Прощание славянки. Как Россия теряет Молдову и почему Приднестровье — не Карабах

Про выборы в Молдавии. На наших глазах происходит очередной проигрыш кандидата, которого называют "пророссийским", и это в России воспринимается, как трагедия.

Но для того, чтобы оценить событие, нужна хоть какая-то шкала координат. Что для нас хорошо, а что плохо.

И для кого — "нас"? Такой шкалы нет. Кто такие "мы" — в данном случае тоже не ясно. 

Интересы в Молдавии есть у российского бизнеса: у сына прокурора Чайки, у старших партнеров "пророссийского кандидата" Ренато Усатого из РЖД. А у "РФ корпорейшн" нет.

Все стоны о потерянных геополитических просторах — это фантомная боль по суверенной Российской империи или ее советской реинкарнации. И эти боли — личная проблема тех, кто их испытывает. 

Что до Приднестровья — ситуация там не такая острая, как в Карабахе или на Донбассе. 

Ненависть давно ушла, российские перспективы ушли, а само непризнанное приднестровское государство держится только в форме серой зоны между Украиной и Молдавией, с выгодными для местных боссов схемами. 

Если вопрос "восстановления территориальной целостности" поставят ребром, не думаю, что это вызовет большое сопротивление. 

Люди устали от многолетней неопределенности и нищеты. Многие будут даже рады концу приднестровской независимости. Тем более что паспорта у большинства и молдавские и российские.  

Чисто из личных наблюдений: когда едешь из Одессы в Кишинев через Тирасполь — запоминаешь только местных ментов, которые используют это как шанс для вымогательства. Вот единственный смысл существования непризнанного приднестровского государства с экономической точки зрения.

 А с идейной — готовы ли вы были бы пожертвовать своим благосостоянием и даже жизнью ради противостояния румынизации?

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.