"ВКонтакте" со здравым смыслом: чем опасны российские сервисы и инициативы по их блокировке

  • Ирина Рефаги

Зачем СНБО хочет бороться с возвращающейся на украинский рынок соцсетью, и как оценивают усилия властей юристы и специалисты по кибербезопасности, рассказывает Фокус.

15 мая 2017 года президент Петр Порошенко подписал указ, в результате чего были заблокированы российские ресурсы, среди которых социальная сеть "Вконтакте". Уже в сентябре 2017 года VK, согласно данным аналитической компании Kantar, покинул топ-10 самых популярных сайтов среди украинской аудитории, переместившись на 11-ое место. А в 2020 году и вовсе находился за пределами топ-25 вплоть до апреля, когда аналитики обратили внимание на рост популярности данной соцсети, что дало ей возможность занять 16-ое место в списке 25-ти самых посещаемых ресурсов. 

Отметим, кстати, что в том же месяце, опрос, проведенный Kantar, показал, что 46% украинцев поддерживают санкции, введенные против российских сервисов, но 43% респондентов высказались за их отмену (процент достаточно большой, согласитесь). Однако 14 мая 2020 года президент Владимир Зеленский выступил за пролонгацию санкций в отношении российских ресурсов до 15 мая 2023 года, в связи с чем подписал соответствующий указ. Тем не менее, "Вконтакте" продолжала набирать популярность и прочно укрепилась в списке любимых украинцами ресурсов, переместившись с 16-го места в апреле 2020-го, на 14-ое в мае и 13-ое в июне-августе 2020-го.

Данные сервиса SimilarWeb показывают, что по состоянию на август 2020 года 6,66% заходов в VK совершались с территории Украины. Активная аудитория соцсети, если верить ее собственной статистике, составляет 97 млн пользователей в месяц (данные 2019 года, источник: vk.com/about — прим. ред.). Это дает основание предположить, что соцсеть время от времени навещает от 6 до 7 млн украинцев.

Активизация "Вконтакте" в Украине

По видимому, фиксируя положительную динамику роста украинской аудитории, VK начала активничать, запустив в сентябре 2020-го пиар-акцию, направленную на возвращение украинцев в соцсеть, о чем красноречиво говорит бурная деятельность сообщества "VK Україна". Данная страница была "мертва" в течение двух с половиной лет, но с 12 сентября там регулярно публикуется информация касательно апгрейдов сервиса и ведется лента новостей об Украине, добавлен стикерпак в украинском стиле. Вишенкой на торте стало объявление, что украинские пользователи могут беспрепятственно заходить в VK "без всяких VPN" благодаря собственному прокси-серверу (сервер-посредник, через который мобильное приложение соединяется с серверами VK — Фокус). Стоит лишь скачать приложение на телефон, вспомнить пароль (или создать новую учетную запись) — и вы в контакте. Что касается браузерной версии, то без VPN тут пока не обойтись.

Неясная реакция

Реакция правительства на попытки запрещенной в Украине соцсети вернуть украинских пользователей не заставила себя долго ждать. Уже 25 сентября в ходе конференции "Перспективы диджитализации страны и риски кибербезопасности" был презентован Глобальный центр взаимодействия в киберпространстве (GC3), созданный при содействии Министерства внутренних дел Украины и госкомпании "Нафтогаз Украина". Согласно заявлению Владимира Павелко, одного из инициаторов проекта и генерального директора GC3, Глобальный центр взаимодействия в киберпространстве должен стать платформой, объединяющей государственные органы, частный сектор, бизнес и учебные институции ради создания безопасного киберпространства и разработки новых правил взаимодействия в цифровом мире. 

На этом же мероприятии выступил и секретарь СНБО Алексей Данилов, который рассказал о планах "взять на учет полиции" всех украинских пользователей "ВКонтакте".

Позже, 3 октября, в СНБО пояснили, что ведомство в течение полугода должно разработать новую Стратегию кибербезопасности и информационной безопасности Украины. В рамках нее планируется создать и систему учета украинских пользователей "ВКонтакте". В совете подчеркнули, что при необходимости могут вестись реестры пользователей и других соцсетей, которые контролирует РФ. 

"Российская соцсеть "ВКонтакте", находящаяся под санкциями с 2017 года, является одним из информационно-психологических средств... гибридной войны, поэтому пользование ее ресурсами и распространение соответствующего российского контента в информационном пространстве Украины расценивается как угроза национальной безопасности Украины, что требует нейтрализации", — заявили в СНБО.

Стратегия в рамочке

Юристы, к которым Фокус обратился за разъяснениями, считают анонсированный СНБО реестр противоречащим нынешнему украинскому законодательству.

Медиаюрист Максим Дворовой считает, что волноваться украинским пользователям "ВКонтакте" не стоит. "Пока это только планы, надо будет смотреть документ содержательнее после того, как его обнародуют. Обычно Доктрины и Стратегии — рамочные документы, требующие дальнейшего принятия нормативных актов, поэтому они не несут непосредственной угрозы правам человека, но могут создавать основу для дальнейших нарушений. Например, сегодня действует Доктрина информационной безопасности, принятая в 2017 году. В ней есть несколько норм, требующих принятия законодательства о блокировании контента в сети. Впрочем, за 3 года законодательство принято не было. Поэтому это все — вопрос практики", — рассказал Дворовой Фокусу.

Эксперт Лаборатории цифровой безопасности, юрист Вита Володовская подтверждает, что украинским законодательством такая слежка государства за пользователями не предусмотрена.

"Ведение правоохранительными органами какого-либо общего учета пользователей "ВКонтакте" выходит за пределы определенных законом полномочий и будет считаться вмешательством в права человека, в частности, свободу выражения взглядов и приватность. Ни СНБО, ни другие правоохранительные органы не могут осуществлять учет граждан, которые не нарушают требования законодательства, а пользование социальной сетью "ВКонтакте" сегодня не является запрещенной деятельностью", — прокомментировала юрист.

По ее словам, в рамках действующего законодательства правоохранительные органы имеют право получать от провайдеров определенную информацию о пользователях, но только при условии получения постановления суда о применении таких мер.

Что же касается "российского контента" то, как утверждает Володовская, украинское законодательство вообще не содержит определения такой категории информации или ее незаконности. Поэтому отслеживание пользователей на этом основании не будет отвечать требованиям законности.

Практика и теория

И все же: практически любое государство может противостоять тем, кто обходит блокировки определенных ресурсов. Самый удачный пример — КНР, где блокируются Facebook, Twitter, YouTube, многие другие подобные сайты, и где существуют собственные интернет, поисковые системы и аналоги американским соцсетям. Однако для того, чтобы осуществить качественную блокировку без возможности ее обойти, потребуется немалый бюджет на развитие мощной инфраструктуры. Но есть ли в Украине такие деньги, мощности и квалифицированные кадры в достаточном количестве? И вообще, насколько это реально — следить буквально за каждым?

Соединение между VPN-сервером и пользовательским устройством защищено TLS-шифрованием. (Фото: unsplash.com)

"Сегодня киберполиция никак не сможет организовать самостоятельно массовую слежку за пользователями. Однако это под силу интернет-провайдерам, ведь они видят, к каким IP-адресам обращаются пользователи, и если эти IP-адреса принадлежат или связаны с VK, — можно понять, что пользователи заходят в эту соцсеть. Но провайдеры видят лишь трафик, а что конкретно он делает на страницах "ВКонтакте" — нет. Все потому, что трафик защищен TLS-шифрованием", — поясняет Вадим Гудима, специалист по цифровой безопасности.

Частично решить эту проблему можно было бы с помощью спецоборудования, позволяющего анализировать трафик пользователей. Пока нет официальной информации о том, что украинские провайдеры используют такие устройства.

Угроза национальной безопасности?

Но так ли опасна "Вконтакте"? И чем там заняты люди? Смотрят пиратские видео? Постят фото, общаются? Чем пребывание в этой соцсети более опасно с точки зрения воздействия российской пропаганды, чем нахождение в Facebook, Twitter или Telegram?

Эксперты считают, что другие, пока незапрещенные российские сервисы, тоже могут представлять угрозу. (Фото: unsplash.com)

"Если говорить о том, что опаснее — VK или, к примеру, Telegram, — то я лично вижу опасность не в сервисах, как таковых, а в попытках их контролировать, в результате чего люди все больше закрываются в своих "эхо-комнатах". Особых отличий между Telegram и другими площадками нет, кроме того, что Telegram в большей степени поощряет односторонние коммуникации, что маргинализирует общественно-значимые дискуссии. И заблокировать его, без сомнения, сложнее, чем "Вконтакте", впрочем VK как раз и начала внедрять использование прокси, как в Telegram", — делится своим мнением сооснователь ОО "Украинский Кибер Альянс" Шон Таунсенд.

Государство оптимизма

Однако в госведомствах считают, что угрозу представляют именно российские онлайн-сервисы. К примеру, Министерство культуры и информационной политики Украины добивается удаления "ВКонтакте" из украинских версий App Store и Google Play, направив соответствующие запросы в Apple и Google. 

В СНБО уверены, что основная опасность пользования VK состоит в том, что российские спецслужбы могут оказать негативное информационное воздействие на украинских граждан, особенно в периоды важных событий общественно-политической жизни Украины, таких как предстоящие местные выборы, а также могут собирать персональные данные украинских пользователей. Но при этом не теряют оптимизма, говоря о "железной" блокировке российской соцсети и заявляя, что "... специалисты… очень быстро меняют прокси" и уверяя, что "... в ближайшее время с помощью... иностранных партнеров этот вопрос будет решен". 

Позиция довльно странная, учитывая тот факт, что незапрещенные российские сайты и приложения могут собирать пользовательские данные украинцев со спокойной душой и передавать их "куда следует". К примеру, ФСБ может получить полное содержимое вашего почтового ящика mail.ru или yandex благодаря ордеру или напрямую из Системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ). При этом ФСБ не нужны для этого никакие спецсредства, ведь российские компании обязаны отвечать на запросы российских спецслужб.

Исходя из этой логики опасность украинским пользователям несет рунет в целом, а не только какие-то его отдаленые составляющие в виде сайтов, соцсетей, сервисов и приложений. По крайней мере, так считает Сергей Позний, основатель и CEO inAspect, эксперт по вопросам кибербезопасности: "В украинском цифровом пространстве тотальное доминирование РФ имело место задолго до 2014 года. Угрозу безопасности составляет рунет в целом. Потому что он мобилизован для выполнения враждебных Украине задач. Соответственно, вопрос не в том, представляет ли VK угрозу (ее представляют все российские цифровые продукты, в том числе не забаненные). А в том, какой именно ущерб и как может быть ими нанесен. А что касается ситуации вокруг "Вконтакте", то реакцию соотечественников на неудачную шутку секретаря СНБО по поводу регистрации пользователей VK в полиции понять можно. Но удивляет их полная безучастность к тому, что все они давно на учете силовиков РФ, их активность в сети деанонимизирована и отслеживается в реальном времени”, — рассказывает эксперт Фокусу.

От чего защищаться и кого защищать?

Вот тут мнения экспертов расходятся. Шон Таунсенд считает, что стоит серьезнее относиться к охране государственной тайны, защите, прежде всего, украинских информационных ресурсов. 

"Сервисы РФ — угроза, в первую очередь, для государственного сектора, а не для обычных граждан. Поэтому запрет на российские ресурсы должен распространяться на чиновников и военных, потому что именно у них есть сведения, в которых заинтересована РФ", — поясняет Шон.

В таком случае, стоит ли цензурировать пользование интернетом/рунетом буквально для всех? Не проще ли обеспечить блокировку доступа к российским сервисам на устройствах госчиновников, в том числе и личного пользования? Но вместо этого проблема масштабируется не в рамках определенных ведомств, а целой страны. Шон Таунсенд уверен, что такой подход к обеспечению национальной кибербезопасности может существенно навредить самой Украине, снизив ее инвестицонную привлекательность, ударив по свободе слова и не только.

"Подобные ограничения создают условия для нечестной конкуренции, когда любой полицейский может просто заблокировать ваш сайт, и вы потом годами будете отстаивать свои права, как это сейчас делает Владимир Пасика (сооснователь украинской платформы для социальной журналистики enigma.ua — прим. ред.). Его дело на данный момент находится в ЕСПЧ", — рассказывает Фокусу Шон Таунсенд.

Еще один "ущербный" момент — финансовый. По словам эксперта, интернет-цензура будет возможной благодаря определенному инструментарию, закупка которого предусматривает дополнительные расходы для провайдеров.

"Наше правительство, вместо того чтобы бороться с серьезными угрозами, рассуждает о вредоносности "Вконтакте", как будто бы национальная безопасность может зависеть от каких-то постов, размещенных там. Если репост очередной российской глупости может подорвать конституционный порядок, то у меня очень плохие новости для охранителей этого порядка", — делится эксперт, по мнению которого интернет-цензура, которую лоббируют спецслужбы, неэффективна, разрушает Интернет и является инструментом контроля граждан, а не защиты от внешних угроз.

Какими бы ни были действия государства, каждый пользователь должен позаботиться сам о своей кибербезопасности. (Фото: unsplash.com)

Сергей Позний видит проблему иначе, говоря о том, что наибольшую опасность для пользователей, представляют "большие данные", а также непонимание самими юзерами этого факта.

"В восприятии компьютерных угроз мы остаемся на уровне 90-х. Когда сайт считался "автоматизацией" книги/газеты, а месседжер — "автоматизацией" телефона или телеграфа. В реальности разница между стереотипным представлением и сущностью цифровой экосистемы колоссальна. Когда мы читаем книгу, то кроме самого чтения больше ничего не происходит. Когда мы читаем сайт (с тем же самым текстом), то сайт в это же время читает нас", — рассказывает эксперт.

Сергей Позний подчеркивает, что сайты, приложения, онлайн-продукты и гаджеты — только видимая для рядового пользователя вершина айсберга.

"Есть специализированные платформы, где консолидируются данные, которые генерируются в процессе нашей с вами работы на сайте или в приложении. Это называют "большими данными". Есть системы, которые эти большие данные обрабатывают, решая практические задачи. Собственно, эти задачи сводятся к двум. В мирном измерении — к повышению эффективности рекламы. В военном — к слежке, пропаганде и информационным диверсиям... Здесь нет ни конспирологии, ни паранои. Чистая инженерия", — рассказывает эксперт.

Соответственно, и VK, и Telegram, и российские трекеры (например, ЛайвИнтернет/ЯдроРу), и рекламные/тизерообменные вставки на сайтах — все это отправляет в Россию потоки данных о наших предпочтениях, интересах, взглядах, политических и идеологических пристрастиях. Что в дальнейшем может использоваться для принятия решений и выработки той или иной политики в отношении украинского государства.