Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Успех наполовину. Как у Хорватии получилось и чему может научить Украину опыт хорватов

Успех наполовину. Как у Хорватии получилось и чему может научить Украину опыт хорватов

О политической системе Хорватии и о том, как страна восстанавливалась из руин, Фокусу рассказал хорватский аналитик Мирослав Николац

010

За последние 27 лет Хорватия прошла путь от кровопролитной войны за независимость до членства в Европейском союзе. Несмотря на евроинтеграционный успех, страна испытывает экономические проблемы из-за однобокой ориентации экономики на туризм и заброшенной промышленности. Не меньшая проблема — политическая стагнация. Власть попеременно достаётся одной из двух крупных политических партий, имеющих стабильный электорат, — либо Хорватскому демократическому содружеству, либо Социально-демократической партии. Обе политсилы показали несостоятельность в серьёзных экономических преобразованиях и часто ограничиваются популистскими заявлениями.

В 1990-х хорватский аналитик Мирослав Николац был участником хорватско-сербской войны. После войны 12 лет проработал советником по торговым вопросам при посольстве США в Хорватии.

В Хорватии довольно сильное националистическое движение. В чём феномен хорватского национализма?

— В стране до сих пор есть люди, которые считают, что Хорватия — государство для хорватов, а все остальные живут здесь временно. Конечно, несмотря на военные преступления, совершённые в отчаянной войне за независимость, нравственная победа после войны осталась за Хорватией. Она сразилась с сильно превосходящими силами югославской армии и сербских ополченцев, которые сровняли с землёй целые города и устраивали массовые убийства гражданского населения. Победа далась ценой примерно 20 тысяч жизней. Она не удовлетворила хорватских националистов, поддерживаемых католической церковью.

Фрустрация националистов стала очевидной после смерти первого хорватского президента националиста Франьи Туджмана в 1999 году и первого поражения "национальной" партии Хорватский демократический союз (ХДС) на выборах. Они считали, что Хорватия воевала ради осуществления романтической цели национального объединения, а тут оказалось, что существует возможность смены власти каждые четыре года путём демократических выборов. Такой сценарий и близко не рассматривался в рамках их представлений о национальном государстве. С тех пор националистические правые силы были похожи на разрушающую опухоль, которую можно заставить уйти в ремиссию, но нельзя вылечить.

Не обращая внимания на состав правительства, правые силы устраивали нелепые мероприятия и предлагали инициативы вроде массовых демонстраций против выдачи подозреваемых военных преступников либо референдумов для запретов однополых браков. В канун парламентских выборов 2015 года новый глава ХДС Томислав Карамарко заявил, что люди могут отрицательно высказываться о наследии Туджмана только на кухне.

Туджман был радикальным националистом. Может, его идеи как раз сплотили страну после войны? Как они воспринимались хорватами?

"Главным фактором развития экономики в 1990-е была "программа стабилизации" 1993 года, благодаря которой годовая инфляция снизилась с 1000% до 3–4%"

— Он был слабым политиком и таким себе националистом. Его идеи изолировали Хорватию от остальной Европы. Туджман даже оправдывал Независимое Хорватское Государство, существовавшее при немецкой оккупации во время Второй мировой войны. Мол, это государство отображало исторические стремления хорватов. На самом деле оно осуществляло массовые зверские расправы над национальными меньшинствами. Под конец жизни, в 1999 году, Туджман только раздражал людей и стал ходячим анекдотом.

Но ведь Хорватия восстановила свою экономику из послевоенных руин именно в 1990-е годы. А потом ещё и стала членом Европейского союза. Как это оказалось возможным?

— Главным фактором развития экономики в 1990-е была "программа стабилизации" 1993 года, благодаря которой годовая инфляция снизилась с 1000% до 3–4%. Как бы это ни казалось странным, программу придумало и провело первое правительство ХДС — правой партии, которая потом прославилась коррупционными скандалами и невежеством. Основы программы — введение национальной валюты ("куна" введена в 1994 году, до этого хорваты пользовались переходной валютой — хорватским динаром. — Фокус), контроль денежной эмиссии и установление НДС. После вступления Хорватии в ВТО импортные пошлины по многим направлениям свелись практически к нулю. 

В ЕС прилагали усилия, чтобы Хорватия смогла вступить в Евросоюз и стать примером для других государств региона. Конечно, здесь было много факторов, но фактор стабильности страны не последний — в ЕС не могли сделать ставку на Сербию с Косово или Македонию с Восточной Фракией.

Есть предположения, что переход на рыночную экономику прошёл без особого сопротивления, потому что многие граждане Югославии на протяжении десятилетий жили и работали на Западе. Также помогло и доверие к национальной валюте, введение которой являлось своего рода показателем того, что "проект Хорватия" — это надолго. У нас с тех пор наблюдается парадоксальная ситуация: вопреки развитой инфраструктуре и сравнительным преимуществам, хорватская экономика находится в затяжной стагнации. В данном случае виноват неповоротливый бюрократический аппарат и довольно непрозрачная налоговая система.

Хорватская промышленная база развита слабо, по большей части она просто запущена. На чём держится экономика Хорватии?

— Как и раньше, растёт туристический бизнес, но ведь туристический сезон не продлишь — он длится два с половиной месяца. Экономика зависит от погоды. Будет хорошая погода — сразу появятся туристы из Италии и Австрии.

Из-за военных действий, последствий приватизации и потери рынка бывшей Югославии в Хорватии начался спад промышленного производства. Его объём ниже уровня 1990 года. Старую промышленную базу уже не восстановить, нужно строить новую.

"Туджман даже оправдывал Независимое Хорватское Государство, существовавшее при немецкой оккупации во время Второй мировой войны. Мол, это государство отображало исторические стремления хорватов"

Страна развита непропорционально. Туристические регионы, конечно, развиты больше. В Хорватии действительно не улучшается ситуация с промышленной базой. Из позитивных изменений в экономике — сектор IT. Это видно даже по вакансиям. Многие хорватские компании пробились на европейский рынок.

Всем понятно, что фундамент экономической катастрофы заложила партия ХДС, которая правила на протяжении большей части периода хорватской независимости, но у социал-демократов тоже было достаточно времени, чтобы пожертвовать поддержкой в начале мандата (до выборов 2015 года. — Фокус) и осуществить нужные реформы. Они не сделали этого и проиграли на выборах.

Несмотря на громкие коррупционные скандалы и экономические проблемы, о которых вы говорите, ХДС всё же победила на парламентских выборах 2015 года, а позже — сформировала коалицию с партией "Мост". В чём секрет популярности этой партии?

— Никто не проводит опросы о поддержке националистических сил в Хорватии. Это своеобразное табу. Когда у ХДС с имиджем хуже некуда, партия начинает предвыборную кампанию с 20% поддержки. Что бы они ни сделали, 20% будут их поддерживать.  Сейчас у них около 30%. Они умеют "красиво" формировать коалицию в отличие от более принципиальных социал-демократов.

У правительства нет ответов на конкретные вопросы, чего бы они ни касались, — экономики, внутренней или внешней политики. Как только власти чувствуют, что их позиции ослабевают, начинают собирать подписи на референдум против абортов и тому подобное — чтобы изменить повестку дня, отвлечь внимание от экономики. С другой стороны, современные политики ХДС ведут себя более умеренно. Среди них нет слишком радикальных представителей.

ХДС как-то играет на антисербских или антироссийских настроениях избирателей? Министр иностранных дел прошлого правительства заявляла, что Россия — стратегический партнёр Хорватии, а сейчас хорватов беспокоят контракты Сербии с Россией на поставку российских самолётов. 

— Да, есть напряжённость с Сербией, хотя бы из-за покупки Белградом российского оружия. Это используется во внутриполитических целях. Никто из наших политиков не упрекнёт премьер-министра Сербии в получении помощи от России. Никто не думает всерьёз о каких-то рисках для безопасности Хорватии со стороны Сербии.

В хорватских новостях всё повторяется на протяжении последних двух десятилетий: безработица, ощущение внешнеполитической нестабильности, отношения с Сербией. Хорватов беспокоит, что премьер-министр Сербии с упрямством повторяет, что Россия — стратегический партнёр. Сербия купила у России шесть самолётов МиГ-29, это подняло новостную панику. Но зачем эта паника? Что Сербия сделает с шестью самолётами? Что Хорватия может предпринять? У нас 12 МиГов, из которых только четыре можно поднять в воздух.

В Хорватии представлен российский бизнес, к примеру — ВТБ и Сбербанк, против которых в Украине недавно ввели санкции. Этот бизнес воспринимается как угроза?

— Сейчас ожидается банкротство "Агрокора" — одной из наиболее крупных компаний в Хорватии. В числе кредиторов компании Сбербанк России и ВТБ. Возможно, они получат теперь долю в фирме и поставят своего человека в совет директоров. Патриотически настроенные хорваты, конечно, радикально против, но ничего с этим не могут сделать.

Обычно у нас спокойно относятся к присутствию российских инвесторов, а Сбербанк работает без проблем под своим брендом и воспринимается как домашний. Дело в том, что Хорватия в принципе плохо относится к иностранным инвесторам. У хорватов есть опасения, что их большие компании достанутся иностранцам.

1
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.