного налета на пакистанскую глубинку, а также хвастались одним сбитым бомбардировщиком. В свою очередь, пакистанцы триумфально сообщили о крушении двух индийских военных самолетов и захвате в плен одного пилота. А воздушный налет Индии на Балакот называют "ударом в никуда", который никого не убил и даже не ранил.

Вооруженные столкновения на Контактной линии — результат индо-пакистанских противоречий, накапливавшихся в течение последних нескольких лет на фоне резкого ухудшения геополитической обстановки в регионе.

Уменьшение глобального влияния США создало вакуум влияния в Южной Азии, который начали заполнять региональные игроки и другие государства, претендующие на глобальную роль, например Китай и Россия. Пекин бросился спасать тонущую экономику Пакистана, поставив его в фактическую зависимость от своих кредитов. Москва протянула руку Индии, запустив сразу несколько многообещающих совместных проектов в оборонке.

Обе страны пытаются наперегонки заполнить пустоту, которая образовалась в результате опрометчивых и не слишком дальновидных решений администрации Трампа: ухудшения отношений с Пакистаном, вывод части американских войск из Афганистана, мирные переговоры с "Талибаном", бездеятельность относительно инфраструктурных проектов Китая и пр.

Рост влияния Китая на фоне эрозии американского лидерства в Юго-Восточной Азии, восхождение прокитайского Пакистана и усиление там роли генералов (партии войны) после выборов — все это подталкивает Индию к более самостоятельной проактивной политике относительно Исламабада и Пекина. Правящие элиты в Нью-Дели не могут больше мириться с геополитическим окружением своей страны — Китаем и его союзниками.

Экспансия Пекина в Пакистан и Бенгальский Залив, его намерения зайти в Афганистан после ухода американцев, а также усиление военно-морского флота для контроля над основными коммуникациями в Индийском океане создали реальную угрозу отсечения огромной Индии от внешних рынков.

Сам Пакистан переживает невероятно трудные времена. Коррупционный скандал и последующее громкое отстранение от власти премьер-министра Наваза Шарифа, срежиссированное генералами, подкосило политическую систему. Приход к власти на волне всеобщего разочарования популиста Имрана Хана и его умеренной исламистской партии в прошлом году ослабил гражданский контроль над военными. Генералитет получил неограниченные возможности для влияния на внешнюю политику, в том числе на индийском направлении.

Однако они оказались заперты в кругу собственных экономических и финансовых проблем, угрожавших привести Пакистан к коллапсу. Лишь деньги Китая спасли экономику и позволили Пакистану остаться на плаву, а Исламабад, дрейфуя от США, попал в орбиту влияния Пекина, тем самым став для Индии частью одной проблемы — противостояния с КНР.

Таким образом, для Индии и Пакистана бои в штате Кашмир — это попытка разморозить конфликт, снова вернув его в международную повестку, а также демонстрация своей силы на фоне падения влияния США, восхождения Китая и обострения конкуренции и борьбы за ресурсы в регионе. Эта же мотивация стоит и за масштабными программами обеих стран по модернизации своих Вооруженных Сил и перевооружению флота.

Впрочем, кроме геополитического существует еще и политический аспект, толкающий стороны в пропасть войны. Столкновения на Контактной линии играют на руку лидерам обеих стран. Премьер-министр Индии Нарендра Моди за одну ночь превратился из приятного индийца с тихим, спокойным и уравновешенным голосом в решительного и дерзкого главнокомандующего, воинствующего вождя, ведущего нацию к победе. Накануне парламентских выборов в мае этого года, на которых оппозиция готовится взять реванш, это то, что нужно сейчас Моди и его партии.

В свою очередь, недавно пришедший к власти премьер-министр Пакистана Имран Хан также получил первую серьезную возможность отличиться и продемонстрировать свои способности как лидера нации и главнокомандующего, пусть даже номинального. Премьер-министр Пакистана, в отличие от военных, также и дипломат, готовый в нужный момент остановиться и вести переговоры. Для Имрана Хана, имеющего огромные проблемы в экономике и внутренней политике, маленькая победоносная война с Индией может оказаться хорошей возможностью потянуть время и отвлечь людей от насущных проблем.

Бои на линии разграничения в спорном штате Кашмир продолжаются. Индия и Пакистан обстреливают друг друга, ведомые чувством национальной гордости, принципами и нежеланием первыми идти на уступки. Массовая истерия после гибели 40 индийских солдат в результате теракта 14 февраля, организованного связанной с пакистанской разведкой исламской экстремистской группировкой "Армия Мухаммеда", подпитывает индийский милитаристский запал.

Гордость, пафос и желание "показать всем кузькину мать" ведут Пакистан, заставляя отвечать на каждую индийскую атаку

Для Исламабада воздушный удар Индии по району города Балакот на их территории был ударом по их хваленой системе ПВО, и теперь они должны восполнить утрату и прикрыть позор в глазах населения, требующего крови индийцев.

Это первый международный кризис подобного масштаба, выпавший на долю администрации Дональда Трампа, который пока что ничего не сказал по этому поводу. Находясь во Вьетнаме на переговорах с Северной Кореей, Трамп не может проигнорировать такое событие, как схватку двух других ядерных государств, традиционным посредником которых всегда были Штаты. Реакция Трампа и его умение принимать решение будут испытаны в ходе этого кризиса, и мы увидим, способны ли США сохранять контроль над ситуацией и не дадут ли они слабинку перед лицом конкурентов, списавших их со счета.

Столкновения продолжатся в ближайшие дни. Я хочу надеяться, что дальше этого они не зайдут. Риск ядерной войны сдерживает Индию и Пакистан. В своем послании к нации премьер-министр Имран Хан явно намекал на то, что конфликт необходимо заканчивать и начать снимать напряженность. Со своей стороны, Индия также заявила, что ее воздушные удары по Пакистану были "превентивными", намекая, что продолжения не последует. Это хорошие знаки, демонстрирующие готовность стран прекратить конфликт и остановиться.

Впрочем, риск выхода ситуации из-под контроля всегда остается, особенно в условиях ухудшающегося геополитического фона. Ядерной войны не будет. Но данная эскалация однозначно не последняя.