Битва за Балканы. Что означает заявленная экспансия Евросоюза

2018-01-24 14:05:00

1169 4
Битва за Балканы. Что означает заявленная экспансия Евросоюза

Фото: Getty Images

Объявленная битва за Балканы может стать для ЕС выигранной, но не будет лёгкой. Россия не сдастся без боя, а противоречия между странами полуострова не исчезнут в мгновение ока

Издание EUObserver, считающееся вторым по популярности источником новостей Европейского союза после Financial Times, в январе сообщило о подготовке Еврокомиссией стратегического документа, который отражает новые подходы к сотрудничеству со странами Западных Балкан. Обнародование его запланировано на февраль, но уже известно, что в соответствии с выработанной стратегией Сербия и Черногория смогут вступить в Европейский союз до 2025 года. Ещё для четырёх соискателей — Боснии, Македонии, Албании и Косово — обозначат высокий уровень перспектив членства в ЕС. Это можно было бы назвать неспешными отдалёнными планами, если бы сама политическая "смена вех" в отношении региона не означала начала битвы за Балканы.

Расширяйся, иначе схлопнешься!

Ещё в марте минувшего года о скорых темпах вовлечения балканских стран в Евросоюз речь не шла. К 60-летию ЕС президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявлял лишь о том, что политическое и экономическое объединение из 27 государств (если вычесть Великобританию, уже проголосовавшую за Брексит) должно в принципе расшириться, однако видение скорости этого процесса для Юнкера сводилось к формуле: три новых члена в течение ближайших 60 лет. Сегодня ситуация изменилась кардинально. В Евросоюзе вернулись к пониманию своей изначальной идеологии: если ты не разрастаешься, начинаешь увядать.

История расширений ЕС, начавшаяся в 1973 году, когда к шестёрке отцов-основателей, возникшей в 1957-м, присоединились ещё три страны, демонстрирует переменчивую динамику. Однако по направленности сам процесс никогда не останавливался. Некоторый надлом произошёл в 2004-м: ЕС буквально "подавился" десятью новыми странами из Восточной и Центральной Европы с довольно слабыми экономиками. Для него это стало чрезмерной нагрузкой, хотя объединение всё-таки успело накануне экономического кризиса 2008 года принять в свои ряды ещё двоих членов. Кризис, увы, показал, что финансовых ресурсов не хватает даже для его "старичков" из двадцатого века, не говоря уже о "неофитах" века двадцать первого. Если не считать притока последней свежей крови в июле 2013-го, когда в ЕС вступила Хорватия, то можно сказать, что пауза, в течение которой перспективы Евросоюза с точки зрения интенсивности расширения были туманны, продлилась десять лет. Никаких особо громких заявлений всё это время не делалось. Встряской стал Брексит.

В 2004-м ЕС буквально "подавился" 10 новыми странами

Некоторые эксперты считают, что заявление об экспансии Евросоюза в сторону Балкан вызвано стремлением нивелировать его негативные последствия. Тем самым доказав, что проект остаётся жизнеспособным и что причин для его коллапса ни в ближайшее время, ни в обозримом будущем нет. Но это только часть правды. Причём не самодовлеющей. Куда более серьёзным толчком к действию послужило то, каким образом уже несколько лет кряду играет в геополитику вокруг Балкан Москва.

Фактор России

10 января комитет по иностранным делам палаты лордов Великобритании опубликовал доклад "Великобритания и будущее Западных Балкан". Для Британии, как можно понять, выйти из ЕС — не значит откреститься от проблем, стоящих перед Старым Светом в целом. А Балканы — это проблема, и серьёзная. Их не зря называли и продолжают называть "пороховой бочкой Европы". Здесь вспыхивали войны. Здесь всегда были представлены интересы самых разных стран и политических союзов. И здесь очень часто свою заметную роль играла Россия. Сегодня она продолжает оказывать влияние на регион. В докладе этот факт представлен в тонах, полных негатива и озабоченности, а само влияние названо "злокачественным".

По мнению Ярослава Вишневского из Лондонской школы экономики, Россия считает Западные Балканы "мягким подбрюшьем" Европы и ищет возможности играть здесь на антизападной карте. Другие эксперты отмечают, что один из интересов Москвы — вытолкнуть из региона НАТО. Своих целей она пытается добиться, используя либо внутренние противоречия, как это происходит в Боснии, либо внешние (Косово и Македония). Либо оказывая прямую поддержку (Сербия).

Показательно, что на минувшей неделе британская The Guardian со ссылкой на министерство безопасности Боснии сообщила о том, что Россия помогает президенту Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины Милораду Додику создавать военизированное подразделение "Сербская честь". Для того чтобы господин Додик мог бороться со своими политическими оппонентами. То есть Москва демонстрирует очень разнообразные умения: тут тебе и использование разногласий, и прямые денежные вливания — профинансировал данное "благородное дело" Российско-сербский гуманитарный центр.

Разнообразие инструментария вмешательства отмечается и в докладе комитета. В частности, указывается на информационное влияние — как через балканские медиа, так и с использованием иновещания. Особой популярностью в регионе пользуется российский государственный иновещатель Sputnik, занимающий значительную долю медиарынка в Сербии и Черногории. Ещё в мае прошлого года, по версии популярной сербской газеты Blic, главред агентства и радио Sputnik Сербия Любинка Милинчич вошла в рейтинг самых влиятельных персон страны, оказавшись в этом списке даже выше спикера парламента.

Балканы — это проблема, и серьёзная. Их не зря называли и продолжают называть "пороховой бочкой Европы"

Определённых успехов в том, чтобы подать Россию как исключительно братскую страну, а Путина — едва ли не как спасителя, Москва добилась. На Балканах можно встретить кафе "Путин". В Сербии хозяин Кремля — самый популярный иностранный политик. В Македонии тамошний певец пару лет назад даже придумал песню, в которой восклицал: "Где ты Путин, Путин Владимир? Сейчас приди, от ЕС и НАТО нас защити". То есть акценты в этих незатейливых куплетах расставлены так, как нужно России. Её пропаганда работает без сбоев.

Возвращаясь к британскому докладу, отметим, что его составители подчёркивают парадокс с восприятием роли Кремля на полуострове: "ЕС сегодня является самым заметным инвестором в регионе, но, вопреки этому, данные опроса свидетельствуют о том, что большинство сербов считают, что Россия по-прежнему остаётся их крупнейшим донором". При этом гораздо больше граждан Сербии говорят, что предпочли бы быть союзниками с Россией (67% за, и только 19% против), чем войти в ЕС (51% за, 39% против).

Тем не менее авторы доклада полагают, что Россия не может обеспечить позитивные сдвиги на Балканах, в отличие от Евросоюза, способного принести в регион не только экономическое процветание, но мир и стабильность. Поэтому даже Сербия, самая пророссийская балканская страна (она отказывается присоединяться к европейским санкциям против России, не вступает в НАТО), открыто заявляет о стремлении присоединиться к ЕС.

Неоднозначная картинка с Сербией не может, однако, снять общее состояние напряжённости, связанное со страхом перед Россией на Балканах, не только с британских парламентариев, но и вообще с лидеров европейских стран. Президент Франции Эммануэль Макрон, выступая недавно с речью в Сорбонне, предупредил о возможности сближения балканских государств с Россией, если им не будут представлены внятные перспективы относительно их вступления в ЕС. Опасность в таком повороте для европейцев очевидна.

Впрочем, не только они вздрагивают, пытаясь распутать балканский клубок противоречий. Россия тоже понимает угрозы, которые таит в себе новая доктрина сотрудничества ЕС с Западными Балканами. Москва рискует остаться без влияния фактически в последнем регионе Европы, где у неё были традиционно сильные позиции. Осознание этой драматической будущности заставляет российские СМИ комментировать информацию о грядущей экспансии ЕС на Балканы надрывно и истерически. Месседж, который они пытаются донести до своих соотечественников, в сущности сводится к поговорке: "Поматросит и бросит". Мол, в ближайшие годы Брюссель будет изображать евроинтеграционную деятельность на западно-балканском направлении. Лишь для того, чтобы разговорами о перспективах членства удержать потенциальных кандидатов в члены ЕС от сотрудничества с Россией. Но на самом деле Москва знает, что Брюсселю, как и отмечалось в британском докладе, есть что предложить Балканам. И есть что получить взамен.

КУРС НА РАСШИРЕНИЕ. В Евросоюзе вернулись к пониманию своей изначальной идеологии: если ты не разрастаешься — начинаешь увядать 

Взаимная выгода

Расширение ЕС на Балканы действительно таит в себе оптимистические приобретения для обеих сторон. Старый Свет получает возможность ослабить напряжение в регионе (образно говоря: хотя бы убрать зажжённый фитиль от пороховой бочки), а заодно — прибрать к рукам дополнительный рынок в десятки миллионов человек. Плюс использовать открывающуюся возможность разрабатывать месторождения каменного и бурого угля, руд цветных металлов и т. д. То есть подход, конечно, не лишённый затрат, но в значительной степени экономический.

Для потенциальных соискателей членства в ЕС мотивация схожая. Им нужно каким-то образом выбираться из плачевного экономического состояния, в котором оказался регион в результате кровопролитных войн. По данным Всемирного банка, в 2016 году официальный уровень безработицы на Балканах был выше среднего по ЕС в 2–3 раза: в Сербии — 17,1%, в Черногории — 17,8%, в Македонии — 24%, в Боснии и Герцеговине — 25,4%, в Косово — 33%. Для женщин и молодых людей это вообще переросло в проблему, которую решить крайне сложно: практически каждый второй житель в возрасте до 25 лет безработный. Эта часть населения, полного сил, вынуждена уезжать за рубеж. Возможно, на фоне украинских доходов балканские и кажутся привлекательными (например, средняя зарплата в Черногории — около 500 евро, в Албании и Косово — 450 евро, в Сербии — 400 евро), но они существенно проигрывают даже показателям Польши (1000 евро), не говоря уже о Германии (3,7 тыс. евро).

Разумеется, рай на полуострове не начнётся в одночасье, но когда балканская шестёрка стран войдёт в состав Евросоюза, это откроет ей те же перспективы, которыми уже вовсю пользуются страны Центральной и Восточной Европы: включение во всевозможные программы поддержки, предусмотренные для новичков, выделение средств на структурные реформы и т. п. Иными словами, выводы вышеупомянутого доклада британских парламентариев с учётом потребностей и перспектив региона вполне корректны: "Для стран Западных Балкан членство в ЕС — это самый надёжный путь к безопасности, стабильности и процветанию". Правда, есть определённые "но".

Заклятые друзья

В прошлом году Германский институт по изучению международных конфликтов в Гейдельберге насчитал на Балканском полуострове 18 больших и малых конфликтов

Распад Югославии и войны, за ним последовавшие, перекроили и карту Балкан, и отношения между народами и возникшими странами. На этих территориях до сих пор не редкость политические, этнические и религиозные противостояния, которые если и не вырастают в горячий конфликт, то остаются серьёзными, почти неразрешимыми проблемами. Например, сербская автономия в Боснии — из их числа: центральное правительство фактически не в состоянии её одолеть безболезненно и к обоюдному согласию. Есть напряжённые отношения Сербии с Косово. Есть трения между Тираной и Белградом. Любой клочок лоскутного балканского одеяла, пропитанного кровавой историей, таит в себе мины замедленного действия, готовые взорваться при одном неосторожном движении местных политиков, примись те играть на национальных чувствах.

В прошлом году Германский институт по изучению международных конфликтов в Гейдельберге насчитал на полуострове 18 больших и малых конфликтов. Они не трансформировались в интенсивную горячую фазу, но и не исчезли из повестки дня. Это одна из причин, по которой ЕС необходимо действовать на Балканах быстро, чтобы снять висящую, как дамоклов меч, напряжённость, и одновременно аккуратно — чтобы не спровоцировать появления каких-либо новых горячих точек.

Кроме того, Брюсселю в своих устремлениях придётся считаться ещё с двумя вещами. Первая — склонность балканских лидеров к мягкому шантажу. Пребывание на перепутье политических интересов приучило их быть прагматичными почти до цинизма. Любое замедление в действиях ЕС они могут трактовать как возможность "задружить" с кем-то в обход Европы. И, вооружившись упрёками, объяснить неторопливым партнёрам, как так произошло. Подобным образом в ноябре прошлого года президент Македонии Георге Иванов аргументировал, почему именно Евросоюз на Балканах "оставил открытой дверь" для стратегических притязаний России и Китая. Очень просто: потому что он не выполняет свои обещания сделать полуостров частью ЕС. Кроме того, не направил инвестиции на создание инфраструктурного коридора, соединяющего Адриатическое и Чёрное моря. А коль так, то почему бы балканским странам не переориентироваться на других благодетелей?

Вторая беда — поведение отдельных стран — членов ЕС, представителей того же региона, способное спровоцировать кризис внутри Евросоюза. Как это случилось в результате пограничного спора между Словенией и Хорватией, который президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер оценил в январе не только как тупиковый, но ещё и "влияющий на перспективы западно-балканских государств стать членами Европейского союза".

Совокупность обстоятельств указывает на то, что объявленная битва за Балканы может стать для ЕС выигранной, но не будет лёгкой. Россия не сдастся без боя, а противоречия между странами полуострова (порой весьма ожесточённые) не исчезнут в мгновение ока. Похоже, лучшим достижением Брюсселя можно будет считать не столько соблюдение графика, в соответствии с которым будет происходить расширение ЕС, сколько факт, что этот процесс обойдётся без крови. Известно ведь, какой жутко ироничной бывает человеческая история. Подготовка, подписание и введение в действие Маастрихтского договора, положившего начало созданию Евросоюза и призванного ознаменовать окончательное вступление Старого Света в эпоху мира, в своё время совпало с началом крупных военных конфликтов — на Балканах и Кавказе. А с момента образования ЕС на европейской земле случилось больше войн, чем в период с 1945-го по 1992 год.

Действовать надо. Но задуматься есть над чем.

Loading...