Враг моего врага. Кто придет на помощь Украине, если у нее сильные противники и нет друзей

Когда у страны нет друзей — это полбеды, но ведь и врагов никто не отменял. Нужно помнить важную вещь: у этих врагов тоже есть свои враги.

Часто, когда речь заходит о друзьях или партнерах Украины, можно услышать, что у нашей страны есть только два варианта. Это иметь в своих патронах Россию, либо США, ЕС и Западный мир. Есть, конечно же, и более экзотические предложения. Например пресловутый Интермариум или подобные проекты. Это все очень увлекательно, но если говорить серьезно, что делать, когда ты не мировая держава, и вообще очень слаб?

Ведь бывает так, что ты слаб. Даже не как страна, а как индивид. Или слабо твое движение. Или твой народ, он гоним и всякий хочет его обидеть. Что делать в такой ситуации? Ведь хорошо, когда у тебя есть большие и сильные друзья. Богатые, влиятельные, щедрые. Но если их нет? 

А мы видим, что у Украины вряд ли есть друзья среди крупных игроков. Не нужно себя тешить иллюзиями. В случае полномасштабной войны с Россией, за Украину никто воевать не будет. Ни США, ни страны ЕС.

Но как тогда быть? Погибнуть? Когда нет друзей — это полбеды, так ведь врагов никто не отменял. Их легион, они сильны, и каждый из них желает тебе горя. Мы ведь понимаем, что враг это не только Россия. Когда страна в кризисе и ослаблена, всякий хочет урвать свой кусок.

Важно
Игра престолов. Зачем Франция признала Карабах, и за что бьются новые империи на Востоке

Нужно помнить важную вещь: у этих врагов тоже есть свои враги. На этом базируется "периферийная философия" или "союз периферий". 

Речь идет о том, что нет смысла искать союзников среди крупных игроков, ведь твоя слабость приведет к тому, что в таком союзе ты будешь обслуживать сильных. 

Эффективнее искать союзников среди таких же слабых и вытесненных на "периферию" мира\общества\политики. Союзы, построенные не на дружбе (слабые не могут дружить, так как вынуждены выживать, то есть подстраиваться), а на общности интересов. Первый шаг в таком подходе это услуга, и только затем просьба. 

Классический пример "периферийной философии" — это история образования Израиля в начале 20-го века. Евреи, понимая, что друзей у них нет, искали союзы внутри Эфиопии, среди повстанцев на юге Судана, в Иране и, конечно же, среди курдов.

Реувен Шилой — будущий первый директор израильской внешней разведки "Моссад" еще до образования государства Израиля много работал в Ираке и там в горах налаживал связи с курдами. Он создал мощные и развлетвенные сети связей. И это еще в далеком 1931 году. Еще до прихода нацистов к власти, до Холокоста, до всех трагедий и бед. 

Курды затем станут постоянными попутчиками Израиля. Нет, не друзьями, друзей у евреев никогда не было, нет и сейчас. 

Союз Израиля с курдами не помешал Моссаду сдать туркам в 1999 году курдского лидера Абдуллу Оджалана. Мурат Карайылан, лидер курдских партизан, уже в 2012 году журил израильского "журналиста" Итай Энгеля за такое сотрудничество с турками, когда тот гостил у курдов в горах. Мол, Израиль помог туркам поймать Оджалана, продает туркам оружие. В ответ Энгель только горько вздыхал. 

О чем точно они говорили мы не узнаем никогда, но мы точно знаем, что есть тесная связь между курдами и евреями в Израиле. 

Итай Энгель с лидером апочистов Муратом Карайыланом и курдами-партизанами. Фото из открытых источников. 2012 и 2014 год.
Итай Энгель с лидером апочистов Муратом Карайыланом и курдами-партизанами. Фото из открытых источников. 2012 и 2014 год.

Союз Израиля и Азербайджана – еще одни пример такой "периферийной философии". В обмен на нефтедоллары и помощь в решении "иранской проблемы", Израиль щедро снабдил азербайджанцев технологиями. 

Больше не доверяя союзам с сильными, Израиль легко меняет своих старших "хозяев". СССР на Францию, а затем Францию на США, а США, возможно, на КНР, ведь уже не первый год налаживаются тесные экономические и технологические связи Израиля и Поднебесной. 

Неизменным остается только союз с "периферией", с курдами, азербайджанцами, суданцами, иракцами, ливанцами, украинцами, афганцами, ливийцами и многими другими. У маленьких и слабых не бывает настоящих друзей, но бывают общие враги. 

Важно
Война в Израиле. Кто выиграл, кто проиграл и почему рано "хоронить" конфликт

И часто эти союзы неформальные, закрытые, закулисные. Создание прочных связей, создание разветвленных сетей — ключ к выживанию в мире полном хищников и государств насильников.

У меня нет сомнений, что Украине вместо постоянного заискивания перед большими игроками, нужно искать союзы с такими же слабыми и вытесненными на периферию странами. Ведь даже Турция, это сильное и влиятельное государство — это не друг, а ситуативный партнер, ведь ни у кого нет сомнений, что она бросит Украину как только ей это станет выгодно. 

Но кто станет этими новыми союзниками Украины? Может быть, страны Африки? Хватит ли политической воли у руководителей Украины присмотреться всерьез к концепции "периферийной философии"? Насколько будут прочными эти неформальные связи? Все это открытые и, но как мне видится, очень важные вопросы.