Коронавирус мутировал. Что об этом известно, и насколько это опасно?

Конец 2020 года, уже и так ставшего предметом многих грустных мемов, ознаменовался не только "началом эпохи Водолея", но и красивыми фотографиями Сатурна рядышком с Юпитером, но и мутацией героя года — коронавируса — в Великобритании. 

Премьер-министр Великобритании Джонсон заявляет, что новый штамм с множественными мутациями спайковых белков на 70 % более заразный (и при этом, правда, без каких-либо цифр, менее опасный). 

Если сейчас один заболевший заражает 2-3 человек (это больше, чем при гриппе, но значительно меньше, чем оспа и, тем более, очень летучая и контагиозная корь), то эта новая мутация коронавируса будет означать, что по контагиозности (способности передаваться от человека к человеку) коронавирус станет сравним с атипичной пневмонией. 

Отметим, что это слова политика Бориса Джонсона, оценки же ученых на эту же тему имеют очень большой разброс.

Насколько хорошие новости, что новый штамм переносится легче? Да так себе эти новости, если честно: ведь, тяжело больной, скорее останется лежать дома и не понесет вирус в массы, а вот переносящий болезнь легко, скорее передаст ее другим людям. 

Кроме этого, просто больший и стремительный рост количества зараженных, даже относительно не тяжелых, означает еще большую одномоментную нагрузку на больницы, то есть, еще большую угрозу коллапса системы здравоохранения.

 Европейские страны одна за одной закрывают сообщение с Великобританией — вплоть до отмены грузоперевозок, и планируют новые ужесточенные локдауны. И это как раз тогда, когда часть стран планировали приоткрыться на рождественские праздники. И когда мир наконец-то получил надежду быстро справиться с пандемией, благодаря стартовавшей в разных странах мира вакцинации от коронавируса.

Скептики и сторонники теорий заговоров разделились на два лагеря. Одни утверждают, что информация о появлении нового мутировавшего коронавируса вбрасывается специально, чтобы иметь возможность и дальше держать человечество в узде разного рода ограничений.

 Другие идут похожим путем, и говорят об искусственно поднимаемой информационной волне, чтобы напугать людей и стимулировать их прививаться как можно быстрее. Сложно представить как можно совместить обе эти точки зрения, однако встречается и такое.

Между тем, только в Великобритании, где прививочная кампания против коронавируса только-только стартовала, уже привито 350 тысяч человек. Для сравнения, в США — больше 211 тысяч, в России — 320 тысяч, в Китае — 1 млн человек (по данным на 19 декабря 2020). 

Нужно ли подгонять людей какими-то дополнительными пугающими новостями, неужели они еще недостаточно напуганы? 

Особенно в ситуации, когда производители вакцин априори не успевают произвести их в достаточном количестве для полного удовлетворения спроса и активно идут разговоры, что, даже в той же Великобритании придется идти по комбинированным схемам. То есть, та часть населения, кому не хватит вакцины от Pfizer (по прогнозу, ее хватит до конца января, со следующей поставкой не ранее марта), сможет получить вакцину от компанииAstraZeneca. 

Поговаривают даже о возможности прививать первой дозой отAstraZeneca, а вторую дозу делать российским "Спутником V". С одной стороны, это хорошо: чем больше людей получит вакцинацию разными вакцинами, тем скорее у нас на руках будут данные какая из вакцин работает лучше.

 С другой стороны, специалисты уже высказывают мнения, что такая тактика — вроде бы и широкий охват вакцинацией, но при этом охват разными вакцинами в рамках одной популяции — может привести к усилению эволюционного давления на вирус, то есть, к мутациям и появлению новых штаммов.

Это всего лишь опасения в связи со стартом вакцинации, но они уже звучат. А теперь у нас есть факт, что новый штамм коронавируса, причем, имеющий свойства намного быстрее передаваться от человека к человеку, уже здесь. И это мы только-только выдохнули после норвежских норок!

Насколько поможет на этот раз оперативно задействованный режим изоляции отдельно взятой страны? Насколько эффективными будут локдауны? Насколько появление нового штамма вируса способно помешать выработке коллективного поствакцинального иммунитета?

С изоляцией все на самом деле не очень радужно. Во-первых, есть данные, что новый штамм коронавируса появился явно не вчера, и даже не неделю назад. 

Впервые он был обнаружен в сентябре, и уже к октябрю приблизительно 25 % случаев коронавирусной болезни в Лондоне было ассоциировано с новым вариантом. 

К середине декабря это уже было две трети случаев. Просто он очень быстро распространяется, и сейчас стало ясно, что новая разновидность коронавируса все более вытесняет старую. И уже есть лабораторное подтверждение, что некоторые из мутаций коронавируса позволяют ему быстрее инфицировать клетки. 

Это вовсе не означает (пока не доказано обратное), что это же новое свойство вируса будет еще и помогать ему уклоняться от ответа иммунной системы.

 Да, так бывает для некоторых вирусов: мутации делают вирус невидимым для иммунитета или для поствакцинальных антител, но конкретно для нового штамма коронавируса такой эффект не доказан.

То, что новый штамм циркулирует уже какое-то время, означает, что он уже успел попасть и в другие страны — и это так, об обнаружении этой разновидности уже сообщили Дания, Нидерланды и даже Австралия, только недавно радовавшая нас известиями о полной элиминации коронавируса. 

В этой ситуации закрытие сообщения с Великобританией может иметь цель всего лишь сдержать проникновение нового штамма в популяцию, чтобы выиграть время и разобраться что это все означает.

А что это означает, можно понять только получив данные о влиянии нового штамма на течение заболевания, не только на скорость его распространения. 

Сам по себе рост скорости распространения — уже ничего хорошего, конечно, для вируса, который и так положил на лопатки весь мир, в том числе потому, что распространялся даже быстрее вируса гриппа.

 

Если этот новый штамм действительно вытеснит предыдущий, то это может означать, например, что мы не сможем больше в такой степени полагаться на ношение масок и соблюдение дистанции: на первое место может выйти аэрозольная передача, как это справедливо для кори или ветряной оспы, с практически обязательным заражением всех проконтактировавших.

Означает ли это ужас-ужас и новый виток вирусного апокалипсиса? Вовсе не обязательно. Все зависит от того, насколько вредоносным окажется этот новый штамм, как бы быстро он не распространялся. Каков процент тяжелых форм, какова потребность в госпитализации и кислородной поддержке, какова летальность. 

Вопрос стоит так: новая разновидность вируса стала более агрессивной для нас, или всего лишь "стремится стать обычным, пусть и очень заразным, насморком"? Пока ответа на этот вопрос нет, паниковать как минимум преждевременно. 

Тем временем, эпидемиологическая ситуация в Великобритании сейчас не простая, но и не катастрофическая. Так что повод для сдержанной надежды есть. Но не чрезмерный, да. Потому что вирус сознанием не обладает, он не может мыслить в категориях "хочу стать несмертельным насморком, хочу вечно циркулировать, не убивая своих хозяев вовсе". 

Мутации — случайная штука, они могут качнуться в любую сторону, как ослабить вирус, так и усилить. И даже эволюционные соображения (если вирус станет более смертоносным, то сможет захватить больше носителей-людей) не работают, потому что конкретно этот вирус передается больше всего еще до развития симптомов. То есть, для его распространения не имеет значения, убивает он свои жертвы или нет.

И еще больше поводов продолжать испытывать надежду на эффективность вакцинации. Ведь, это не первая, и точно не последняя мутация коронавируса. В первые же месяцы после его появления мелькали сообщения о дереве штаммов коронавируса, о том, что он меняется. 

Да, первоначальный вирус был все равно доминирующим (так называемый эффект Основателя), а этот новый штамм интересен как раз тем, что передается настолько быстро, что "основателя" вытесняет. 

Но, возможность появления новых вариантов коронавируса изначально была одним из главных вызовов при разработке вакцин, и сейчас разработчики вакцин призывают не паниковать. И убеждают, что их вакцины должны срабатывать против различных штаммов коронавируса. 

И против нового тоже — потому что призваны сформировать иммунный ответ на те участки вирусного белка или вирусной РНК, которые не меняются, или на сразу несколько различных частей вируса, чтобы вакцина продолжала работать даже если одна какая-то часть мутировала. 

Для того, чтобы вакцины перестали работать совсем, вирусу следует измениться очень сильно, сразу в нескольких местах. Может ли когда-нибудь произойти такое? Да, и это будет означать, что нам придется изготавливать все новые и новые варианты вакцин и обновлять свою вакцинацию время от времени, как это сейчас происходит с прививками против гриппа. 

Надежда — есть. Да, мы по-прежнему очень мало знаем, в том числе, мало знаем о том, как будет работать иммунитет против вируса у привитых (да еще и разными вакцинами), но как минимум преждевременно воспринимать любые новости о коронавирусе как катастрофические. 

Шанс, что он сможет стать обычным насморком, тоже есть. Как и шанс, что сработают новые вакцины — в конце концов, избавилось же человечество от натуральной оспы, и полиомиелит почти на подходе. 

И, особенно, конечно, радует серьезность, с которой правительства начинают воспринимать новую биологическую угрозу. Возможно, если бы они вот также быстро реагировали, когда новый коронавирус только-только начал распространяться из Китая, все сейчас было бы иначе. 

Возможно, мы все-таки учимся на своих ошибках.