С прицелом на оккупацию. Как снайперы на Майдане должны были оправдать захват Крыма

Майдан 2014, хроника, репортажное фото
Фото: Getty Images | Майдан: как это было

События на Майдане могли быть не внутренним противостоянием народа и власти, а первым актом агрессии РФ, цель которой — оккупация Крыма и части юго-востока Украины

Майдан победил, украинский народ выгнал президента Виктора Януковича — эта фраза привычна для многих участников тех событий. Погибшие майдановцы стали Героями Украины, выжившие — важными свидетелями в суде. Но за семь лет после окончания противостояния на скамье подсудимых оказались лишь вероятные исполнители убийств, в то время как имена заказчиков нападений на активистов и силовиков не названы. Как не дана и должная политическая и правовая оценка действиям руководства Украины того времени, но главное — не исследован возможный "вклад" России.

Отклонение от курса

"Мы все равно должны идти в ЕС. Наверное, придется в Украине что-то менять", — эти слова Виктора Януковича, сказанные задолго до начала Майдана, вспоминает его бывший соратник Тарас Чорновил. Он уверен: Янукович действительно собирался подписать Соглашение об ассоциации Украины с Европейским союзом.

"В 2013 году это решение поддерживала вся политическая команда Януковича, которая напрямую не зависела от России. Помню, как во время одного из эфиров народный депутат Николай Левченко кричал депутату от "Нашей Украины": "Вы тормозите евроинтеграцию!" — рассказывает Чорновил. Другое дело, что мотив интегрироваться в ЕС у "бело-голубых" был не тот, что у большинства украинцев — не европейский вектор развития, а желание сохранить власть.

ЕСПЧ в делах Майдана указал, что преступления, совершенные во время Революции достоинства, были частью го­судар­ствен­ной политики

Несколько лет к евроустремлениям Украины Кремль относился спокойно, но когда перспективы сближения с Брюсселем стали очевидными, Москва включилась. Сначала инициировала торговую войну с Украиной — в августе 2013-го российская таможня закрыла границу для всего украинского экспорта, а после поменяла теневого куратора: на место экономиста Сергея Глазьева пришел политтехнолог Владислав Сурков. Последний, как и Владимир Путин, — известный приверженец идеи "национального единства России" при участии Украины. Именно о таком "духовном" и территориальном объединении Москва хотела говорить с Киевом.

"Янукович этих встреч всегда избегал. Он Путина не любил и даже боялся, — говорит Чорновил. — Но 11 ноября 2013 года встреча все-таки состоялась в Сочи. Какими аргументами Путин убеждал Януковича, можно только догадываться. Но, скорее всего, мог угрожать его жизни. Это единственное, что могло подействовать. Я видел, как Виктор Федорович, когда узнавал, что на него готовится покушение, входил в ступор, — разговаривать с ним было бесполезно".

Неизвестно, прав Чорновил или нет, но 28 ноября 2013 года в Вильнюсе Янукович, отказываясь от евроинтеграции, выглядел подавленным.

Череда провокаций

Тем временем на Майдане уже неделю продолжались протесты. Они казались исключительно мирными — на главную площадь столицы вышли журналисты, писатели, представители общественного сектора без политических лозунгов и флагов. Все изменилось 30 ноября, когда ночью к стеле Независимости прорвались представители спецподразделения "Беркут", — они стали избивать людей, в том числе студентов. После были митинг 1 декабря и жестокие задержания на улице Банковой, где находится Офис президента. И пока украинцы не могли понять, что происходит, российским зрителям "глобальный замысел" доносил Дмитрий Киселев на телеканале "Россия-1".

Он откровенно манипулировал, мол, Майдан провоцировал — силовики вынуждены были отвечать: "Сначала милицию жестко провоцировали, калечили и душили газом. А затем лидеры протестов призвали на Майдан бедных студентов и цинично оставили их там без какой-либо защиты как жертву, предусмотренную политтехнологией. По сценарию нужна кровь".

Накануне Вильнюсского саммита Путин мог угрожать жизни Януковича. Это единственное, что могло на него по­дей­ствовать"

На самом деле все было с точностью наоборот: когда волна протестов утихала, находился тот, кто накалял ситуацию. Так было и 11 декабря, в ночь "штурма Майдана", и 19 января на улице Грушевского. И всякий раз было понятно, что "Беркуту" не составляло труда разогнать протестующих без крови и потерь, но такая цель, похоже, не стояла, толпу нужно было раздраконить. С каждой неделей события становились все трагичнее: титушки похищали людей и вывозили в лес, силовики задерживали активистов и стреляли боевыми на Грушевского. Патронов и спецсредств не хватало — пришлось заказывать в РФ. Из Москвы в Жуляны и Гостомель прибыли два спецборта со светошумовыми и дымовыми гранатами. В сопроводительных документах было указано: "Гуманитарная помощь". Вскоре в Украину пожаловал и Сурков. Это был его второй визит в Киев во время Майдана. Прилетел в сопровождении представителей ФСБ.

Майдан, революция Достоинства, стела независимости, огонь
ЗА ЧАС ДО РАССТРЕЛОВ. Утро 20 февраля 2014 года на Майдане началось с разрывов светошумовых гранат.
Фото: Михаил Багинский

"У послушного ребенка нельзя забрать конфетку, конфетку можно забрать только у хунты! А для этого хунта должна была свергнуть Януковича и захватить власть. То есть 18 ноября должна была состояться прелюдия реальной гражданской войны", — уверен Тарас Чорновил. В тот день титушки получили в МВД более 300 единиц оружия и патроны, а "мирная хода" майдановцев направилась к парламенту. Но дойти до ВР протестующие не смогли. Горячих точек образовалось несколько: возле верхнего входа в метро "Крещатик", на улице Садовой, в Мариинском парке. Далее загорелся офис Партии регионов, в результате чего погиб человек. Но в тот день что-то пошло не так.

Выстрелы из Консерватории

"Муж уехал на Майдан 19 февраля рано утром. Только к вечеру добрался до Киева. Разместился в одной из палаток. 20-го утром позвонил: "Проснулся, выпил чаю. Стою около сцены. Все хорошо. Тихо", — рассказывает Людмила, жена Героя Небесной сотни Анатолия Корнеева. Накануне в Киев приехали министры иностранных дел Польши, Германии и Франции — Радослав Сикорский, Франк-Вальтер Штайнмайер, Лоран Фабиус. Они встретились с Януковичем и объединенной оппозицией, договорились о перемирии.

Выстрел. Такое ощущение, будто что-то зазвонило — в голове, в ушах, послышалось в середине: "У-у-у"

раненный майдановец
Юрий Пекуш

Пока Анатолий и Людмила разговаривали, в здании консерватории находилась группа людей с оружием. Там их видел Михаил Багинский, журналист, ныне шеф-редактор сайта focus.ua. Рассказывает, что проснулся в палатке от шума взрыва светошумовых гранат и пошел посмотреть на то, что происходит на Майдане с балкона консерватории. Его, в отличие от других журналистов, пустили в середину. "Поднимался наверх, когда в коридоре заметил нескольких людей с оружием. Показалось, что автомат Калашникова. После узнал, что "Сайга". Того, кому передавали, называли "Батько". Это был мужчина шестидесяти лет с усиками, похожий на Джохара Дудаева. На фото потом опознал: Зиновий Парасюк", — говорит он.

Михаил вышел на балкон. На Майдане происходило непонятное движение. Группа правоохранителей попробовала подойти к консерватории и даже забросила на балкон коктейль Молотова. "Вскоре увидел, что с балкона группа людей ведет огонь в сторону стелы, — уточняет Багинский. — Схема была такая: мужчина подбирался к краю балкона, целился, два раза стрелял и убегал. После действия повторялись. Когда я подходил к углу, видел, что справа из окна тоже кто-то вел стрельбу. Я старался держаться от них подальше, чтобы меня по ошибке не пристрелили. Мне тогда казалось, что их вот-вот снимут снайперы".

Михаил Багинский, Майдан, Октябрьский дворец, селфи
СЛУЧАЙНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ. Журналист Михаил Багинский видел стрелявших с балкона консерватории и готов дать показания правоохранителям
Фото: Михаил Багинский

В результате выстрелов с балкона консерватории погибают двое силовиков: 34-летний вэвэшник Сергей Спичак из Бердянска (пуля прошла через бедро, умер от потери крови) и 28-летний боец черниговской роты "Беркута" Владимир Зубок (получил сквозное огнестрельное ранение груди и живота). Кто находился на балконе, уже установило следствие. Среди них были жители Львовской области Зиновий Парасюк, отец экс-нардепа Владимира Парасюка, и Иван Бубенчик, который произвел выстрелы. "Сайга" же принадлежала Дмитрию Липовому. Двум последним объявили подозрение в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа и умышленном убийстве, оба находятся в розыске. В нескольких интервью Иван Бубенчик подтверждает, что утром 20 февраля стрелял с балкона консерватории по силовикам. Свои действия объясняет необходимостью отразить наступление на Майдан.

"До сих пор непонятно, почему в момент, когда на Майдане было относительно спокойно, находятся эти стрелки, — констатирует адвокат Виталий Тытыч, который представляет в суде интересы семей Героев Небесной сотни. — Более того, из Бубенчика делают героя. Вспомните, какой шум поднялся, когда его пытались задержать, — мол, совершается атака на патриотов! Но так ли это? Где были такие "герои", когда на Институтской спецрота расстреливала людей?"

Расстрелянная Институтская

Улицу Институтскую почти полностью контролировали силовики. Примерно в 8:45 они начали покидать район Майдана и отводить технику. Им на смену пришла спецрота "Беркута" — люди в черной форме с желтыми повязками на правой руке. Руководил группой Дмитрий Садовник. Примерно в 9:01 группа спустится на площадку перед Международным центром культуры и искусств (бывший Октябрьский дворец), а в 9:07 смертельное ранение в шею пулей 7,62 мм получит первый майдановец — Максим Шимко. После подобные ранения получают еще несколько человек. 

Институтская, майдан, столкновения
ИНСТИТУТСКАЯ В ОГНЕ. Почти все погибшие майдановцы были убиты прицельным попаданием в шею, грудь, сердце

"Очень стреляют, нет времени говорить", — кричал в трубку жене Анатолий Корнеев. "Я слышу свист пуль, они как будто хлещут вдогонку", — вспоминает Людмила последний разговор с мужем. В 9:28 мужчина получит смертельное ранение в спину — в тот момент он помогал раненому. Свое ранение вспоминает выживший Юрий Пекуш из Стрыя. Первую пулю получил в предплечье.

"Такое ощущение, будто что-то зазвонило в середине — в голове, в ушах, послышалось: "У-у-у". Но боли не было. Потерял сознание — получил еще две пули", — вспоминает он. Одна прошла навылет, вторую удалили в киевской больнице №17, а третью украинские медики не заметили, только польские — с калибром 7.62 в области сердца Юрий живет до сих пор.

Важно
Работа над ошибками. Куда пришла Украина через 6 лет после победы Майдана

Расстрелы на Институтской фиксируют на видео и транслируют в прямом эфире десятки телекомпаний со всего мира, в том числе российские журналисты. Но если кто-то из представителей СМИ ищет безопасную точку, то корреспондент, например, LifeNews кричит: "Ацик, сейчас ты будешь снимать трупы!"

20 февраля на Институтской с 9:00 до 11:00 смертельные ранения получили 47 человек, еще 80 пострадавших выжили. В этих убийствах правоохранители обвинили пятерых беркутовцев: Олега Янишевского, Павла Аброськина, Сергея Зинченко, Александра Маринченко, Сергея Тамтуру. В декабре 2019 года их передали в ОРДЛО в рамках "обмена пленными", двое последних вернулись в Киев, и суд продолжился. 21 подозреваемый, в том числе Садовник, сбежали в Россию и получили гражданство РФ.

Показания снайперов

Судят беркутовцев в Святошинском районном суде Киева. В зал заседаний заходит высокий мужчина в маске. Называется только имя: Александр. Последние семь лет он антиснайпер Управления госохраны, поэтому скрывает свое лицо и не называет фамилию. Дает показания: "Утром 20 февраля за завтраком из новостей узнал: люди в черной форме с автоматами стреляют в сторону Майдана, есть погибшие. После получаем приказ: переодеваться и выезжать к Кабмину — с гостиницы "Украина" предположительно работает снайпер".

До центра Киева группа Александра ехала примерно два часа, прибыла только после 11:00. Антиснайперов завели в здание Кабмина, разместили на одном из верхних этажей в комнате с заклеенными темной пленкой окнами. Вести наблюдение с этой точки было невозможно — Институтская не просматривалась, а о том, что ранее стреляли со здания консерватории, они не знали.

Получается, Янукович и руководители пра­во­охрани­тельных органов принимали все меры для не­воз­можности нейтрализации лиц, начавших стрельбу

адвокат
Виталий Тытыч

Всего в суде допросили более 20 силовиков — профессионалов с большим опытом работы. Их показания говорят о том, что, во-первых, в момент стрельбы с консерватории и после на Институтской в центре Киева не было антиснайперов, обязанность которых — нейтрализовывать первых стрелков (по логике, они должны были находиться по периметру или со дня первых убийств в центре Киева, 21 января, или с минуты объявления антитеррористической операции "Бумеранг", 19 февраля). Во-вторых, снайперов разместили в помещениях, из которых они не могли наблюдать за происходящим. Причем размещали группы не их непосредственные командиры, а некто Сергей Асавелюк, который руководил группами СБУ, МВД и УГО. В-третьих, оружия в руках активистов никто из антиснайперов не видел.

Дело Бубенчика, Иван Бубенчик, Майдан - фото
ДЕЛО БУБЕНЧИКА. После объявления Ивану Бубенчику подозрения в убийстве правоохранителей следствие пришлось прекратить из-за закона о запрете преследования евромайдановцев
Фото: УНИАН
Владимир Парасюк, Зиновий Парасюк, Майдан - фото
Владимир Парасюк с отцом, Зиновием Парасюком
Фото: УНИАН

"Получается, Янукович и руководители правоохранительных органов (к слову, все они были в момент расстрелов на связи с руководителем группы Садовником; следствие установило факты телефонных соединений командира спецроты и командующего внутренних войск МВД Станислава Шуляка) принимали все меры для невозможности нейтрализации лиц, начавших стрельбу, — говорит адвокат Тытыч. — До показаний снайперов в суде, данных под присягой, у нас были сомнения, как квалифицировать действия участников группы Бубенчика — Парасюка: как провокаторов, действующих с конкретным умыслом, или "полезных идиотов".

Если бы они были идиотами, то снайперам контртеррористических подразделений ничего не помешало бы их нейтрализовать. Но таких подразделений почему-то не оказалось на месте преступления. Сейчас сторона защиты беркутовцев активно использует факт применения огнестрельного оружия в сторону силовиков для оправдания действий своих подзащитных. Тытыч убежден, что события на Майдане не надо рассматривать как борьбу своих против чужих, ведь и протестующие, и силовики, по его мнению, в большей части были объектами одного преступления, заказчики которого до сих пор не установлены.

С прицелом на оккупацию

Днем 21 февраля 2014 года лидеры объединенной оппозиции снова встретились с Януковичем — в присутствии главных дипломатов Польши, Франции и Германии они подписали новое соглашение об урегулировании кризиса в Украине. Посланника России в тот момент рядом не было (встреча с ним, а также, возможно, Владиславом Сурковым, который 20 февраля в третий раз прилетел в Киев, состоялась ранее). В тот момент, говорят, Янукович не собирался бежать из Киева — он получил гарантии европейцев и уже пропустил начало съезда сепаратистов, организованного в Харькове. Но когда Яценюк, Кличко и Тягнибок пришли на Майдан с этой новостью, перед ними вдруг возник Владимир Парасюк. "Никакой Янукович целый год не будет президентом. Завтра до десяти часов он должен уйти", — закричал он. В результате Янукович то ли вошел в ступор от страха, то ли выполнил чьи-то требования, но собрал вещи, деньги, документы и в 21:30 бежал в Ростов.

Накануне Вильнюсского саммита Путин мог угрожать жизни Януковича. Это единственное, что могло на него по­дей­ствовать

Выступление Парасюка Тарас Чорновил наблюдал на экране телевизора, находясь во дворе столичной больницы №17. В это время врачи спасали жизнь нескольким майдановцам, в том числе Юрию Пекушу. Спустя семь лет бывший соратник Януковича вспоминает, о чем думал в тот момент: "Янукович совершил государственную измену, когда отдал управление силовыми структурами под контроль России".

Расстрелы на Институтской правоохранители квалифицировали как террористический акт, направленный на эскалацию насилия. "Но, я думаю, целью действий, начиная с 30 ноября, были провокации и дестабилизация", — продолжает Тытыч. Он замечает: доктрина уголовного права обязывает презюмировать цели и мотивы преступления, исходя из их последствий. А преступлениями на Майдане создана была картинка гражданского противостояния в Украине, что в понимании России легитимизирует аннексию Крыма и оправдывает военные действия на Донбассе. "Это фактически казус белли для введения войск. Не надо забывать, что медали "За возвращение Крыма. 20.02.14 — 18.03.14" уже были готовы", — добавляет он.

Важно
Борьба за Украину: возникнет ли в 2021 новый Майдан?
Борьба за Украину: возникнет ли в 2021 новый Майдан?

Юрист Надежда Волкова говорит, что Украина может предоставить международным инстанциями аргументы того, что Майдан, Крым и Донбасс — три эпизода агрессии РФ. Она вспоминает, что в 2015 году Верховная Рада обратилась в Международный уголовный суд (МУС) с просьбой признать: на Майдане совершались преступления против человечности. Но Офис прокурора МУС отнесся к этому заявлению скептически, мол, Украина не смогла показать, что нарушения были массовыми или масштабными. Но Волкова ссылается на недавнее решение Европейского суда по правам человека по Майдану. В них суд указал, что Украина не смогла расследовать большинство эпизодов, а преступления, совершенные на Майдане, были частью государственной политики и действий органов власти.

"То есть ЕСПЧ фактически показал нам, чего не хватило МУС", — отмечает Волкова, так что теперь нужно продемонстрировать, что зимой 2014 года руководство Украины могло находиться под внешним влиянием. В таком случае в Международном уголовном суде Майдан все-таки может стать частью одного большого дела "Украина против России".