Соблазнять и высмеивать. Что могут рассказать о Зеленском его видеоблоги

Власть меняет людей, как правило, портит. Обычно получившие власть люди обретают такую силу, которой не могут потом не злоупотреблять, причиняя вред окружающим. Но с Владимиром Зеленским все наоборот. Власть испортила его, сделав гораздо более слабым человеком. Фактически, обретя власть, Владимир Зеленский потерял сам себя.

Ровно год назад состоялась встреча лидеров Нормандской четверки, в ходе которой нынешний президент Украины, политический выскочка, впервые встретился с вечным президентом России, самым влиятельным человеком в мире по версии журнала Forbes 2015 года. 

И вопреки прогнозам скептиков, Зеленский не только не спасовал перед Путиным, а даже наоборот, бросил ему вызов, мол, вы нам еще за Крым не ответили. 

Точно так же бесстрашно и весело Владимир Зеленский сражался с многоопытным и коварным Петром Порошенко в ходе президентских выборов и, особенно, их кульминационной части – знаменитых дебатов на стадионе "Олимпийский". 

Сегодня от того бесстрашного парня не осталось и следа. Он утратил свою суперсилу, которую черпал в народной любви и поддержке благодаря своему исключительному умению нравиться. 

Да, социологи все еще фиксируют непреодолимый разрыв в уровне популярности Владимира Зеленского и любого другого политика в рейтинге. И уровень недоверия к президенту – наименьший, хоть и неумолимо растет. Зеленский – все еще лучший. 

Но для самого Владимира Александровича проблема заключается в том, что так считают далеко не все. Ему все чаще приходится сталкиваться с мнением тех, кто считает иначе, и, хуже того, охотно публично делится своим мнением, не выбирая выражений. 

Накануне первого тура выборов журналисты РБК-Украина интервьюировали Владимира Зеленского и среди прочего спросили, что он будет делать, если его возненавидят сограждане. "А за что меня ненавидеть?" — оскорбился тогда шоумен. Теперь он, наверняка, понимает: неважно, заслуженно или нет, что ненависть к первому лицу является неизменным фоном украинской политической жизни.

Но не это важно. Гораздо важнее, понимает ли президент, что с этой ненавистью поделать ничего нельзя, по крайней мере на данной стадии общественного развития. И, главное, что эта ненависть никак не отменяет президентской присяги "заботиться о благосостоянии украинского народа, исполнять свои обязанности в интересах всех соотечественников". 

Надо сказать, с этой дилеммой плохо справлялись все предшественники Владимира Зеленского на президентском посту. Просто Зеленский плохо справляется иначе, чем другие.

 Другие, как правило, стремились злоупотребить силой, и к концу своей каденции их политика сводилась, в основном, к наказанию неугодных, поощрению своих, и исключению нелояльных из воображаемого сообщества "народ", только и достойного президентской заботы. 

Владимир Зеленский в этом вопросе полагается на свои уникальные способности нравиться и смешить. Поэтому его политическая тактика сейчас описывается двумя словами "соблазнять и высмеивать".

Это особенно заметно по видеоблогам, которые даже после выписки президента из больницы производят впечатление "записок из осажденной крепости". Владимир Зеленский сетует на отсутствие собственных телеканалов, которые бы "позитивно освещали" его деятельность. Он, подобно Дональду Трампу, чувствует себя в окружении недружелюбно настроенных мейнстримных СМИ. 

И, как для Трампа Твиттер, для Зеленского видеоблоги остаются единственной возможностью быть услышанным своим народом по-настоящему. Так им кажется, по крайней мере. Проблема только в том, что они обращаются к "расщепленному" народу.

Классик постфрейдистского психоанализа Мелани Кляйн описывала состояние младенческой психики в стремлении справиться с диаметрально противоположными чувствами, которые у ребенка вызывает мать. 

С одной стороны, мать – это абсолютное добро, поскольку в ней сосредоточены все ресурсы выживания младенца. С другой, она – абсолютное зло, поскольку, бывает, уходит непонятно куда, а может и прикрикнуть или еще как-нибудь наказать. 

Единственный доступный ребенку способ справиться с этой невозможной дилеммой – представить, что речь идет о двух разных людях, матери плохой и матери хорошей. 

Кляйн называет это состояние параноидно-шизоидной позицией, которая присутствует в базовых психических настройках любого человеческого существа, и может активизироваться в любом возрасте – в качестве защитной реакции на трудные обстоятельства. (Некоторые люди и вовсе живут в этой позиции всю свою жизнь). 

Например, видеоблог от 4 декабря президент Зеленский начал с того, что сравнил СМИ с бабушками на лавочке перед подъездом, чем оскорбил и тех и других одним выстрелом. А потом сразу же перешел на традиционную свою идею о важности непосредственного общения с народом в его, народа, интересах. 

А как же бабушки? Разве они – не часть этого самого народа? Да они – вечная метафора "народности". В этом же блоге президент пошутил про потерявшую было голову Верховную Раду – спикер парламента действительно некоторое время был на больничном в связи с коронавирусом. Однако сразу же почти неприлично рассыпался в благодарностях перед депутатами, которые все его инициативы поддержали.

Президент чувствует, что его окружают враги, которых, то ли надо "мочить" (сарказм – это одна из распространенных форм проявления агрессии), то ли перед ними заискивать, чтоб сменили гнев на милость. 

Владимир Зеленский не может справиться со сложной структурой общественных настроений, тоже довольно незрелой, надо сказать, иначе, кроме как инфантильной реакцией расщепления народа на плохой и хороший. Точнее, на народ и не-народ. И хуже всего то, что он чувствует себя уязвимым. Он думает, что он жертва. И он боится.

Потому, его коммуникации чем дальше, тем больше напоминают заклинание змей.

Для украинского общества в этом мало хороших новостей и больше плохих. Хорошая в том, что пока Зеленский удерживается в пассивно-агрессивной позиции, серьезных угроз хилым завоеваниям украинской демократии и свободы нет. 

Плохие новости начнутся тогда, когда психологический маятник нынешней власти качнется от "соблазнять и высмеивать" к "надзирать и наказывать". Чем уязвимее себя чувствует президент, тем сильнее риски этого разворота. 

И традиционно плохая новость, мы к ней уже почти привыкли, заключается в том, что украинцы снова избрали себе лидера, чей уровень психологической зрелости ничуть не выше среднего по популяции. А под воздействием стрессов он еще и стремительно снижается.