Рост тарифов, спад в экономике, эпидемия COVID — что влияет на рейтинг партий?

Юлия Тимошенко, Петр Порошенко, Украина, политики, Верховная Рада
Фото: Getty Images | Юлия Тимошенко и Петр Порошенко в Верховной Раде

В середине февраля Киевский международный институт социологии (КМИС) совместно с центром СОЦИС выяснил электоральные предпочтения украинцев. Фокус анализирует результаты исследования.

В середине февраля Киевский международный институт социологии (КМИС) совместно с центром СОЦИС выяснил электоральные предпочтения украинцев. В результате первое место заняла партия "Европейская солидарность" (ЕС) — 19%, второе — "Оппозиционная платформа — За жизнь" (ОПЗЖ), 17,8%, третье — президентская политсила "Слуга народа" (СН), 17,6%.

Новость моментально разлетелась среди сторонников пятого президента и лидера ЕС Петра Порошенко, заявивших, что поддержка партии растет. Так, в январе нынешнего года, по информации того же КМИС, за ЕС готовы были голосовать 15% украинцев, определившихся с выбором. То есть менее чем за месяц партия Порошенко прибавила 4% поддержки.

Впрочем, то же случилось и с СН — в январе за нее готовы были голосовать 11% избирателей. А вот ОПЗЖ потеряла 3% — в начале года ее поддерживал почти 21% избирателей.

Чтобы оппозиционные силы подняли свой рейтинг, нужны очень нелогичные действия правящей элиты

социолог
Евгений Головаха

Владимир Паниотто, гендиректор КМИС, считает, что изменение рейтинга партии власти — следствие роста тарифов на услуги ЖКХ, падения экономики и эпидемии коронавируса. Электорат, который в 2019 году ушел от ОПЗЖ, "Батькивщины" и ЕС к Зеленскому и СН, возвращается к ним обратно. По словам Паниотто, несмотря на то что в январе вступил в силу закон о языке, который положительно сказался на рейтинге ОПЗЖ, в феврале политсилу подкосили санкции в отношении телеканалов, принадлежащих их нардепу Тарасу Козаку. Эти СМИ были главной трибуной для партии, и их закрытие свело к минимуму возможность ОПЗЖ критиковать исполнительную власть. В результате часть их сторонников пребывает в растерянности, поэтому в феврале на вопрос КМИС о том, за кого бы вы проголосовали, если бы выборы состоялись в ближайшее время, 8,5% респондентов затруднялись ответить. Параллельно эти же санкции прибавили симпатиков СН из среды патриотического избирателя — почти 6%.

Что же касается январских протестов против подорожания услуг ЖКХ, то на электоральных предпочтениях они сказались мало: рейтинг лидера "Батькивщины" Юлии Тимошенко вырос с 11% до 14% (позиция ее партии осталась та же — около 11%), но спустя месяц поддержка Тимошенко вернулась к январским показателям.

Делать выводы рано

Владимир Паниотто говорит, что однозначные выводы о влиянии каких-либо событий на рейтинг украинских партий делать преждевременно. На результаты февральского исследования КМИС, по его словам, могли повлиять не только резонансные происшествия в стране, но и метод опроса. Из-за коронавирусной пандемии социологические компании чаще интервьюируют украинцев в телефонном режиме. При этом примерно у 4% населения страны нет мобильных телефонов, а процент тех, кто пользуется стационарными телефонами, упал до 7%. Все это в основном пожилые люди (преимущественно избиратели ОПЗЖ и "Батькивщины"), часть из которых телефонные опросы не охватывают.

Кроме того, социологи выяснили, что в телефонных интервью участвуют на 10% больше людей с высшим образованием, чем в традиционных опросах, когда они общаются с респондентами лицом к лицу. По словам Паниотто, электорат с высшим образованием чаще всего поддерживает Петра Порошенко.

Важно
Стать драконом. Почему атака на Медведчука не сделает Зеленского "своим" для националистов

Социолог также отмечает события, которые могли бы повысить рейтинг власти, но по разным причинам не срабатывают. Например, системная борьба команды президента с пророссийскими силами, куда условно относят уже заблокированные телеканалы Козака, предъявление подозрений в гос­измене блогеру Анатолию Шарию, санкции против лидера ОПЗЖ Виктора Медведчука и его супруги Оксаны Марченко. Все эти шаги, замечает Владимир Паниотто, в какой-то другой стране могли бы существенно поднять рейтинг Зеленского и СН, но украинцы хоть и относятся к сильной власти позитивно, её силу видят не в санкциях, а в поддержке демократических ценностей и отсутствии репрессивных действий, в том числе в отношении СМИ.

Популярности власти могла бы добавить массовая вакцинация от коронавируса, но ее старт неоднократно срывался. К тому же сперва украинцев обещали начать вакцинировать американской Pfizer, потом — британской AstraZeneca, но в итоге привезли индийскую Covishield, которая, как заявляет власть, является аналогом AstraZeneca. Такая непоследовательность вызывает раздражение и недоверие у избирателя.

Статистическая погрешность

Изменение электоральных предпочтений украинцев, вызванные последними в стране резонансными событиями, происходят в пределах нескольких процентов, которые социологи зачастую называют статистической погрешностью. Об этом Фокусу заявляет Евгений Головаха, замдиректора Института социологии НАН.

"Чтобы оппозиционным силам сильно подняться, нужны очень нелогичные действия правящей элиты. 2–3% к рейтингу принципиально картины не меняют", — подчеркивает он.

К тому же у старых политиков есть свой электоральный потолок, выше которого они не прыгнут, разве что появится серьезный конкурент. Так, Владимир Паниотто вспоминает, что в последней президентской гонке лидером в соцопросах была Юлия Тимошенко. Ровно до того, как в игру вступил Владимир Зеленский. Если бы не команда шоумена, именно у неё были все шансы выйти во второй тур с Порошенко и, возможно, победить.

Важно
Менеджер "слуг". Арахамия о том, почему украинцы не любят выборы и чем Рада похожа на Вегас
Менеджер "слуг". Арахамия о том, почему украинцы не любят выборы и чем Рада похожа на Вегас

Что же касается пятого президента, то после проигрыша Зеленскому он занял позицию оппозиционера, собрав вокруг себя национал-патриотические силы. Но его максимум, уверен Паниотто, — 25–30%, так как у Петра Порошенко высокий антирейтинг, не дающий заполучить сердца и умы большего количества украинцев.

В то же время Владимир Зеленский на фоне старой элиты по-прежнему остается феноменом в украинской политике. Да, его рейтинг закономерно падает, но куда медленнее, чем у предшественников.

"Последний наш мониторинг осенью 2020 года показал, что по сравнению с осенью 2019-го у населения не произошло резкого падения социального самочувствия на фоне коронавируса, — замечает Евгений Головаха. — То есть люди, несмотря на COVID-19, не разочарованы настолько, чтобы обвинить во всех бедах власть. Рейтинг Владимира Зеленского за два года снизился всего на 5–7%".

Отметим, что при расчетах социологи берут во внимание результаты первого тура президентских выборов, когда Зеленский набрал 30% голосов избирателей. Это, по их словам, и есть его прямая поддержка. Согласно данным КМИС, в феврале 2021 года рейтинг президента составляет 26%, это самый высокий показатель среди всех украинских политиков.

Тем не менее Офис президента (ОП) этими цифрами обеспокоен. Глава ведомства Андрей Ермак в интервью каналу "Украина 24" заявил, что падение электоральной поддержки главы государства — результат пропаганды и лжеинформации: "Против нас работают боты, анонимные телеграм-каналы. Сегодня даже самое благое и нейтральное дело можно преподнести иначе. В это вливаются огромные деньги". При этом глава ОП заявил, что ради повышения рейтинга создавать подконтрольные себе СМИ команда президента не будет.