Большое возвращение: кого удалось обменять у террористов и кто еще остался в плену

2019-12-29 14:00:00

3993 60

С неподконтрольных Украине территорий сегодня могут вернутся 80 человек. Среди них военнослужащие и гражданские заложники. Некоторые находились в плену почти пять лет.

 

В районе контрольно-пропускного пункта «Майорск» утренний туман. Для простых граждан он закрыт на сутки. Поэтому разбитая дорога, которая ведет к оккупированной Горловке, пустынна. Именно по ней в сторону территорий, контролируемых боевиками, проезжают несколько автобусов. В них – осужденные или ныне еще обвиняемые в тяжких преступлениях, которым накануне суды изменил меру пресечения.

Непосредственно на пункт пропуска украинских журналистов не пустили. Видео транслирует камера Офиса президента. В 11.45 видно: автобусы стоят, но люди из них не выходят.

Кого отдаем в ОРДЛО

Накануне было известно, что боевики просят передать на территорию ОРДЛО около 180 человек. Но после оказалось, что более сорока из них отказались переезжать в Луганск и Донецк.

В результате на обмен пошли около 130 человек.

Среди них, например, Дарья Мастикашева, обвиняемая в госизмене. 27 декабря она пошла на сделку со следствием – признала вину, и Красногвардейский районный суд Днепра ее сразу отпустил для обмена. Также вину признал ее возможный сообщник – Александр Каратай. Оба заявлены на обмен боевиками Луганска.

В Донецк направляются фигуранты дела о теракте в Харькове возле Дворца спорта 22 февраля 2015-го. В тот день погибли четыре человека и одиннадцать получили ранения. Накануне суд приговорил Владимира Дворникова, Виктора Тетюцького и Сергея Башлыкова к пожизненному сроку заключения, а после изменили им меру пресечения на личное обязательство для обмена. Именно об этом просила прокуратура.

Кроме того, в списке члены так называемой банды Мангуста, которые 9 мая 2014 года захватывали здание городского управления полиции, взяв заложников в Мариуполе. Во время тех событий погибли шесть милиционеров и военных. Четверку задержанных – Виктора Скрипника, Евгения Дружинина, Александра Стрельниковича  и Владимира Бирюкова – в рамках обмена также передают в Донецк.

Также к боевикам уехали подозреваемые в терактах в Одессе, например, Руслан Долгошея и Екатерина Фотеева. А еще Николай Рубан, который приговорен к 15 годам лишения свободы за совершение террористического акта – судом установлено, что в 2015 году последний принес банку меда военным, когда те хотели попробовать, сработало взрывное устройство – один боец погиб, еще трое получили тяжелые ранения.

Особенно настаивали на передаче в ОРДЛО бойцов подразделения «Беркут», подозреваемых в расстреле Небесной Сони на улице Институтской 20 февраля. Накануне поздно вечером апелляционный суд в Киеве изменил им меру пресечения с содержания под стражей на личные обязательства. Это решение суда вызвало протест семей погибших на Майдане и активистов – они всю ночь блокировали выезд из Лукяновского СИЗО. Но, несмотря на это, Олега Янишевского, Сергея Зинченко, Павла Аброськина правоохранители вывезли из изолятора. Если бы этого не произошло, боевики угрожали остановить процесс обмена или отдать не всех заявленных в списках людей.

Этих и других людей Украина согласилась поменять на свой список военнослужащих и гражданских. Некоторых из них боевики удерживали более четырех лет, других – задержали уже в 2019-м.

Первых Украине на контрольно-пропускном пункте «Майорск» передает Луганск, после – Донецк.

Военные: долгая дорога домой

Один из тех, кто уже возвращается домой – начальник инженерной службы 8-го полка спецназа из Хмельницкого Сергей Иванчук. В феврале 2017 года он попал в плен вместе с побратимом Иваном Деевым.

«После исчезновения мужа целый месяц о нем не было новостей. А после в сети появилось видео, на котором он был в синяках и рассказывал, что выполнял задание по уничтожению «начальника управления народной милиции» «ЛНР» Олега Анащенко. Раньше я никогда не видела Сережу таким. Видно было, что над ним издевались, одной рукой он не двигал вообще», - говорит жена Виктория Иванчук. Ныне она уже приехала в Киев и готовится встречать мужа.

«Тяжелее всего было то, что мы не могли позвонить Сергею. Дочки писали отцу письма, но они ему не доходили. Как и посылки. Его долгое время удерживали в одиночной камере», - вспоминает ныне Виктория.

Кроме того, обменяли еще и Романа Фурсова (58-я бригада) и Юрия Евтушка (14 бригада).

Из Донецка ждут командира танка 1-й танковой бригады Богдан Пантюшенко.

Он попал в плен 18 января 2015 года в районе поселка Спартак, недалеко от Донецкого аэропорта. Накануне несколько экипажей должны были выйти к Путиловскому мосту, закрепиться и обеспечить проход саперов, которые планировали подорвать мост. Пользуясь этим мостом, боевики атаковали  позиции украинских военных в новом терминале аэропорта. Танк Богдана подбили террористы, экипаж попал в плен. Первые три месяца Пантюшенко и его побратима Ивана Лясу (освобожден из плена в декабре 2017 года) удерживали «казаки войска донского». После последний рассказывал, что именно у «казачков» было сложнее всего – били, использовали электрошокер, водили к проруби «топить».

Затем двоих танкистов перевели в здание СБУ в Донецке, далее – в Макеевскую колонию №97, а после обмена 2017-го, когда Богдана боевики не отдали, - в СИЗО. Последние месяцы Пантюшенко удерживали в колонии №32. «Однажды Богдан смог позвонить. Тогда он сказал: «состоялся «суд», мне дали 18 лет, надеемся, готовят к обмену», – говорит жена Виктория Пантюшенко.

По 30 лет лишения свободы получили в Донецке спецназовцы Сергей Глондарь и Александр Кореньков.

Сестра Сергея Людмила рассказывает, что ее брат попал в плен в феврале 2015-го на выходе из Дебальцевского котла. Накануне группа получила задание вывезти убитых и раненых. Но по дороге попали в засаду. Из девятерых двое были убиты, двое – тяжело ранены, пятерых боевики взяли в плен.

Сначала Глондаря и Коренькова, как и Пантюшенко, удерживали в здании СБУ в Донецке, а после перевели в места лишения свободы.

Дома Сергея Глондаря ждет жена и две дочери. Младшая Анна родилась, когда папа уже был в плену.

Еще в списке на обмен трое бойцов 53-й бригады – Александр Геймур, Ким Дуванов, Борис Пундор. Они попали в плен 22 мая 2019 года. Тогда машина с восемью военными двигалась в районе населенного пункта Новотроицкое, отклонилась от маршрута, и попала на временно-оккупированную территорию. Военных задержали представители террористической организации «ДНР». На свободу боевики обещали отпустить Василия Жемелинского, военнослужащего 57-й бригады. Связь с ним оборвалась в ночь с 16 на 17 февраля 2017 года.

Выдать «шпиона»

Но большинство в списке на обмен не военные, а гражданские – жители оккупированных территорий.

Из автобуса, прибывшего из Луганска, в белой куртке с нарисованным ручкой огромным трезубом выходит жительница Первомайска Елена Сорокина. Исчезла она 30 октября 2018-го. Друзья Елены, которые все это время боролись за освобождение женщины, уверены: ее задержали за проукраинскую позицию. «О ней знали в Первомайске многие», - говорит подруга Елены. Сегодня вечером она уже встретит Сорокину в Киеве.

Гражданского Евгения Цыганка в аэропорту в Киеве будут встречать друзья. Жителя Луганской области в 2015-м обвинили в краже в магазине, подкинули товары в дом, а при задержании ранили.

Из Донецка после двух лет незаконного удержания к жене и сыну возвращается житель Донецка Александр Тимофеев. Его задержали на блокпосту Еленовка 26 декабря 2017 года.

«Два месяца я не могла узнать, где мой муж. А после мне сообщили: Сашу обвиняют в шпионаже. Мол, нашли в нашем компьютере несколько фотографий пьяных сепаратистов, и сказали, что он за ними следил», - говорит жена Тимофеева Светлана. Она вспоминает, что сначала Александра удерживали на «Изоляции». «На бывшем заводе боевики устроили изолятор, там зверски издевались над пленными», - поясняет она. После перевели в СИЗО. Сама Светлана была вынуждена уехать из Донецка в Киев, потому что и ее могли задержать боевики.

Согласились террористы отдать журналиста «Радио Свобода» Станислава Асеева, его задержали за то, что он готовил материалы с оккупированных территорий, и Олега Галазюка.

Последний под псевдонимом Мирослав Тямущий также писал блоги на сайт «Радио Свобода». «Он рассказывал о ситуации на железной дороге, о транспорте на неконтролируемой территории. Я помню его репортаж на годовщину падения малазийского Боинга. Он прошел пешком 20 километров, чтобы положить цветы от всех украинцев. И сделал фото букета, перевязанного желто-синей лентой», - говорила ранее в эфире Громадського радио секретарь Национального союза журналистов Лина Кущ. В Торезе, где жил Галазюк, он известен своей проукраинской позицией. Во время Революции Достоинства в центре города писал лозунги против президента Виктора Януковича и «Партии регионов», за что был избит.

В числе гражданских Роман Писанец, Татьяна Гончарова, Денис Коваль, Игорь Кулиш. Всех четверых боевики обвинили в шпионаже, осудили и удерживали в колониях несколько лет. В 2017-м их на обмен не отдали.

Тогда же отказались обменивать Станислава Печенкина из Горловки. 17 марта 2014 года он написал: «Я этнический русский, русскоязычный житель Донбасса, который родился и проживает в городе Горловка, в 40-ка километрах севернее Донецка. Вокруг меня живут представители многих национальностей, родной язык для которых русский. Каждый из нас может свободно общаться на русском языке, слушать песни, передачи (...). Ни я, ни мое окружение никаких притеснений по языковому и национальному признаку не испытывает. И говорить о дискриминации, особенно о защите прав русского языка и русскоязычного населения Украины со стороны РФ, просто смешно». Парня задержали террористы в январе 2017-го. По словам его сестры Алины, это произошло в тот момент, когда Станислав на несколько дней приехал в Горловку из Бахмута. Обвинили также в шпионаже.

Известно уже, что после трех лет застенок из колонии вывезли и 66-летнюю Галину Терещенко. Ее задержали представители незаконных вооруженных формирований в августе 2017 года. По словам бывшей заложницы Галины Гаевой, Терещенко обвиняли в том, что она переписывала номерные знаки машин у входа в так называемое министерство госбезопасности.

Рядом с Терещенко все это время находилась 53-летняя Алла Ярмишко. Террористы также обвиняли ее в шпионаже. Галина Гаевая говорит, в ее телефоне якобы нашли фотографии, которые, по версии «следствия», она передавала в СБУ.

Шпионила, как утверждают боевики, и медсестра из Горловки Марина Чуйкова. Задержали женщину в марте 2018-го, «осудили» на 11 лет. Но уже вскоре Чуйкова увидится с двумя своими сыновьями, которые почти два года боролись за ее освобождение.

Кто остался в ОРДЛО?

По данным СБУ, в руках террористов до недавнего времени находились 250 человек. Если освободили чуть более 80-ти, то в неволе остаются, по меньшей мере, 170 человек.

Среди них военные, которые попали в плен в 2018-2019 годах. Например, еще трое бойцов 53-й бригады – Юрий Гордийчук, Павел Корсун и Виктор Шайдов. Их, как и освобожденных Пундора, Дуванова и Геймура, задержали 22 мая 2019-го, когда те случайно заехали на неконтролируемые Украиной территории.

Донецк не подтвердил для обмена 29 декабря еще четырех военнослужащих: Николая Гриненко (79-я бригада), Станислава Панченко (58-я бригада), Андрея Качинского и Игоря Мирончука (оба 128-я бригада). Все попали в руки боевиков в 2019 году. Остался и морской пехотинец Виталий Чмиль (36-я бригада), которого задержали в мае 2018 года под Широкино.

В списки не попали и более сотни гражданских. В их числе нескольких человек из города Кальмиусское (бывшее Комсомольское) – Валерий Матюшенко, Елена Федорук и Сергей Дубровин. По версии следствия, все трое собирали данные о местах расположения граждан РФ, которые находились в населенном пункте. Ныне они содержаться в колониях  Макеевки и Снежного.

В колонии Тореза боевики оставили Богдана Ковальчука из Ясиноватой. Парня задержали в 2016-м, когда ему еще не было 18 лет. При этом он был одним из старших в группе подростков.

В СИЗО пока обмена не дождались и жители Донецка Виктор Дзицюк и Александр Король. Обоих боевики обвиняют в шпионаже в пользу Украины. И обоих отказались подтверждать и передавать в рамках обмена, хотя украинская сторона в Минске просила об этом до последнего.

Надо сказать, что боевики хотя и заявляют об обмене в формате «всех установленных на всех установленных», не спешат отпускать всех. Причем оставляют у себя и военных, и проукраинско настроенных гражданских не только для будущих обменов, но и чтобы шантажировать официальные украинские власти. Ведь террористы требуют полной юридической очистки своих людей. А если такую кому-то Украина не обеспечила в момент обмена 29 декабря, значит – могла гарантировать провести с помощью закона об амнистии.

Loading...