Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Бархатный диктатор

Бархатный диктатор
Тётя Роберта Стуруа была замужем за украинцем Борисом Пономаренко – дирижёром, директором Киевской оперы. «Выдающийся режиссёр современности» – так назовут Стуруа в зрелые годы – часто проведывал её в столице. Родственные отношения и определили любовь Стуруа к Украине. Он считает: украинцы – народ, полный жизненной энергии, а стало быть, очень театральный
000


На сцену Театра имени Ивана Франко 27 мая вновь выйдут ведущие актёры Театра Руставели, как привыкли называть во всём мире этот грузинский коллектив. Перед прибытием в Киев художественный руководитель Роберт Стуруа согласился дать Фокусу эксклюзивное интервью.

— Только что побывал в Израиле, там были очень трудные пять месяцев работы, — признался режиссёр. — Я ставил «Короля Лира» в Камерном театре и, можно сказать, прошёл там Голгофу. Сейчас я в Батуми, приехал сюда, чтобы отоспаться, подышать свежим воздухом, повидаться со своими друзьями, учениками, посмотреть, как они работают, немножко отойти. Здесь в театре мой ученик — худрук. Люблю этот город, бываю тут каждый год. Здесь родилась моя жена…

Клан Стуруа
Однажды на свадьбе двоюродного брата Стуруа произнёс тост, адресованный его тёще и тестю: «Не знаю, какой будет ваша жизнь, — счастливой или несчаст­ливой, но точно знаю, что она не будет скучной, потому что в семью пришёл Стуруа». 

Все Стуруа — известные и не очень — ненавидят скуку, по натуре озорники, а порой и хулиганы. И все, как на подбор, яркие личности. Отец Стуруа — известный грузинский художник, дед — видный большевик, по рекомендации которого приняли в партию Сталина. Есть среди Стуруа и музыканты, и журналисты. А всё же, когда речь идёт об искусстве, больше других Роберт доверяет суждениям жены — филолога и искусствоведа Дуданы Квеселава.

Эксцентрическая трагикомедия – таков жанр новой работы театра им. Шота Руставели «Невзгоды Дариспана».
Эксцентрическая трагикомедия – таков жанр новой работы театра им. Шота Руставели «Невзгоды Дариспана»


— Моя жена повсюду бывала со мной, — рассказывает он, — видела многие мои спектакли. Всегда очень переживала, отсюда и доверие. Вообще, состояние близких на премьере — особое. Мама, например, когда смотрела мои спектакли, даже не понимала, что происходит на сцене, так страшно волновалась. То же происходит и со мной, когда вижу выступление родных. Однажды двоюродная сестра играла сонату Гайдна на концерте в музыкальной школе. Я так нервничал и дрожал, будто сам вышел на сцену!

Сыновья Стуруа Гага и Михо сами выбирали себе профессии. Старший стал историком, младший — кинооператором.

— Я не очень направлял своих сыновей, они самостоятельно делали выбор. Так же поступили и мои родители. Единственное, во что вмешался отец, — не разрешил поступать во ВГИК. Я ведь хотел стать кинорежиссёром. Думал, театр умирает, а будущее — за кино. Тогда я был слишком молод и глуп — хотя на год раньше окончил школу. Родители испугались, что я могу затеряться в этом киновавилоне. Теперь я уверен, театр — это навечно. О нём всегда говорили, что он умирает, но «покойника» всё не удаётся похоронить.

Добровольная диктатура
Почти 30 лет Роберт Стуруа возглавляет Театр имени Шота Руставели. Что в основе такого долголетия? Рассуждая об этом, Роберт Робертович цитирует Геор­гия Товстоногова: «Театр — это добровольная диктатура».

— Можно сказать, что и я удержался на своём посту благодаря «бархатному диктаторству», — с улыбкой говорит режиссёр. — Но отношение к коллегам определяют черты моего характера, приобретённые в семье: способность объективно оценивать самого себя, отсутствие привычки наслаждаться собственными опусами.

Именем Руставели
Григол Катамадзе, посол Грузии в Украине:
 – Нынешний приезд Роберта Стуруа в Киев – особый. Он приуро­чен к празднованию в Киеве 16-й годовщины независимости Грузии.
В прошлом году мы устроили приём под открытым небом, на котором побывало 1200 друзей Грузии. На этот раз праздничные мероприятия связаны с именем великого грузинского поэта Шота Руставели. 25 мая будет открыта скульптурная композиция и сквер Шота Руставели на одноимённой улице столицы Украины. А днём раньше прилетит труппа Театра Руставели в полном составе, во главе с Робертом Стуруа. Уверен, эти события не оставят равнодушными украинцев.


Однажды в Батуми, после сдачи спектакля по пьесе местного драматурга, поставленного одним из актёров, проходило жаркое и суровое обсуждение. Когда оно закончилось, драматург сказал режиссёру-дебютанту: «Я не знал, что у тебя столько врагов!». На что тот ответил: «Каких врагов, слушай? Они же правы!». Вот такая атмосфера и есть плод «школы Стуруа». Сейчас в Театре имени Шота Руставели опять смена поколений, уже в пятый раз при Стуруа, и снова — без революций. Возможно, потому, что Роберт Робертович, как может, поддерживает актёров, уходящих на пенсию, продолжает выплачивать им зарплату. 

Как минимум раз в пять лет Стуруа пишет киносценарий. Сейчас он готов приступить к созданию специально заказанной ему новой пьесы, которую должны будут играть только два актёра. Вполне современно. 

Удивительно, но даже давние спектакли Стуруа сохраняют свежесть. К примеру, «Кавказский меловой круг» по Брехту актуален даже спустя четверть века. Редкое явление для драматического театра. Режиссёр и сам ему удивляется:

— Не понимаю, почему так происходит. Наверное, потому, что события в пьесе некогда казались нам сказочными. Потом выяснилось, что все эти феодальные войны могут быть в реальности. Вечна сама мысль о том, что в исторических катаклизмах надо суметь сохранить лучшие человеческие качества.

Родной дом
Роберт Стуруа зарёкся смотреть телевизор: слишком сильны эмоциональные траты, которых требует современная политика.

Динамика молодости
Сергей Проскурня, театральный
режиссёр:
 
— Свои постановки Роберт Стуруа часто «забывает». Но не из рассеянности, а умышленно, чтобы двигаться к новым горизонтам. Его театр можно назвать вечным, потому что он обращается и к Шекспиру, и к Брехту. Но он чрезвычайно тонко ощущает время. Этот режиссёр очень внимателен к молодёжи. Можно сказать, что сейчас театр Руставели переживает самый значительный этап своей истории — он молодеет и обретает новое качество. Чтобы ощутить эту новизну, стоит увидеть его спектакли.



— Между Грузией и Россией должны быть нормальные взаимоотношения, — уверен режиссёр. — Невозможно, чтобы огромная страна так обращалась с государством, имеющим четырёхмиллионное население. Помню, в начале «перестройки» на Арбате продавались значки «Не обижай слабых». А сейчас в Москве идут игры политиканов. Когда из России высылали грузин, это вполне естественно вызвало во мне возмущение. Вспомнились «хрустальные ночи» в Германии. Всплеск ксенофобии, который наблюдается в России, не может хорошо закончиться для этой страны.

Всё укладывается в странно-необъяснимую схему. А впрочем… Есть басня Крылова «Волк и ягнёнок». Помните: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», — сказал и в тёмный лес Ягнёнка поволок»? Волк похож на Россию, Грузия — на ягнёнка. Это, конечно, обидное для нас сравнение, но тем не менее… Я читал в Интернете просто ужасающие высказывания россиян о Грузии. У нашего народа выработалось к ним спокойное отношение, я бы сказал — философское, но обида остаётся. У грузин требуют паспорта и визы, потому что боятся террористов. А настоящие-то террористы — с русскими паспортами…

Моя жена может часами смотреть передачи о политике. Я их избегаю. Но невольно следил за событиями в Киеве — столь необычны они были. Прекрасно, что всё закончилось бескровно, но не всё мне у вас ясно. Я опасаюсь, что слова Герцена «Независимость и свобода — это деревья, которые нужно поливать кровью» не лишены смысла. И в Грузии, и в Украине в своё время уже достаточно пролито крови. Это не может повториться. Человек не должен чувствовать себя бессильным перед общественными катаклизмами, песчинкой в пыльной буре.

Гамарджоба, Киев!
Спектакль, который артисты Театра Руставели покажут на этот раз в Киеве, — «Невзгоды Дариспана» по пьесе Давида Клдиашвили. Он несёт зрителю очень современное послание, хотя сюжет его — типичен для середины XIX в.

— Это что-то вроде «Хэлло, Долли!», — признаётся Стуруа. — Проблема женитьбы всегда и везде стояла остро. Отец, у которого пять дочерей, стремится выдать замуж младшую. Едет с ней по сёлам не очень богатой области Грузии. А возвращается домой уже со старой девой. Действие перенесено в нашу эпоху, в период гражданской войны в Абхазии, и растянуто на пятнадцать лет — весь период после обретения Грузией независимости. Но «перенос» сделан таким образом, что зритель, не читавший пьесу, пребывает в уверенности: автор её так и задумал. Разговор — на вечную тему. Как бы ни было перемешано в жизни зло и добро, всё равно физически и духовно победит простой, нормальный человек.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.