Долгие встречи в Гааге. Как проходят слушания по спору "Украина против России" и когда можно ожидать вынесения вердикта

2019-06-04 17:45:00

460 18
Долгие встречи в Гааге. Как проходят слушания по спору "Украина против России" и когда можно ожидать вынесения вердикта

Фото: пресс-служба Суда ООН

С 3 по 7 июня в Международном суде ООН проходят слушания по делу "Украина против Российской Федерации". Речь идет об иске, поданном Киевом в 2017 году о нарушениях Кремлем двух конвенций – о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации расовой дискриминации. Фокус решил разобраться в перспективах дела и его важности для Украины

Позиция Министерства иностранных дел Украины, представленная в Гааге, основывается на нормах Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма (1999) и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965). Нормы первого документа должны послужить дипломатическим доказательством факта российской агрессии на Донбассе и поддержки вооруженных формирований Российской Федерацией, а второго – засвидетельствовать нарушения прав крымских татар и украинцев, находящихся на территории аннексированного РФ полуострова Крым. Российская сторона, напротив, придерживается своей правды и пытается юридическими инструментами убедить Международный суд ООН в том, что он не обладает юрисдикцией для рассмотрения этого дела, заявляя о "неправильной трактовке международного права официальным Киевом".

13 месяцев

Слушания в Гааге должны завершиться 7 июня. Однако уже в первый день, отведенный для заслушивания аргументов России, стало очевидным, что процесс потребует больше времени. Заместитель министра иностранных дел по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль, возглавляющая украинскую делегацию, так комментирует результаты первого заседания: "Никаких новых аргументов со стороны РФ не прозвучало. Позиция Москвы – манипулятивная. Они продолжают называть Революцию достоинства мятежом и рассказывать о гражданской войне в Украине. Это затягивание процесса. Суду нужно будет время на принятие решений до конца года, а после этого россиянам будет предоставлено еще 13 месяцев на подготовку меморандума".

4 июня свою доказательную базу в Международном суде ООН представляла Украина. В письменной форме видение происходящего на Донбассе и в Крыму наша страна подробно изложила в меморандуме, опубликованном в январе 2019 года. В словесной форме о нарушениях в суде высказались Елена Зеркаль, профессоры Харольд Коу, Жан-Марк Тувенин, юристы Марни Чик, Джонатан Гимблетт, Дэвид Зайонтс.

Примечательно, что украинские эксперты по международному праву отказываются комментировать Фокусу происходящее в Гааге. Они мотивируют свою позицию тем, что так же, как и широкая общественность, некомпетентны в деле межгосударственного спора и имеют доступ только к информации из открытых источников, обнародованной на сайте Международного суда ООН.

Так, в разделе, касающемся "применения Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (Украина против Российской Федерации)" обнародованы:

  • заявление о возбуждении дела от 16 января 2017 года;
  • стенографические отчеты из открытых заседаний за 6-9 марта 2017 года;
  • итоговый приказ, датированный 19 апреля 2017 года, в котором говорится о том, что, по мнению суда ООН, "Россия должна воздерживаться от наложения ограничений на способность крымскотатарской общины сохранять свои представительные институты, в том числе Меджлис, и обеспечивать доступность образования на украинском языке";
  • предварительные возражения, представленные РФ 12 сентября 2018 года;
  • письменное изложение Украиной замечаний и представлений о предварительных возражениях РФ, закрепленных 14 января 2019 года;
  • стенографический отчет об открытом заседании, состоявшемся 3 июня 2019 года во Дворце мира "о применении Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (Украина против Российской Федерации)".

Частично вносит ясность в суть международного иска Украины против России Зеркаль в записи на своей странице в Facebook перед отъездом в Гаагу. Заместитель министра отмечает, что украинская делегация меньше по численности, чем российская и состоит из "проверенных временем представителей МИД, СБУ, ГПУ, которые непосредственно расследуют дела по сбиванию Boeing МН17, террористическим актам в Мариуполе, Краматорске, Волновахе, обеспечивают оказание международно-правовой помощи и принимали участие во всех переговорах с россиянами по этим вопросам".

Зеркаль также обращает внимание на том, что рассмотрение дела по существу представляет собой "детальное исследование всех доказательств, экспертных мнений и показаний свидетелей, которые Украина предоставила суду на 17500 страницах" и заверила, что большинство материалов будет обнародовано на сайте суда ООН.

МИД России заявляет: "Мы отрицаем наличие спора между двумя странам по упомянутым конвенциям в принципе и намерены обосновать тот факт, что Украина недобросовестно пытается задействовать их механизмы разрешения споров для достижения политических целей".

Далекая перспектива

Фокус задал вопрос, как Украина сможет убедить Международный суд ООН в своей юридической правоте, руководителю Центра международных исследований Дипломатической академии им. Геннадия Удовенко Андрею Веселовскому и получил следующий ответ: "Суть состоит в том, чтобы у суда появилась юрисдикция. В таком случае нам будет легче доказывать факты, представленные в иске. Мы можем это сделать очень качественно, ведь у нас есть свидетельства международных организаций, потерпевших граждан. Предстоит сложная и, в первую очередь, очень долгосрочная работа. Суды неохотно принимают к рассмотрению такие пограничные вопросы, по которым нужно решать, насколько они приближены к моменту истины".

Как утверждает Веселовский, полтора-два года, которые отводятся на судебный процесс по решению Международного суда ООН, вполне "адекватный" период. "Если нам вынесут решение через пять лет, то мы будем только рады. Россияне настаивают на отсутствии юрисдикции. Если в этом вопросе выиграет Украина, то в таком случае может быть рассмотрение дела по существу. Гамбургский суд сыграл положительную роль в психологичном плане. Думаю, определенный бонус у нас есть и в результате выборов нового президента, как бы это парадоксально ни звучало – свежий ветер перемен.

На вопрос Фокуса, имеет ли к процессу в Гааге отношение трагедия рейса MH17, Веселовский отвечает лаконично: "Боинг" здесь ни причем". При этом дипломат напоминает, что для Украины выигрыш в Международном суде ООН стал бы настоящим событием.

"Крупные страны, которые были организаторами мирового порядка, в течение веков навязывали, благодаря силе и лучшей подготовленности, свое видение международного права", – говорит Веселовский, и приводит пример Грузии, которая проиграла в Международном суде ООН иск об оккупации части своей территории в 2008 году, допустив мелкие ошибки в документах, в частности, не выдержав сроки их подачи.

"Украина все сделала аккуратно и есть надежда, что мы выиграем. Это будет значить, что мы равные с мировыми странами, что мы – не младший брат, не неудачники, не случайные прохожие в международной политике, что мы можем бить агрессора не только на поле боя, а и в поле международного права. Это снижение авторитета РФ и доказательство того, что она попадет в глухой угол", – предупреждает Веселовский.

О юридической составляющей судебного процесса в Гааге Фокус спрашивает директора Украинской правовой консультативной группы Надежду Волкову. Для начала она напоминает, что в 2018 году во время предварительных слушаний определялось главное – есть ли юрисдикция у суда ООН для того, чтобы обязать РФ исполнить требование по иску Украины в связи с нарушением конвенций. В первую очередь – прекратить финансирование терроризма и поставки оружия на территорию временно оккупированного Донбасса, обеспечить право на образование в Крыму и отменить решение о том, что Меджлис является незаконной экстремистской организацией. 

"По финансированию суд не обязал РФ ни к чему – у суда не было юрисдикции, а по Крыму были введены меры, о которых просила Украина, но Россия их не выполнила. Сейчас началось рассмотрение дела по существу", – рассказывает Фокусу Волкова.

Юрист обращает внимание на проблему с наличием у Киева доказательной базы. "Из текста меморандума, поданного Украиной, суд не сможет однозначно сказать, считаются ли совершенные РФ преступления, о которых заявила Украина, актом терроризма или военными преступлениями. Это большая проблема, потому что ряд доказательств, представленных Украиной, не являются элементами терроризма. Доказать обратное очень сложно. В частности, речь идет о MH17, обстреле автобуса в Волновахе, обстрелах жилых кварталов Мариуполя. У всех юристов-международников, моих коллег в США, Вашингтоне, понимающих юридическую суть дела, возникают одни и те же вопросы: причем в данном случае все эти факты?", – делится наблюдениями с Фокусом Волкова.

При этом, утверждает она, отстаивание своей позиции в суде не имеет прямой зависимости ни от количества юристов, ни от масштаба делегации. "Юристов может быть и два, как было у России в прошлый раз. Украина тогда приехала с группой представителей СБУ, ГПУ… Однако юристы, смотревшие непосредственно выступления, знающие юридическое подспорье, не имели сомнений в том, что Украина выступила хуже. У нас об этом никто не говорил, – вспоминает Волкова.  – По Донбассу шансов, считаю, мало. Там не представлены люди, которые были бы глубоко в теме".

По ее мнению, положительное решение Международного суда ООН в нашу пользу дает Украины дополнительные инструменты для действий на всех международных площадках, в первую очередь, в Совете Европы, куда может вернуться Россия уже во время летней сессии. "Правовая война – это один из элементов гибридной войны. С геополитической, правовой точки зрения для Украины положительное решение суда стало бы очень важным", – заключает  Волкова.

Loading...