Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Нацистское закулисье

Нацистское закулисье
Германия простилась с Гитлером, но он её не покинул. Число преступлений с нацистской подоплёкой достигло в прошлом году 12248. В полицейской статистике такой вид нарушения закона носит название «преступления по правым политическим мотивам». Из них – более половины совершены с применением насилия. В целом это на две тысячи больше, чем два года назад. Значит, 2007-й тоже может «порадовать» рекордом
000


На днях в федеральной земле Саксония была запрещена правоэкстремистская группа Sturm 34. Её деятельность признали враждебной конституции, а 26 членам группы предъявили обвинения в нанесении тяжких телесных повреждений в ходе массовых драк. При обысках было обнаружено оружие, маски, пропагандистские материалы. Полиция предполагает связи «штурмовиков» с праворадикальной Национал-демократической партией (НДП), имеющей представительство в земельном парламенте.

Жертвами нацистов становятся в первую очередь мелкие предприниматели-иностранцы. Впрочем, истинная цель физического насилия наци, — моральный террор: если кого-то уже избили, я могу быть следующим.

Виртуальный агитпроп
Современные неонацисты прибегают к не менее современным методам пропаганды своих идей. Один из таковых — Интернет. До тысячи немецкоязычных сайтов сегодня в той или иной степени окрашены в коричневый цвет. Блокировать их появление и распознать сущность трудно. При незначительном количестве членов той же НДП (6 тыс. по состоянию на 2006 г.), праворадикалы стремятся заполучить всё больше сторонников. Нынешний фюрер НДП Удо Фойгт в интервью телеканалу ARD отметил, что сайт партии регистрирует 180 тыс. посещений ежедневно, а это — «великолепная возможность представить позицию НДП без цензуры». Партия является парламентской в двух восточных, бывших гэдээровских, землях, а потому присутствует в Сети вполне легально.

Неонаци и гитлеризм
«Опартбилеченные» нацисты вынуждены действовать в рамках конституции. В этом нет ничего нового, поскольку в 1933-м гитлеровцы пришли к власти вполне демократическим путём, став крупнейшей парламентской фракцией. Пожар в Рейхстаге и парламентский переворот они устроили позже. Ничего подобного современной Германии не угрожает — она уже не та деморализованная Веймарская республика.

НДП отвергает свою схожесть с гитлеризмом. На сайте партии можно прочитать буквально следующее: «Любая попытка сблизить содержание деятельности партии с партией Гитлера обречена на неудачу». Её идеологи твердят, что в противоположность НСДАП (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия во главе с Адольфом Гитлером просуществовала с 1920-го по 1945-й), деятельность которой полностью зависела от мнения Гитлера, НДП в своей работе руководствуется исключительно программой.

Впрочем, реальное отношение партии к «бесноватому фюреру» не скрывается. В интервью газете Die Welt Фойгт заявил: «Только великий государственный муж может совершить великие преступления, — но тут же уточнил, осознав, вероятно, что сказал что-то не то: — Гитлеру удалась фантастическая вещь — он победил безработицу».

«Золото» партии»
На взносы партии, а тем паче её вождям, прожить сложно, ведь политическая деятельность стоит немалых денег. Не покрывают расходы и вполне законные государственные компенсации затрат на выборные кампании, ведь в 2006 г. НДП не получила и полутора миллионов евро. Откуда же, как говорят немцы, «тянуть редиску» праворадикалам? С какого такого огорода? От крупного бизнеса подачек не дождёшься: эти пекутся о своей репутации. В последнее время обнародована масса примеров попыток наци заработать на махинациях с недвижимостью. К примеру, владелец помещения в трудной ситуации: ему позарез нужно продать свою собственность. Начинаются переговоры, которые намеренно делают достоянием гласности. Общественность начинает кипеть и требовать, чтобы недвижимость не досталась нацистам. Что остается властям маленького городка, где все на виду? Коммуна скребёт по сусекам и выкупает объект за нереальные деньги, только для успокоения народа. Буря в стакане утихает, а наци остаются с доходом, поскольку заранее договариваются с владельцем о дележе разницы. Такова технология. Разжиреть на этих «процентах», конечно, невозможно, но и недооценивать творцов новых идей не следует.

Новые старые тупики
Уже в 1992 г. в Ростоке и Котбусе (города бывшей ГДР) были погромы в общежитиях, где жили иностранцы. Причем, это устроили не нацисты, приехавшие с Запада. А свои, «доморощенные», среди которых — экс-пионеры и комсомольцы. Пропагандистский лозунг «два мира — два образа жизни» и 40 лет советской власти не прошли даром. К востоку от Берлинской стены политические институты являлись всего лишь ширмой авторитарного режима. В этих землях не существовало политической нации, если не считать таковой партхозактив. Партийная диктатура и политическая полиция «Штази» определяли все сферы жизни общества. При этом суверенитет страны ограничивался рукой Москвы. Так что всплеск правого экстремизма и ксенофобии в бывшей ГДР стали альтернативой коммунизму у населения, долгие годы отрезанного от остального европейского общества.

Не следует забывать и о материальных трудностях восточных земель: уровень безработицы здесь в два раза превышает средний показатель по стране. Несмотря на некоторое оживление экономики в целом, зарплата на Востоке на 22 % ниже, чем на Западе. В людях бурлит элементарная и небезосновательная обида; каждый пятый житель «новых» земель относит себя к низшему слою общества. Наци из «старых» земель попросту пользуются сложившейся ситуацией.

Безусловно, не все немцы Восточной Германии выбирают нацистов, но именно тут НДП вербует свой кадровый и электоральный потенциал. На сегодняшний день, это значительное число пессимистов делят между собой нацисты и «Левая партия — Партия демократического социализма», объединяющие бывших коммунистов и левых из западных земель. В отличие от старых традиционных парламентских партий (Социал-демократическая партия Германии, Христианско-демократический союз / Христианско-социальный союз, Свободная демократическая партия Германии и «Зелёные») они весьма успешно переманивают электорат на выборах в восточногерманских землях и коммунах.

Насколько реально запретить деятельность НДП? В Австрии её запретили, спустя всего год (2003) после регистрации. В Германии Конституционный суд, единственный орган, уполномоченный запрещать партии, называет условие такого решения. Из рядов партии сначала следует отозвать многочисленных агентов спецслужб, с чем не согласны ни спецслужбы, ни политики. Уж очень рискованным будет эксперимент.



Уравнение Цобеля
Пять лет назад Ян Цобель был неонацистом, лидером молодёжного крыла НДП. Он вышел из партии, когда в её ряды стали принимать преступников и активных нацистов. Сегодня он разоблачает идеологию, в сети которой попал, будучи подростком.

– Как вы оказались в кругу неонацистов?

– Я родился в 1976 г. в Южной Африке и жил там с родителями и братом до 14 лет. Но родители захотели вернуться в Гамбург. На новом месте все спрашивали, как я жил в ЮАР, были вопросы о расизме, апартеиде. Однако я не замечал там ничего такого! А со временем мне стало доставлять удовольствие провоцировать своих собеседников расистскими штуками. Я искал для общения некую организацию с похожими идеями и очень скоро наткнулся на НДП. Им всегда нужна молодёжь. Вот так молниеносно я и стал неонаци. 

– Ваши родители знали об этом?

– Для них это стало ударом. Я ведь и дома свои новые лозунги и убеждения не скрывал, восхищался агрессивностью нацистов. Правда, физическое насилие не воспринимал. Хотел видеть новую Германию без иностранцев, но полагал, что для этого не надо совершать каких-то жестоких вещей. Глупость, конечно. Фашизм – большая игра за власть и деньги. А такие игры – всегда жестоки и опасны.

– Вы испытывали на себе раздражение других людей из-за своей деятельности?

– Да. Учителя в школе отказались принимать у меня выпускные экзамены. Я решил эту историю обнародовать. Пресса проявила интерес, я стал известен. Потом хотел устроиться в издательство. Во время собеседования заметил, что на столе лежит газета с моим фото. В работе мне, естественно, отказали. Я переехал в Дюссельдорф, и там всё-таки, нашёл работу.

– Работа была как-то связана с политической деятельностью?

– В некоторой степени. Это был аудиомагазин, в котором продавалась музыка, считавшаяся у нацистов своей. Но спустя некоторое время я стал замечать, что всё меньше идентифицирую себя с националистической идеей. Разумеется, нельзя заснуть нацистом, а проснуться демократом. Это был довольно длительный процесс. Нацизм – ведь стиль жизни: шмотки, компания, работа, еда. Даже косметика. А всё вместе – лицемерие и невежество.

– Сегодня вам кто-нибудь угрожает?

– Сильной угрозы я не ощущаю, но вынужден быть осторожным. Моего имени нет в телефонной книге, я забочусь о безопасности жены и 4-летнего сына. Для меня важно рассказывать правду о неофашизме. Поэтому я и написал книгу «Народ на грани» и выступаю с лекциями перед подростками. Я по-настоящему боюсь, что правду о нацизме забудут. Жертвы катастрофы умирают, а что знает молодёжь об истории? Да только то, что между эрой динозавров и ГДР была война и национал-социализм.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.