Все статьиВсе новостиВсе мнения
Все статьи
Деньги
Красивая странаРейтинги фокуса
По ту сторону линии огня. Как вытащить украинцев из тюрем оккупантов

По ту сторону линии огня. Как вытащить украинцев из тюрем оккупантов

Украинский омбудсмен Валерия Лутковская рассказала Фокусу о том, почему людям, живущим на неподконтрольных территориях, нужно возобновить выплату пенсий, какова судьба украинских детей — заложников в Донецком СИЗО

1600

Война — это всегда разлом, проходящий по линии огня, разделяющий страны, народы и семьи. В нынешней войне за линией разлома живут люди, которые не носят военной формы и оружия. Среди них есть те, кто поддерживает псевдореспублики и российскую агрессию. Есть и те, которых война застала врасплох, заблокировав на оккупированных территориях. Наконец, среди них — заключённые российских тюрем. Объединяет их лишь одно — они наши соотечественники, граждане нашей страны. Может ли Украина эффективно защищать их права в условиях военных действий? Об этом наш разговор с Уполномоченным Верховной Рады по правам человека Валерией Лутковской.

КТО ОНА


Уполномоченный Верховной Рады по правам человека

ПОЧЕМУ ОНА


Контролирует соблюдение прав человека в Украине, занимается вопросом украинских заключённых в ОРДЛО и Крыму

Вы выступаете за то, чтобы людям на неподконтрольных территориях Украина платила пенсии. При этом вице-премьер Павел Розенко считает, что это возможно лишь после выполнения минских соглашений в полном объёме. Каким вы видите механизм расчёта с людьми, которые всё время находятся по ту сторону баррикад?

— Решение этой проблемы, как мне кажется, достаточное простое. Сомневаюсь, что кто-то рискнёт во­зить наличные деньги в ОРДЛО, это опасно. Но обеспечить людей возможностью получить банковские карточки и начислять средства на эти счета можно. Банкоматы нужно расположить в логистических центрах, которые есть на контрольных пунктах въезда-выезда (КПВВ). Что касается сказанного господином Розенко, то эта идея давно обсуждается. Но я бы хотела понять, каким образом мы будем возвращать пенсии тем, кто по тем или иным причинам вообще ни разу не выезжал с неподконтрольных территорий? Какие расходы в государственный бюджет нужно заложить, готов ли к этому Пенсионный фонд, если, например, завтра конфликт будет решён? Ведь проще выплачивать всё постепенно, а не одним траншем за три года. Кроме того, нужно ещё и думать о том, как эти люди вообще живут сегодня.

Я постоянно общаюсь с теми, кто находится на неподконтрольных территориях: через Facebook, электронную почту, по горячей линии организации "ДонбасSOS", на которой раз в неделю сидит представитель Уполномоченного по правам человека. Там есть лежачие пенсионеры, не имеющие возможности никуда вы­ехать. Даже если они при помощи родственников доберутся до КПВВ, государство не в состоянии обеспечить им кров, надлежащие условия содержания, медицинскую помощь и так далее. Это одна из причин, почему они остаются там. Кто в таком случае компенсирует им тот период времени, когда они не получали единственный источник дохода, и не будет ли это основанием обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) против Украины? Последний заставит нас платить не только пенсионные задолженности, но и сумму справедливой компенсации за нарушение прав человека.

В Кабмине считают, что Украина не может платить пенсии жителям неподконтрольных территорий, поскольку среди них есть террористы. Разве это не аргумент?

"Когда мы ведём АТО, мы ведь боремся не только за территории, но и за людей, которые там живут. Жителям тех районов кажется, что мы о них забыли"

— Вы видели пенсионера, который отдаст часть своей пенсии на какие-то другие нужды кроме тех, которые необходимы ему на жизнь? Денег хватает на лекарства, коммунальные услуги и продукты. Наши пенсии не настолько высоки, чтобы можно было отложить на будущее, поделиться с соседом или ещё кем-то.

Тем самым мы стабилизируем жизнь в псевдореспубликах.

— Чтобы не стабилизировать жизнь в этом регионе, нужно оставить пенсионеров без средств к существованию и не платить им деньги, которые являются единственным источником дохода? Если вы покажете в пенсионном законодательстве норму, в которой прописано, что во время проведения АТО можно не платить пенсии, я с вами соглашусь. Но такого нет.

Вы говорите, что постоянно общаетесь с людьми, живущими на оккупированных территориях. Какие у них настроения?

— Очень проукраински настроенные граждане Украины чувствуют себя брошенными государством, в котором они готовы жить. А о них забывают, когда рассказывают о статистике убитых гражданских и пострадавших. Об их проблемах не рассказывают, когда говорят о разрушенных домах. О них не думают, когда рассказывают о пенсиях. Но когда мы ведём АТО, мы ведь боремся не только за территории, но и за людей, которые там живут. Жителям тех районов кажется, что мы об этом забыли, их статус не определили и не прописали в законодательстве.

Нельзя утверждать, что о них забыли. В СМИ вопросы об их проблемах постоянно затрагиваются.

— У них нет возможности читать или смотреть украинские СМИ, потому что на той территории сигнал практически не принимается. Более того, вы не найдёте ни одного украинского телевизионного канала даже в районах недалеко от зоны конфликта, которые контролирует Украина.

 А как же интернет?

— Люди старшего поколения редко пользуются интернетом, а в сельских местностях некоторые вообще не знают, что это такое. Влияние Facebook и интернет-СМИ нами несколько преувеличено, потому что мы с вами живём в этой среде.

Узники Кремля

На каком этапе дело об освобождении журналиста Романа Сущенко, обвиняемого Кремлём в шпионаже?

— Вопрос освобождения Романа — политический. Я не участвую в этой процедуре, потому что не политик. Если говорить о юридических механизмах, то любые действия по его освобождению будут возможны только после того, как российский суд вынесет приговор, каким бы абсурдным он ни был. Я занимаюсь вопросами соблюдения нормальных условий его пребывания в СИЗО в Лефортово. Недавно встречалась с женой Сущенко и представителями Укринформа. Они говорили о том, что Роман получает письма от родителей с задержкой в один месяц, а молитвослов, который передал священник, ему до сих пор так и не отдали. Есть ещё один интересный момент: в Лефортово можно выписывать СМИ. В списке газет есть украинское "Зеркало недели", которое выходит на русском языке. Роман выписывает издание и оплатил авансом несколько номеров, но до сих пор не получил ни одной газеты без объяснения причины. Возможно, это связано с тем, что "Зеркало недели" просто не завозится на территорию России. Но ведь в списке газета есть, и деньги за неё у Сущенко берут, а свои обязательства не выполняют. Всю эту информацию я передала омбудсмену РФ Татьяне Москальковой с просьбой взять этот вопрос под свой контроль.

 Вас к нему пускают?

— Пока нет. Этим вопросом мы ещё будем заниматься не один день.

На днях российская сторона вновь отказалась передать Олега Сенцова и Александра Кольченко Украине. В ноябре вы говорили, что предыдущего российского омбудсмена Эллу Памфилову вы убедили, что Сенцов и Кольченко — граждане Украины, поэтому их нужно вернуть. Что на их счёт думает Москалькова?

— Я обратилась к ней по этому поводу и жду ответа. Случай с Сенцовым и Кольченко интересный, и с такими проблемами в будущем, думаю, мы столкнёмся неоднократно. После оккупации Крыма Москва ввела в действие своё законодательство, по которому все, кто находились на полуострове в момент проведения так называемого референдума, якобы стали гражданами России. Если кто-то с этим был не согласен, должен был явиться на протяжении какого-то времени в определённые центры и отказаться от принятия гражданства РФ. От службы исполнения наказаний Российской Федерации я получила официальный ответ о том, что Олег Сенцов и Александр Кольченко в тот момент находились в СИЗО. И если для того, чтобы тебя не считали гражданином РФ, нужна была личная явка в центр, как это могли сделать Сенцов и Кольченко, которые были в СИЗО? Поэтому их принудительное принятие гражданства РФ неприемлемо со всех точек зрения. То, что они граждане Украины, подтвердили уже и в российском МИДе в ноте, которую прислали украинским коллегам. Теперь наша задача — доказать, что факта принятия российского гражданства не было.

Вернуть своих

Расскажите про поездку в Крым. Это ведь был первый ваш официальный визит на полуостров после аннексии. Какая от него практическая польза?

— Тут скорее вопрос моральной поддержки и доказательства того, что Украине не всё равно, что происходит в Крыму с нашими заключёнными. Мне в этой ситуации было важно пообщаться и увидеть этих людей вживую, показать администрации Симферопольского изолятора, что мы продолжаем следить за состоянием здоровья заключённых, условиями их содержания и так далее.

 Сколько ещё наших граждан остаётся в крымских тюрьмах?

"У людей практически нет возможности читать или смотреть украинские СМИ. Более того, вы не найдёте ни одного  украинского телеканала даже в районах недалеко от зоны конфликта"

— С точки зрения нашего законодательства, все, кто находятся в крымских тюрьмах, — граждане Украины. Мы не признаём то законодательство, которое было принято оккупационными властями. Сколько всего заключённых осталось на момент оккупации, ответить сложно, поскольку пенитенциарная служба не владела на тот момент единой базой данных. Все цифры, озвученные в СМИ, приблизительные.

По информации украинского МИДа, более 150 осуждённых граждан Украины отправили отбывать наказание в российских колониях. Организация "ЕвромайданSOS" называет цифру 2,2 тысячи украинских заключённых. Когда наших людей вернут в Украину и какие шаги предпринимаются для этого?

— Когда началась оккупация Крыма, государственные органы ничего не сделали, чтобы этих людей оттуда забрать. Сейчас переместить их с полуострова на территорию материковой Украины сложно. Первая причина — гуманитарная. Около 80% тех, кто находится в местных тюрьмах, — крымчане. Соответственно, нужно выяснить, где их родственники и чего хотят сами заключённые: остаться в Крыму или перевестись на территорию материковой Украины. Второй момент — юридический: нам нужно понять, каким образом их перевезти. Применить международные конвенции нельзя, поскольку этот вариант никогда не будет приемлемым для Украины, так как означает признание АР Крым территорий РФ. А других механизмов нет. Поэтому мы обсуждаем с омбудсменом РФ Татьяной Москальковой Ad hoc механизмы (решение конкретного вопроса, характерное для других подобных ситуаций. — Фокус) решения данной проблемы. Опять-таки, есть ещё 20% заключённых, которые не являются крымчанами. У меня имеется информация, что в крымских тюрьмах содержатся граждане Украины родом из Ивано-Франковска, Запорожья, Николаева и других регионов. Они хотят перевода на материковую часть Украины. Эти заключённые, а также их родственники обращались с подобными просьбами и ко мне, и к моей российской коллеге. Мы с ней договорились, что будет применён механизм Ad hoc в рамках сотрудничества двух омбудсменов. После сравнения списков обратившихся мы нашли 18 человек, которые совпали. Решили с Татьяной Москальковой, что именно они будут первыми осуждёнными, которых попробуем переместить на материковую часть Украины. И если для меня юридически осуществить эту процедуру не составляет никакой проблемы, то для российского омбудсмена это большой вызов. Ей нужно объяснить своим властям, на каком основании она выводит людей, привозит их на КПВВ и передаёт их мне. Москалькова продолжает искать возможности, как это сделать. К сожалению, есть информация, что 10 из 18 людей, о которых мы договаривались, перевезли в другие регионы России. В любом случае сейчас надо хотя бы реализовать одну из договорённостей и переместить оставшихся 8 осуждённых. Тогда по меньшей мере будет понятен механизм, который можно будет в дальнейшем применить по отношению к остальным гражданам Украины, оставшимся в крымских тюрьмах.

Какова процедура возврата заключённых из неподконтрольных регионов Донецкой и Луганской областей?

— В этом случае как раз ситуация лучше, по крайней мере в вопросах с "ДНР". Там благодаря миссии ООН по правам человека был установлен контакт с так называемым министром юстиции "ДНР". Украинский Минюст ничего не сделал в этом направлении, несмотря на то, что в соответствии с принятым в ноябре 2014 года указом президента обязанность по перемещению заключённых лежит на нём. Поэтому вопросом занялась я: с так называемой ДНР мы договорились, что перемещение будет под моим личным контролем. Мы перевезли уже 133 человека. Первыми переместили 8 человек, которые находились в рамках международных обязательств Украины, — тех, кого передали на определённое время с территории другого государства с целью проведения следственных действий, или тех, кого должны были передать на территорию других государств для отбывания наказания, и так далее. После этого мы забрали группу лиц, которых содержали в Донецком СИЗО до начала конфликта, а их уголовные дела находились на подконтрольной Украине территории. Потом мы забирали всех, кого нам отдавала "ДНР".

Детский вопрос

У вас есть механизм регистрации новорождённых на неподконтрольных территориях детей? Юридически они являются гражданами Украины, но какое гражданство получают фактически?

— Есть механизм, который позволяет зарегистрировать детей, родившихся на неподконтрольной территории, в соответствии с украинским законодательством. Нам сейчас необходима информационная кампания, которую нужно развернуть на территориях "ДНР" и "ЛНР". Нужно объяснить родителям, как это работает: они или любой другой человек на подконтрольной Украине территории могут зарегистрировать ребёнка в течение двух дней, предъявив справку из медицинского учреждения, подтверждающую факт рождения.

Какой процент родителей пользуется такой процедурой регистрации детей?

— Мне сложно назвать точную цифру. Главное, что этот механизм есть, и он не создаёт сложностей и проволочек. А будут пользоваться им люди или нет — это вопрос информационных кампаний. Например, на КПВВ должны быть плакаты со списком необходимых для регистрации ребёнка документов.

Вы заявляли, что всех детей-сирот, которых вывезли на территорию России, вернули обратно в Украину. В октябре прошлого года на встрече Трёхсторонней контактной группы в Минске вы сообщили, что семь подростков оказались в заложниках на неподконтрольной Украине территории. Где эти дети сейчас?

— Подростков задержали на территории "ДНР" за то, что они якобы вели подрывную деятельность по отношению к представителям "ДНР". У этих детей есть родители. По имеющейся у меня информации, дети до сих пор находятся в следственном изоляторе Донецка. Суть обвинений мне неизвестна.

 Какие шаги вы предпринимаете, чтобы их вернуть?

— К сожалению, повлиять на ситуацию с несовершеннолетними или другими украинцами, которые находятся в СИЗО, я пока не могу.       

16
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.