Дело труба. Фонд госимущества опять срывает план приватизации крупнейших госактивов

2018-09-14 10:22:00

3274 3
Дело труба. Фонд госимущества опять срывает план приватизации крупнейших госактивов

Виталий Трубаров / Фото: Инна Соколовская

После Революции достоинства во главе Фонда побывали уже три человека — Дмитрий Парфененко, Игорь Билоус и возглавляющий структуру сегодня Виталий Трубаров. Почему план приватизации не выполняется и кто в этом виноват, разбирался Фокус

Одесский припортовый завод простаивает уже полгода. В августе руководство крупнейшего в Украине производителя азотных удобрений  анонсировало запуск производства в начале сентября по давальческой схеме. Но завод до сих пор стоит. Поставки газа даже по давальческой схеме возобновить не удалось. Работать самостоятельно предприятие не может уже несколько лет. Из-за накопленных долгов перед структурами Дмитрия Фирташа и Нафтогазом заводу не отпускают газ. Спасением могла бы стать приватизация и оплата инвестором задолженности. Однако продавать проблемный актив государство не спешит.

Власти более 10 лет говорят о необходимости приватизировать крупнейшие госпредприятия. Помимо Одесского припортового завода в их число входит Турбоатом, Центрэнерго, Объединенная горно-химическая компания и Государственная продовольственно-зерновая корпорация. Однако до сих пор Фонду госимущества (ФГИ), ответственному за управление госактивами и подготовку их к продаже, не удалось приватизировать ни одно из них. Лишь после Революции достоинства сменилось три руководителя Фонда — Дмитрий Парфененко, Игорь Билоус и возглавляющий структуру сегодня Виталий Трубаров. Все они заявляли о подготовке объектов к приватизации, привлечении в качестве советников консалтинговых компаний с мировым именем и обещали провести прозрачные аукционы в ближайшие несколько месяцев. Однако безрезультатно.

В госбюджете на 2018 год поступления от приватизации запланированы на уровне 22 млрд грн. По факту от продажи госсобственности выручили лишь 50 млн грн, около 0,2% от запланированной суммы.

Отягощенная наследственность

В наследство от СССР Украине досталось значительное, более 16%, участие государства в экономике. Как считается, собственник в лице государства обычно уступает в эффективности частному бизнесу, этот фактор продолжает сдерживать экономический рост. Как следует из отчета Счетной палаты "О результатах анализа отчета Фонда госимущества Украины за 2017 год", анализ хозяйственной деятельности госпредприятий за 9 месяцев 2017 года установил, что только 14 из них за этот период показали прибыль, 20 — работали удовлетворительно, 49 — неэффективно. На деле ситуация может быть еще хуже. Ведь информация о деятельности каждого второго предприятия и вовсе отсутствует.

"Раньше президентских и парламентских выборов ждать продажи крупных объектов не стоит. Будут ли они продаваться после выборов и по какой цене, прогнозировать рано"

Виктор Мороз, управляющий партнер Suprema Lex

"Бизнес ожидает, что большая приватизация стартует в этом году, — говорит директор Европейской Бизнес Ассоциации (ЕБА) Анна Деревянко. — Позитивные кейсы будут большим успехом и для дальнейшей работы (в направлении приватизации. — Фокус), и для экономического развития в стране, пусть даже на начальном этапе прецедентов будет немного".

По мнению собеседницы Фокуса, большинство стратегических предприятий, внесенных в список к приватизации — Центрэнерго, Азовмаш, Турбоатом, Сумыхимпром, Одесский припортовый завод, Государственная продовольственно-зерновая корпорация и др., — перспективны для продажи.

Однако в ближайшее время большая приватизация в Украине, похоже, не начнется. "Раньше президентских и парламентских выборов ждать продажи крупных объектов не стоит. Будут ли они продаваться после выборов и по какой цене, прогнозировать рано", — уверен Виктор Мороз, управляющий партнер Suprema Lex.

Андрей Подгайный, управляющий партнер ЮФ Agreca, разделяет пессимизм коллеги и считает маловероятным выставление на продажу больших госкомпаний в этом году. "Каждое предприятие должно пройти обязательные приватизационные процедуры, такие как оценка, согласование условий продажи, формирование аукционных комиссий и т. д., что в среднем занимает 6–8 месяцев", — уточняет он.

Кто виноват?

Эксперты называют ряд причин, в силу которых в 2017 году планы по приватизации оказались невыполненными. Главная из них — отсутствие политической воли продать крупные госактивы. "Продажа каждого из активов — сложная задача. Мы отдаем себе отчет в том, что можем столкнуться с саботажем на пути подготовки предприятий к приватизации со стороны различных групп влияния, для которых эти активы являются источниками дохода", — говорит Игорь Мазепа, генеральный директор Concorde Capital. Его компания стала инвестиционным советником ФГИ при подготовке к приватизации завода по производству инсулинов "Индар", "Президент-Отеля" и угольной компании "Краснолиманская".

"Следует апеллировать в большей степени к Министерству финансов и правительству, нежели к ФГИ, — продолжает Андрей Подгайный. — Эта проблема преследует Украину уже второй десяток лет, и она коренится в ошибках при планировании доходной части госбюджета". По его мнению, Минфин из года в год не озадачивается реальной оценкой рисков выполнения планов по приватизации, а правительство устраивает такой ход событий. Чтобы продолжать сотрудничество с МВФ и другими донорами, госбюджет стараются сверстать с умеренным дефицитом и с расписанными источниками его финансирования. Чтобы главная финансовая смета страны выглядела сбалансированной, в нее и вносят завышенные показатели.

Павел Мороз, управляющий партнер ЮФ Braxton, также предполагает, что потенциальных покупателей могла отпугнуть отрицательная ценовая конъюнктура на мировых рынках, убыточная деятельность предложенных к приватизации предприятий, их большая задолженность и политические факторы.

Опять двойка

Ситуация вокруг ФГИ свидетельствует о неспособности государства сколь-нибудь эффективно распоряжаться своей собственностью

Впрочем, снимать с руководства ФГИ ответственность за провал приватизации также не стоит. Как отмечает Андрей Подгайный, нынешнее руководство Фонда воспринимает приватизацию "по старинке" и носит бумаги из кабинета в кабинет, как 5–10 лет назад. Собеседник Фокуса считает, что пришло время кардинально реформировать ФГИ. Да и в целом опрошенные эксперты оценивают фигуру нынешнего руководителя ФГИ Виталия Трубарова скорее как случайную, техническую и имеющую ограниченные возможности влияния на ситуацию.

Подобную трактовку компетентности руководства ФГИ подтверждают и цифры. Допустим, продать индустриальные гиганты Фонд не мог из-за саботажа "верхов". Но приватизировать ряд более мелких, политически "нейтральных" объектов, было реально. Однако этого не произошло. Как следует из вышеупомянутого отчета Счетной палаты, ФГИ в 2017 году готовил к продаже девять госпредприятий. Шесть из них (Киевпассервис, Криворожская и Северодонецкая ТЭЦ, Устьдунайводшлях, Укрэкоресурсы и Черноморское морское пароходство) попали в этот список еще в 2016-м. В 2017 году дополнительно приняли решение о приватизации винницкого завода "Кристалл", заводов "Радиореле" и "Электронмаш". Ни одно из этих предприятий до сих пор не продали.

Много вопросов к руководству Фонда у Счетной палаты возникло и касательно качества управления госактивами. Как следует из отчета, в 2017-м Фонд обеспечил участие представителей государства в проведении собрания акционеров 66 хозяйственных обществ, в уставном капитале которых есть государственная доля. Однако по состоянию на начало 2018-го в управлении Фонда находилось 213 компаний с долей государственного капитала от 25%. То есть по 2/3 активов Фонд не справился с функцией по контролю над управлением. А финансовые планы ФГИ утвердил лишь для 74% находящихся в его ведении предприятий.

Одним словом, сложившаяся вокруг ФГИ ситуация красноречиво иллюстрирует неспособность государства сколь-нибудь эффективно распоряжаться своей собственностью. Очередная смена руководства ФГИ без кардинального изменения подхода к принципам управления госактивами со стороны Верховной Рады и Кабмина эту проблему вряд ли решит.

Loading...