Истории трех фальсификаций. Как триста лет назад проходили "дебаты" и украинцы избирали власть

2019-04-20 17:00:00

5787 0

"Карусели", "гречка", "сетки" — с каждой новой избирательной кампанией лексикон украинцев дополняется специфическими терминами. Меж тем попытки незаконным путём повлиять на результаты народного волеизъявления известны в Украине задолго до провозглашения независимости в 1991 году

Черная рада

Запорожская Сечь и Гетманщина славились своими демократическими традициями выборности кошевого атамана, гетмана и старшины. Однако на практике они часто сопровождались подкупом, вооруженными столкновениями и заканчивались для проигравшей стороны плачевно. Одним из ярких примеров того стала Черная рада 1663 года недалеко от Нежина.

После перехода в 1660 году гетмана Юрия Хмельницкого под власть польского короля, Левобережная Гетманщина отказалась ему подчиняться. Тотчас встал вопрос выборов нового руководителя оставшейся верной московскому царю части Войска Запорожского. Претендентов на булаву было три: наказной, иными словами, исполняющий обязанности, гетман Яким Сомко, неженский полковник Василий Золотаренко и кошевой атаман Запорожской Сечи Иван Брюховецкий.

Программа первых двух кандидатов мало чем отличалась. И Сомко, и Золотаренко выступали за сохранение казацкой автономии, укрепление власти гетмана и отстаивали в первую очередь интересы старшины. Брюховецкий, в свою очередь, взял на вооружение "популистские" лозунги: объявил себя защитником казацких низов и простого населения, выступал за ограничение власти старшины и расширение полномочий царской администрации. Подкреплял свои верноподданнические заявления кошевой атаман регулярными доносами на конкурентов, в которых обвинял их в желании перейти на службу к польскому королю.

Неудивительно, что в таких условиях в Москве сделали ставку на кандидатуру Брюховецкого. После первых двух лет отсутствия полноправного гетмана на Левобережье выборы в конце концов назначили на июнь 1663 года в Нежине. При этом принять участие в Генеральной раде разрешили всем желающим, а не только старшине, из-за чего она и получила название "Черная".

Для организации выборов царь отправил князя Даниила Великоганина. При этом для пущей убедительности в Нежин он прибыл с "денежной и соболиной казной" для спонсирования "царских доброхотов" в Украине и в сопровождении восьмитысячного российского войска.

ИЗ КОШЕВОГО — В ГЕТМАНЫ. Успех Ивана Брюховецкого во многом был обеспечен поддержкой запорожцев

В середине июня под Нежином стали собираться казацкие полки при полном вооружении. Золотаренко, который накануне проведения Генеральной рады решил поддержать Сомко, в свой табор из города вывез даже пушки. Сами же выборы назначили на 27 июня, и они должны были состояться в присланном царем гигантском шатре. Голосование по традиции проходило путем выкрикивания имени своего кандидата и подкидывания шапок вверх. Сначала сторонники Сомко, казалось, одержали победу: они вывели своего кандидата в центр шатра, вручили клейноды и провозгласили его гетманом. Однако в этот момент в центр пробились вооруженные сторонники Брюховецкого, поломали гетманский бунчук, убили державшего его казака и заставили Сомко спасаться бегством. После в дело вмешались московские ратники, которые для утихомиривания страстей закидали толпу ручными гранатами, в результате чего число жертв "первого тура" выборов существенно возросло.

Сомко тщетно добивался от царского окольничего наказания виновных в силовом противостоянии. Великоганин на все требования ответил отказом и назначил новые выборы на следующий день в своем лагере. За ночь политический расклад в среде казаков кардинально поменялся. Негласная поддержка царского посланника и агитация запорожцев привели к тому, что большая часть сторонников Сомко и Золотаренко перебежала к Брюховецкому. В итоге последнего утром 28 июня "обрали тихо и безмятежно" гетманом. Брюховецкий сразу же распорядился арестовать своих противников, которых спустя три месяца казнили по обвинению в измене.

Галицкие "хруни"

Выборы в современном виде в Украину пришли в середине ХІХ века. В 1861 году согласно указу австрийского императора Франца-Иосифа І был образован краевой сейм в Королевстве Галиции и Лодомерии (официальное название коронного края, объединявшего Западную польскую и Восточную украинскую Галичину).

Новосозданный представительский орган формировался по куриальной системе. Курия крупных землевладельцев выбирала 44 посла (депутата), городская — 20, торгово-промышленных палат — три и сельских общин — 74. Также девять мандатов были привязаны к определенным должностям (так называемые виралисты). Всего в сейме заседали 150 послов.

Такая избирательная система закрепляла не только социальное неравенство, но и дискриминацию по национальному признаку. Украинцы, среди которых богатые землевладельцы практически отсутствовали, в лучшем случае могли рассчитывать на треть мест в сейме. Однако взять все "свои" мандаты им удалось только на самых первых выборах. В последующие годы число украинцев-депутатов постоянно уменьшалось (1867 год — 36, 1870-й — 36, 1876-й — 15, 1883-й — 12).

Такие неутешительные результаты во многом стали следствием пассивной тактики москвофилов, доминирующих в 1860–1870-х годах в украинском движении, которые больше уповали на божью милость, а не на активную предвыборную работу. Однако, даже когда им на смену пришли национально сознательные народовцы, ситуация кардинально не поменялась. Только в 1914 году украинцам удалось провести в краевой сейм 31 депутата.

МЕСТО ЗАСЕДАНИЙ. Вместо депутатов в здании сейма сейчас заседают студенты Львовского национального университета имени Ивана Франко

Изменить ситуацию даже при росте национального самосознания долгие годы не удавалось из-за массовых фальсификаций в пользу польских депутатов, которые проводились при активном содействии местных властей и молчаливом попустительстве краевого правительства.

Выборы в сельской курии были двухступенчатыми: сначала избирались выборщики (1 от 500 жителей), которые потом выбирали непосредственно депутатов. Нынешнюю роль избирательных комиссий выполнял сельский староста. Он составлял списки избирателей и сообщал о дате и месте голосования. В намеченный день в село приезжал избирательный комиссар, который следил за выбором выборщиков. Ни о каком тайном голосовании, понятное дело, речи не шло. Спустя некоторое время выборщики собирались в уездном городе и выбирали депутатов.

Такая система давала широкие возможности для массовых фальсификаций. Наибольшие нарушения обычно происходили по административной вертикали, представленной на всех уровнях преимущественно поляками. Самыми популярными способами фальсификаций были манипуляции со списками избирателей (включение умерших и исключение наиболее активных украинцев), умалчивание до последнего времени места голосования, вызов в день выборов в уездный центр лидеров местной украинской общины или их краткосрочный арест, а также метод "неисправных часов" (когда избирательный комиссар переводил стрелки часов на пару часов вперед и проводил выборы только в присутствии нужных избирателей). Если же голосование все равно шло не по плану, комиссар и вовсе мог под надуманным предлогом сбежать. Доходило до того, что избиратели выставляли часовых и караулы на дорогах, чтобы не пропустить времени его прибытия или, наоборот, не дать ему неожиданно покинуть место голосования.

ПРЕВЕНТИВНЫЙ АРЕСТ. Активных украинцев часто задерживали под надуманными предлогами накануне выборов

Однако наиболее популярным методом влияния на исход выборов был подкуп избирателей. Деньгами обычно платили непосредственно уже выборщикам (цена голоса колебалась в переделах 25–80 гульденов при среднемесячной зарплате квалифицированного рабочего в городе 100 гульденов), а поддержку обычных избирателей обеспечивали обильными угощениями. Так, в 1876 году сельский учитель из Товмача сетовал, что польский кандидат накануне голосования устроил "пир для хлопов", во время которого выставил ведро водки, три ведра пива и три кабана.

Проблема подкупа достигла такого масштаба, что в галицком политическом лексиконе появился новый термин для обозначения украинцев, готовых продать свой голос полякам. В начале 1880-х годов постоянным персонажем сатирического журнала "Зеркало" становится Никита Хрунь, который изображался как крестьянин с головой свиньи, с колбасой в одной руке и с бутылкой водки в другой. Вскоре образ появлялся на страницах других изданий, его упоминал в своем рассказе "Свинья" Иван Франко, а Осип Шпитко посвятил ему балладу "Хруниада". Персонаж быстро стал частью местного фольклора, а слово "хрунь" с тех пор употреблялось для обозначения украинцев, готовых за сиюминутные выгоды поступиться своими принципами.

Главной причиной эффективности перечисленных нарушений была неготовность украинских избирателей грамотно, со знанием дела отстаивать свои права. Но даже когда в конце ХІХ века народовцы, а потом и первые украинские политические партии взяли под свою опеку избирательные кампании, ситуация к лучшему мало изменилась. Заявления о нарушениях местными властями хоть и принимались к рассмотрению, но в большинстве случаев отклонялись под надуманными поводами.

Советская демократия

Настоящий мастер-класс по фальсификации выборов показали большевики. В первое десятилетие после прихода к власти они для подтверждения образа советской демократии сохраняли иллюзорность состязательного избирательного процесса. В результате в 1920-е годы выборы еще не превратились в чисто механическую процедуру проставления галочки напротив единственной кандидатуры в избирательном бюллетене. На выборах то и дело звучали критические отзывы в адрес советской власти, а иногда избиратели даже выдвигали свои кандидатуры, предварительно не согласованные с Коммунистической партией. В исключительных случаях они даже проходили первый тур выборов.

В таких условиях большевики сконструировали избирательную систему, которая, с одной стороны, сохраняла видимость свободного волеизъявления, а с другой — делала его на практике невозможным. Формирование выборных органов власти до 1936 года было многоступенчатым. Простые избиратели выбирали только низовые советы (сельские, поселковые и городские). Все остальные органы власти (уездные, губернские и всеукраинский съезд советов) избирались депутатами органов предыдущей ступени. Такая система позволяла на каждом уровне отсеивать неугодных.

Все стадии избирательного процесса находились под чутким контролем Коммунистической партии через избирательные комиссии разных уровней. Официально они формировались из представителей рабоче-крестьянских госорганов и общественных организаций, что на практике означало допуск в их состав исключительно большевиков или их сторонников. В духе диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства права голоса были лишены представители дореволюционных органов власти, священнослужители и всякого рода буржуазные элементы, то есть все слои населения, которые априори находились в оппозиции к новой власти. Консолидация протестных настроений также была затруднена в связи с ликвидацией в начале 1920-х последних альтернативных политических партий. Кроме того, многие избиратели боялись открыто голосовать против представителей Компартии, ведь возможности голосовать тайно не было.

ТОЛЬКО ЗА. В 1920-х годах голосование проводилось путем простого поднятия рук

Однако даже в таких условиях время от времени предложенные большевиками кандидаты не находили поддержки. В таких случаях в ход шли прямые фальсификации. Истинную "демократичность" советской избирательной системы можно продемонстрировать на примере выборов 1929 года в Костогрызовский сельсовет (сейчас Херсонская область). Недовольные избиратели написали в райизбирком жалобу с просьбой признать выборы недействительными и перечнем допущенных нарушений. По их словам, список кандидатов был составлен лично главой сельсовета, дополнять его новыми фамилиями запретили, в день выборов вопреки установленной практике запретили голосовать против, а по итогам голосования глава сельизбиркома отказался зачитать перечень избранных депутатов (позже оказалось, что двум из них дописали по 50 голосов). На все возмущения глава собрания приказывал "записывать говорунов" и грозил привлечь их к уголовной ответственности.

Интересно, что по итогам рассмотрения жалобы райизбирком признал, что повод для отмены итогов выборов есть, однако все равно отказался принять соответствующее решение. Вместо этого он обвинил авторов жалобы в подлоге подписей и передал дело для расследования в прокуратуру.

Loading...