Джентльмен кошелька. Как киевский бизнесмен умудрился служить Керенскому, Скоропадскому, Деникину и даже "Антанте"

2019-03-16 14:00:00

3958 58
Джентльмен кошелька. Как киевский бизнесмен умудрился служить Керенскому, Скоропадскому, Деникину и даже "Антанте"

Фото: Станислав Цалик

Предприниматель Всеволод Демченко перебегал из одного политического лагеря в другой, меняя лозунги, а когда требовалось — и гражданство. Это позволило миллионеру стать членом парламента и диктовать главам государств, кого назначать министрами

Когда в апреле 1918 года к только что избранному гетману Павлу Скоропадскому явился киевский толстосум Всеволод Демченко с предложением своих услуг, это удивило разве что далеких от политики обывателей. Как же, мол, так? Вчерашний активист Клуба русских националистов вкладывает деньги в независимую Украину?

Однако люди, близко знавшие Всеволода Яковлевича, ничуть не удивились. Демченко всегда был человеком исключительно прагматичным и далеким от какой бы то ни было политической идеологии. Деньги — вот его единственная идеология. А идеалы, которым он присягал, пребывая в самых разных политических лагерях, служили лишь прикрытием ради получения еще бóльших денег.

С детства Всеволоду (родился в 1875 году) прививали любовь ко всему украинскому. Его отец, мировой судья и статский советник, был любителем этнографии, увлекался историей, писал статьи, многие из которых выходили отдельными изданиями, например, "Правда об украинофильстве". Яков Григорьевич неслучайно отдал сына в Киевскую мужскую 4-ю гимназию — она пользовалась неофициальной репутацией проукраинской. Многие одноклассники мальчика были сыновьями деятелей украинского движения.

Демченко-младший, однако, к увлечениям отца относился спокойно. Во всяком случае, получив аттестат зрелости, не избрал стезю ни этнографа, ни историка. Подал документы в Петербургский институт инженеров путей сообщения — профессия инженера-путейца считалась престижной и денежной. Еще бы! По всей империи полным ходом строились железные дороги.

Защитив диплом, Всеволод в 1898 году вернулся в Киев, где получил должность старшего инженера на частной Московско-Киево-Воронежской железной дороге. Зарплата молодого специалиста оказалась скромной. Однако Всеволод быстро уловил свой интерес: служебные контакты позволяли завязать полезные знакомства среди строительных подрядчиков, поставщиков стройматериалов, транспортников. Спустя четыре года он уволился и начал свое дело. Его новым занятием стали домостроительство и торговля недвижимостью.

Стремительно разбогатев, 30-летний бизнесмен решил взять новую высоту — идти во власть. Тем более что у "отцов города" как раз истекали полномочия. Всеволод баллотировался в Киевскую городскую думу. Какими сладкими обещаниями он обаял избирателей аристократического Дворцового участка на Печерске, история умалчивает, однако необходимое для победы число голосов Демченко получил. В думе неожиданно пригодился его диплом — как инженеру-путейцу ему доверили возглавить комиссию по замощению улиц.

Кубики на мостовой

КУКЛОВОД. Олигарх Всеволод Демченко диктовал главам государств, кого назначать министрами

Сложность новой работы Всеволода Яковлевича состояла в том, что денег на замощение улиц в городской казне оказалось крайне мало. Можно было, конечно, поступить, как предшественники — что-то подлатать на отдельных улицах и сетовать в газетах на скудость бюджета. Но Демченко был человеком с амбициями. Он развернул масштабные дорожные работы — объективно Киев нуждался в этом. А что касается финансирования, предложил выход: с его подачи город в 1909 году выпустил облигации 5%-го займа. Часть полученной суммы — 1 млн руб. — предназначалась на замощение дорог.

Изучив "дорожный" опыт разных городов Российской империи, глава комиссии подготовил доклад. Основные положения сводились к следующему. Первое: не стоит делать ставку на привычный булыжник, ведь в результате получаются "невозможные" мостовые, езда по которым "является пыткой". Второе: надо отказаться от новомодного покрытия — асфальта. В Европе его укладывают на "почти или совершенно горизонтальных улицах", но для крутого киевского рельефа это не подходит.

Демченко предложил "евроформат" — вместо российского булыжника использовать каменные кубики, апробированные, например, в Берлине, Гамбурге, Кельне. Причем закупить для Киева кубики двух размеров: большие (для торцевого мощения плоских участков улиц) и маленькие (для мозаичного мощения наклонных участков).

За два года Всеволод Яковлевич сделал то, что до него не делалось годами, — замостил центральные улицы Киева. Он мог бы стать популярным в городе человеком, а в перспективе — мэром, если бы не одно "но". Базальт для мозаичной кладки глава комиссии закупил в Волынской губернии, а большие кубики для торцевого мощения — в Швеции. Последнее обстоятельство вызвало в городе кривотолки, ведь шведские кубики стоили в полтора раза дороже, да и доставка влетела в копеечку. Потянулись слухи, мол, шведы щедро "отблагодарили" Демченко откатами.

Недоверие горожан к главному дорожнику подогревалось еще и тем, что миллионным бюджетом тот распоряжался самовластно: к строительным работам не подпускал даже членов своей комиссии, сам назначал поставщиков материалов, а все подряды получили фирмы его родственников либо его собственные.

Подозрительная недвижимость

Неудивительно, что у Всеволода Яковлевича появилось множество недоброжелателей — преимущественно из предыдущего состава Городской думы. С их подачи местные газеты "обстреливали" руководителя уличных работ едкими фельетонами и карикатурами. Впрочем, поводов для критики действительно было немало. Главный из них: осваивая "дорожный миллион", Демченко построил себе в центре Киева три (!) доходных дома-небоскреба плюс шикарный особняк в аристократическом районе Липки. Пошли слухи, что он попросту прикарманил деньги, выделенные городом на благоустройство улиц. А строительные работы произвел на оставшиеся копейки и, разумеется, лишь бы как.

Дошло до того, что на заседании Городской думы эпатажный гласный (депутат) Николай Добрынин бросил в адрес возможного кандидата на кресло мэра, на которое претендовал и сам, фразу: "Приехал голоштанником, а теперь наворовал от мостовых дом!"

ЖЕЛЕЗНОЕ ДЕТИЩЕ. Ветка Московско-Киево-Воронежской железной дороги. К ее сооружению приложил руку Демченко

Всеволод Яковлевич вызвал обидчика на дуэль — дворянский кодекс чести предполагал именно такой способ разрешения конфликта с обидчиком. Добрынин струсил и не нашел ничего лучшего, чем обратиться в суд с просьбой наказать Демченко, ведь в те времена дуэли были запрещены законом. Однако суд не только не привлек Всеволода Яковлевича к ответственности, но, напротив, оправдал его. Добрынину пришлось принести письменные извинения.

Влиятельный человек

Слухи о том, будто Демченко прикарманил бюджетные деньги, были далеки от истины. Улицы замостили быстро и качественно. А свои дома Всеволод Яковлевич построил на кредитные деньги — взял под залог недвижимого имущества 140 тыс. руб. в Киевском городском кредитном обществе. Кредит получил на 38 лет и 34 месяца с выплатой вперед за каждое полугодие 2,25% "интереса", 0,5% погашения и 0,25% — на расходы по управлению и на составление запасного капитала.

Этих тонкостей киевляне, конечно, не знали. А потому избирательные перспективы Демченко на следующих выборах в Городскую думу выглядели туманно. В этой ситуации он сделал ловкий ход — примкнул к партии власти. Причем не просто вступил в киевский Клуб русских националистов, но стал в нем заметной фигурой — членом комитета и "кошельком".

Результаты не заставили себя ждать. Уже в 1911 году, сложив полномочия городского депутата, он возглавил уездную земскую управу, а в 1912-м, баллотируясь на выборах от Комитета объединенных русских партий и союзов Киева, прошел в депутаты IV Государственной думы. И переехал в столицу империи — Петербург.

В IV Госдуме наш земляк вошел во фракцию националистов и умеренно правых. На новичка в высшем органе власти тут же пролился дождь назначений. Он стал вице-председателем "профильной" комиссии путей сообщения. А заодно вице-председателем комиссии по местному самоуправлению. А также членом еще четырех комиссий — бюджетной, по военно-морским делам, по торговле и промышленности, по городским делам. Что и говорить, влиятельный человек!

Однако когда родная фракция завалила законопроект о налоге с городской недвижимости, в котором Демченко был заинтересован как домовладелец и бизнесмен, обиженный Всеволод Яковлевич покинул фракцию "предателей". Тут же забыв о своих монархических идеалах, он организовал "группу левых националистов", а позднее и собственную фракцию — прогрессивных националистов.

За два года Всеволод Демченко сделал то, что до него не делалось годами, — замостил центральные улицы Киева

Но не тут-то было! Партия власти объявила "изменнику" войну. Министерство внутренних дел вдруг начало проверку поступившего "сигнала" о том, что Демченко имеет вексельные долги на сумму 700 тыс. руб. и уже пять лет не платит "за воду, электричество и прочее". Ранее это почему-то никого не волновало, но с бунтующими депутатами, как известно, разговор особый.

Пришлось Всеволоду Яковлевичу срочно возвращать долги, делая в банках "значительные погашения". Неизвестно, чем бы завершился конфликт с властной вертикалью, если бы она не развалилась сама — в феврале 1917-го император Николай II отрекся от власти.

Творец правительства

От вчерашних политических преследователей Демченко бежал, укрывшись в родном Киеве. И сразу оказался востребованным новой демократической властью: его назначили Киевским уездным комиссаром — официальным и главным "носителем власти Временного правительства в уезде". Впрочем, в этой должности поработал недолго, ибо Временное правительство продержалось у власти несколько месяцев — в октябре 1917-го его свергли большевики. Миллионер-политик оказался не у дел.

Тем временем Центральная Рада, созванная в Киеве весной 1917 года, приняла IV Универсал, провозгласивший государственную независимость Украины. Бизнесмен вдруг вспомнил о своих украинских корнях. Поздним вечером 29 апреля 1918 года, едва завершился государственный переворот — власть низложенной Центральной Рады перешла к гетману Павлу Скоропадскому, — Всеволод Яковлевич явился к новому главе украинского государства.

По воспоминаниям самого Скоропадского, в новой резиденции на Институтской, куда он только что въехал и не успел еще толком осмотреться, его уже поджидал Всеволод Демченко со товарищи "с предложением принять составленный ими список министров". Что обещали взамен? Представители крупного капитала создадут Союз промышленности, торговли, финансов и сельского хозяйства, который окажет значительную финансовую и политическую поддержку гетману. Предложение было принято. Демченко как лидер нового Союза полностью контролировал правительство, став, по сути, не­официальным премьером. Правительства при гетмане менялись, но все они находились под влиянием Всеволода Яковлевича.

Меняя хозяев

Спустя полгода Демченко пришел к выводу, что дни гетманата сочтены. Он решил не ждать фатальной минуты, а попросту сменить флаги. Пришлось вспомнить о своих монархических взглядах. Демченко отправился на Кавказ к генералу Антону Деникину, только что ставшему главнокомандующим Добровольческой армией.

КИЕВСКАЯ ГОРОДСКАЯ ДУМА. В ней Демченко возглавлял комиссию по замощению улиц. На фото видна брусчатка — результат деятельности предпринимателя

Деникин хоть и высказывался о гетмане Скоропадском резко отрицательно, однако не стал отвергать услуги его недавнего "кошелька". Впрочем, такого влияния, как в Киеве, Демченко у Деникина не добился — в окружении главнокомандующего заправляло правое крыло русских националистов. То самое, с которым он поссорился в Государственной думе. Всеволода Яковлевича включили в состав делегации на переговорах с представителями Антанты в ноябре 1918 года, но на вторых ролях — с совещательным голосом. На переговорах он познакомился и подружился с генералом Алексеем Гришиным-Алмазовым, лидером белого движения в Сибири. После завершения переговоров генерал отправился в Одессу с заданием выбить оттуда войска Директории УНР. Вместе с ним выехал и Демченко, вошедший в ближайшее окружение генерала. А когда в декабре 1918-го Гришин-Алмазов стал военным губернатором Одессы, Всеволод Яковлевич принял деятельное участие в формировании его "кабинета", расставляя всюду своих людей.

Спустя четыре месяца, в марте 1919-го, французские войска отстранили генерала от должности и создали в Одессе Южно-Русское правительство — Демченко переметнулся к новым хозяевам и вошел в состав правительства. Впрочем, обладателем министерского портфеля был всего месяц. В апреле Южно-Русское правительство распустили.

За год — с апреля 1918-го по апрель 1919-го — Демченко сменил четыре политсилы. Кому еще предложить свои услуги, он не знал. Ну не большевикам же! С ними предприниматель столкнулся однажды: комиссары ввалились в его киевский особняк на Печерске с требованием денег. Демченко отказал и был жестоко избит. От расстрела спасло лишь стремительное бегство красных из Киева.

В апреле 1919 года разочарованный олигарх укатил в Европу, предварительно переведя туда свои капиталы. Жил в Австрии, Германии. Политикой больше не занимался. Умер в Италии в 1933 году, прожив 58 лет.

Loading...