Страна строгого режима. Остановит ли тотальный карантин шествие коронавируса по Украине?

Пока все больше стран накрывает вторая волна COVID-19 и новости из Франции, Польши, Чехии и Бельгии напоминают сводки с театра военных действий, Украина продолжает взбираться на пик своей первой волны. 

Кажется, еще недавно мы ужасались тысяче, а потом трем тысячам новых выявленных случаев, а теперь ежедневные 7000 и больше уже становятся новой нормой, и президент угрожает резкими ограничениями в случае если мы перешагнем рубеж в 10000. 

А кто-то сомневается, что мы его перешагнем? Вот даже ВОЗ прогнозирует в скором будущем по 9000 новых случаев в Украине ежедневно, а премьер-министр Шмыгаль в своих прогнозах пошел еще дальше и заявил, что до конца ноября в Украине может быть 15 тыс. заболеваний Covid-19 в день, а конца года — вообще до 20 тысяч.

А кто-то сомневается, что мы уже давно его перешагнули, этот рубеж в 10 000? В ситуации, когда мы делали и делаем недостаточно тестов и особенно недостаточно бесплатных государственных тестов? 

Все больше людей отказывается проходить тестирование за свой счет – зачем, если симптомы заболевания не оставляют сомнений, на бесплатное лечение мало кто надеется, а в ближайшем окружении столько больных, что уже как-то не стоит вопрос, а что это у меня такое. 

При этом, впереди у нас холодный и так называемый "гриппозный" сезон, и пока что никто не знает, как будет протекать эпидемия COVID-19 на фоне сезонного подъема заболеваемостью гриппом и другими ОРВИ.

Итак, ежедневно оглашаемое количество новых случаев не может служить ориентиром для оценки ситуации и принятия решения. А что тогда может? Количество госпитализированных? 

Однако – пока что – есть вопросы действительно ли всем, кто оказывается на больничной койке, это необходимо. 

И дело здесь вовсе не в том, что больницам выгодно госпитализировать как можно больше ковидных пациентов – это не так, тому доказательство финансирование по принципу "на количество врачебных бригад", а не подушно за каждого пациента (деньги в стационары за пациентами не пошли, как бы этого кто ни обещал).

 До поры до времени некоторые люди и некоторые врачи первичного звена еще склонны перестраховываться, особенно увидев подтвержденную вирусную пневмонию на КТ (как это – лечить пневмонию амбулаторно? А тем более, такую страшную, вирусную, на которую не работают антибиотики?). 

До поры до времени, пока еще есть хоть какие-то свободные койки и больницы "второй" и прочих волн, которые можно продолжать отдавать под ковид. 

Но когда-нибудь, во-первых, они закончатся, больницы и возможность доставлять койки. И уже заканчивается медицинский персонал, потому что койки можно и в выставочном центре поставить, да, но возле этих коек еще должны быть врачи и медсестры. 

Во-вторых, возможность принимать относительно (!) легких больных заканчивается с ростом количества более тяжелых – и начинается медицинская сортировка. 

Принципы медицинской сортировки могут быть разными – от "помощь оказывается в первую очередь тем, кто раньше обратился" (так сейчас) до "помощь оказывается тем, кому она нужнее" и, крайний вариант, тем, у кого больше шансов выжить и больше лет жизни впереди. 

Приближение медицинской сортировки увеличивает тот факт, что лечения против нового коронавируса так и не нашли. В такой ситуации готовность госпитализировать больного на самом деле должна означать готовность при необходимости (а по идее, сейчас все госпитализированные по умолчанию должны испытывать такую необходимость) обеспечить каждого такого пациента кислородом. Причем, не как-нибудь, а в соответствии с необходимыми параметрами. 

Оборудование и кислород – это второе узкое место системы здравоохранения после нехватки медицинского персонала. Во многих городах уже начинаются перебои с кислородом.

И, в отличие от той же Франции, у нас публикуется очень усеченная статистика: мы не знаем, сколько госпитализированных нуждается в кислороде и получает его, сколько у нас вообще коек кислородом оборудовано, сколько человек находится в реанимации, сколько на ИВЛ, сколько госпитализировано с пневмонией и при этом ПЛР-тест на COVID-19 отрицателен или ответ еще не получен…

Да, COVID-19 далеко не так смертелен (это вовсе не чума и не Эбола, здесь стоит согласиться с ковид-скептиками). Но это и не обычное ОРВИ или даже не грипп: при (пока что?) отсутствующем иммунитете он довольно заразен и одновременно приводит к худшим последствиям и большей нагрузке на систему здравоохранения, чем обычные ОРВИ и грипп. 

И эта нагрузка выражается далеко не в том, что больше обращений к семейным врачам на амбулаторном этапе. Это больше потребность в больничных койках, причем специально оборудованных больничных койках. Когда таковая нагрузка растет и растет, это приводит к коллапсу системы здравоохранения. 

Что такое коллапс? Это когда приоритет отдается одному заболеванию, и система больше не может заниматься другими – или когда система начинает отказывать новым больным в помощи.

Все меры, которые в различных странах применяются для сдерживания эпидемии COVID-19, преследуют цель недопущения коллапса системы здравоохранения. Что для этого можно и нужно сделать? Очевидно, что можно идти двумя путями или комбинировать оба.

Первый путь – наращивание возможностей и пропускной способности системы здравоохранения. То есть, расширение ее узких мест. 

Здесь изначально в лучшем положении оказались страны, которые имели систему здравоохранения "с запасом", с резервом коек и реанимаций, с достаточным количеством мотивированного оставаться в системе медицинского персонала. (Все прямо противоположное затеянным у нас "реформам".) 

Если такого на старте не было, то за девять месяцев эпидемии и в рамках подготовки к отсроченной благодаря весеннему локдауну первой волне можно было бы необходимые койки с подведенным к ним кислородом создать. И даже персонал попробовать удержать, обучить или заново нанять (насколько это возможно). 

Что для этого было нужно? 

Первое – поверить в реальность угрозы и не надеяться на авось. 

Второе – пересмотреть актуальность медреформы, направленной на секвестр системы здравоохранения, с учетом полностью изменившихся условий. 

Третье – быть готовыми перенаправить на переоборудование или создание новых медицинских мощностей необходимые средства.

Как мы знаем, ничего из этого не было сделано.

 А тем временем, этот путь мог бы увести нас от необходимости того, что так неприятно для населения и потому так нежелательно для популистов у власти.

Второй путь – борьба с ростом количества новых заражений. То есть, ограничение потока, который направляется в узкое место системы здравоохранения.

Самым простым и финансово доступным способом остаются маски, мытье рук и социальное дистанцирование. Возможно, нашему руководству очень хотелось надеяться, что этого хватит и они отделаются малой кровью. 

Однако для этого нужно было не провалить информационную кампанию и не позволить стольким людям оказаться в лагере пофигистов и скептиков. 

Для этого нужно было принять законодательные нормы по всем правилам и заставить работать правоохранителей, чтобы пребывание без маски или с неправильно надетой маской наказывалось (да, сейчас ВР с подачи правительства приняла план по ужесточению штрафов, но почему только теперь? И может ли он гарантировать, что эти штрафы реально будут взыматься?).

Есть ли страны, где обязательный масочный режим позволил уменьшить распространение вируса? Да, это азиатские страны, где к маскам во время подъема инфекционных заболеваний привыкли давно. 

Сейчас по этому пути идут США и Европа, где предписывается нахождение в масках даже на улицах.

 Это метод? Метод. Но реально ли добиться такой дисциплины у нас, тем более что правительство не спешит раздавать маски бесплатно, как это происходит в Турции, или сделать так, чтобы они стоили копейки, и люди не пытались носить одну и ту же неделями?

Сработает ли это сейчас, когда уже настолько много больных вокруг? Тоже очень большой вопрос.

Если масочный режим и социальное дистанцирование организовать оказывается невозможным или уже не эффективным, тогда остаются совсем драконовские принудительные меры типа локдауна, о необходимости которого в последнее время так много говорят и чиновники и эксперты и СМИ: это когда часть бизнесов и активностей закрывается, и люди принудительно или вынуждено остаются дома. 

Разобщение всегда было самым действенным инструментом в борьбе с передачей инфекций. 

Другое дело, что в случае масштабной вспышки или эпидемии сказать проще чем сделать, особенно после того, как все уже попробовали весной, что это такое на практике, и никто не хочет возвращаться к неработающему общественному транспорту (ноу-хау Украины), разорению бизнесов и потере рабочих мест.

 Пока что на полный повторный локдаун пошел только Израиль, довольно жесткие, но парциальные меры в виде комендантского часа или запрета на большие собрания и определенные виды активностей принимают другие страны. 

При этом, анализ различных ограничений показывает, что самую большую пользу приносит закрытие школ и запрет на массовые мероприятия, хотя изначально эти меры и вызывали много вопросов.

Все это крайне непопулярно, не менее непопулярно, чем принуждение ходить в масках и штрафы за их отсутствие.

Недаром мы в течение считанных дней получаем диаметрально противоположные сигналы от президента: то экономика Украины не выдержит новый локдаун, и поэтому его не будет, то ему придется принимать такие решения, если у нас будет больше 10000 новых (выявленных) случаев в сутки. 

И всем уже ясно, что не сработала система многоуровневого зонирования: сколько не переводи регионы с уровня на уровень, словно это какая-то компьютерная игра, на самом деле не меняется ничего. Реальных ограничений на "оранжевом" и "красном" уровнях все меньше, они тают одновременно со способностью Центра заставить кого-то в регионах хоть что-то выполнять.

Чтобы люди, бизнесы и местные власти не саботировали и были готовы принять новый локдаун или хотя бы быть готовыми согласиться на парциальные ограничения (что-то закрывается, а что-то продолжает работать), нужно было не провалить меры по защите бизнесов, рабочих мест и социальной сферы весной. 

Где-то подстелить соломки в виде выплат по временной безработице, где-то взять на себя арендную плату, где-то не брать налоги или раздать "вертолетные" деньги. 

То есть, правительству нужно было быть готовым мобилизовать средства и потратить их на нужды населения. В том числе, на поддержку самозанятых, которыми являются практически весь малый и средний бизнес. 

Ничего этого сделано не было – откуда в таком случае возьмется доверие правительству и готовность терпеть новые ограничения?

 Особенно, пока не началась реальная сортировка в больницах и пока коллапс системы здравоохранения еще не коснулся непосредственно каждого.

Как видим, оба пути, и тем более, их одновременное применение, требуют и организационных усилий, и значительных средств. 

А потом уже идет участие и одобрение населения. В противном случае ничего не работает (и есть лишь имитация бурной деятельности). И коллапс – или системы здравоохранения с ростом количества жертв в результате, или экономики – неизбежен. 

При этом, коллапс экономики на следующем круге неминуемо приводит нас к жертвам если не от голода, то от невозможности лечиться и собирать налоги. То есть, коллапс системы здравоохранения и в этом случае гарантирован, только чуть позже.

Так что же в итоге будет? А будет то, что мы неминуемо пройдем через как минимум первую волну эпидемии. Мы уже через нее проходим, это уже не отменить никак, можно лишь попробовать успеть сгладить последствия и уменьшить количество жертв до уровня неизбежных (а не еще и получив сверху всех тех, кто погибнет из-за недоступности медицинской помощи).

Не стоит задача любой ценой избежать эпидемии – еще раз, это уже невозможно, она уже здесь. 

Поэтому, может быть, и не актуально уже заставлять всех сидеть дома, не высовывая и носа на улицу, как это было весной, как это было в странах, где чуть ли не подъезды заваривали. 

Но вводить хотя бы временный (!) запрет массовых собраний и, уж простите, необязательных активностей из разряда индустрии развлечений, можно было бы. Уже когда писались эти строки стало известно, что Минздрав просит правительство усилить карантин за счет закрытия фудкортов в ТРЦ и спортзалов.

Не рекомендовать, а проявить политическую волю и обязать школы и вузы перейти на дистанционное обучение (у них было целое лето, чтобы к этому подготовиться!). 

Можно много всего еще успеть сделать. Похоже, политическая воля во всех случаях обязательное условие. Впрочем, как и всегда.