Brexit-премьер. Пять проклятий Бориса Джонсона

2019-07-24 15:54:06

1101 150
Brexit-премьер. Пять проклятий Бориса Джонсона

Brexit-премьер. Пять проклятий Бориса Джонсона

«Британский Дональд Трамп» сегодня вступит в должность премьер-министра. Эпоха Терезы Мэй на Даунинг-стрит официально завершена приходом в нее Бориса Джонсона.

На своем новом посту ему предстоит столкнуться с острым и, как оказалось, системным внутриполитическим кризисом, охватившим всю политическую структуру Соединенного Королевства.

Кризис вскрылся благодаря Brexit. История с выходом Великобритании из ЕС изрядно попортила имидж и репутацию старых традиционных Консервативной и Лейбористкой партий, по сути погрузивших не только британский  политикум, но и все в общество в дрязги. Более того, Brexit настроил регионы против Лондона, подняв табуированные доселе вопросы самоуправления и (о, Боже!) справедливости всего исторического наследия британской короны.

Беспорядочный хаос Терезы Мэй уступает место упорядоченной неопределенности Бориса Джонсона. Грядет новый этап борьбы Великобритании с собственными социально-историческими и политическими фантомами, определяющими будущее ее государства.

Джонсону необходимо будет со всей своей растрепанной (во всех смыслах) головой броситься в борьбу с пятью основными «проклятьями», терроризирующими Британию вот уже несколько десятилетий, но пробудившимися в результате кризиса с Brexit.

Первое – «проклятие восьми племен». Придя к власти, Джонсон столкнется ровно с тем же, что уничтожило его предшественницу Мэй – кризис партийного лидерства и раздробленность Консервативной партии, разбитой сразу на восемь (!) разных фракций (в зависимости от позиции по Brexit). Джонсону необходимо будет либо консолидировать партийцев вокруг себя и своих идей по этому вопросу, либо балансировать между ними, как это пыталась делать Мэй, что ее в итоге и погубило.

Пользуясь ослаблением фракции сторонников Мэй, он может первый – собрать вокруг себя значительное количество сторонников Brexit и обновить приверженность к идеям выхода страны из ЕС, от которых отошла в свое время Мэй, став в глазах партии «отступницей». В то же время угроза для Джонсона будет исходить из его собственных убеждений по Brexit. Он сторонник «жесткого Brexit», а значит, автоматический враг для других групп интересов: умеренных консерваторов, противников Brexit как такового, сторонников второго референдума. Это осложнит ему работу по консолидации власти в своих руках.  

Второе – «проклятие иллюзии большинства». Парламент станет одной из главных проблем для Бориса. Палата общин давно утратила актуальность в глазах общественности и уже как минимум год погружена во внутреннюю «гражданскую войну» между партиями, уничтожающими друг друга с помощью Brexit-темы. В то время, как консерваторы не в состоянии сгенерировать социально-политическую инновационную идею после Brexit, лейбористы оказались в пучине внутрипартийных склок и закулисных интриг, разрушающих их электорат.

Отдельные осколки Консервативной и Лейбористской партий объединились в совершенно новое образование – третью фракцию обиженных и недовольных. И где-то на задних местах разместились более мелкие вожди – северо-ирландские юнионисты, от голосов которой зависит стабильность коалиции, и шотландские националисты, ждущие своего часа, чтобы в очередной раз объявить референдум о независимости. Именно эта иллюзия парламентского большинства станет главным препятствием для Джонсона в его попытках реализовать свой сценарий Brexit до 31 октября.

Третье – «проклятие Brexit». Самая главная проблема Великобритании – то самое порождение личных амбиций и интересов, воплощенное волей нескольких людей, и ввергнувших таких консервативных (как казалось) британцев в «раздрай и шатание».  

Исход премьерства Джонсона во многом будет зависеть именно от того, как завершится эпопея с Brexit. Сам новый хозяин Даунинг-стрит, напомню,  является сторонником «жесткого»  выхода из ЕС – без всякого договора. Это означает, что ему придется взять на себя ЛИЧНУЮ ответственность за вероятные негативные последствия такого сценария. И прежде всего для населения. Это же может помочь Джонсону взять все лавры в случае доведения жесткий Brexit до победного конца. Однако это же может и сильно навредить ему и всей партии, если «жесть Brexitа» обернется для британцев катастрофой социально-экономического масштаба.

Четвертое – «проклятие одиноких морей». Под этим лирическим названием скрывается проблема внешнеполитической ориентации Лондона после Brexit. После того как британский корабль неожиданно снялся с якоря и покинул брюссельский порт, все больше отдаляясь от континентальных берегов, он в основном путешествовал по неизведанным, одиноким морям, будучи наедине со своими проблемами.

Для Джонсона крайне важным будет решить вопрос внешнеполитического одиночества, которое сегодня очень четко просматривается в контексте падения уровня мирового влияния Лондона – вслед за потерей своего веса в Евросоюзе.

Будет ли это сближение с Китаем, прагматизация отношений с Россией или однозначная ставка на США, президент которой так рад, что Джонсона называют «британским Трампом» – решение должны принять Борис и его новый состав правительства (а может быть, даже и парламента после досрочных выборов).

Пятое – «проклятие истории». За густым, непроглядным туманом Brexit очень часто забывают об очень неприятной и, я бы сказал, экзистенциальной для Британии проблеме – отношениям регионов и центра. Brexit резко обострил этот, казалось, затянувшийся нарыв, когда столкнул между собой интересы северо-ирландских, шотландских и уэльских элит с одной стороны и англичан – с другой. С приходом Джонсона эта ситуация может ухудшиться.

Будучи сторонником «жесткого Brexit», он настроит против себя северо-ирландских и шотландских националистов, не желающих такого сценария для своего государства и региона.

Это может вылиться в разного рода демарши, несущие риск потери целых кусков территории: например, разморозку конфликта в Северной Ирландии (где 97% жителей поддерживают выход из состава Королевства и присоединение к соседней Ирландии) или второй референдум о независимости Шотландии.

Вот по таким сценарным линиям «пяти проклятий Бориса Джонсона» и будет развиваться новый сезон этого долгоиграющего, невероятно поучительного и интересного политического английского детектива, новый сезон которого официально начнется сегодня.

Будет ли Джонсон тем самым «мессией», спасшим Британию от коллапса, или же станет очередным политическим авантюристом, скоро узнаем.