Выход из сумерек. Почему украинский бизнес выводит деньги из тени

2019-07-24 11:25:00

8890 22
Выход из сумерек. Почему украинский бизнес выводит деньги из тени

Фото: Getty Images

В новейшей истории страны было несколько периодов, когда законодательные нормы изначально формировались так, что бизнес просто не мог выжить, не допуская нарушений

Украинская экономика живёт в тени с рождения. Несколько поколений политиков обещали вывести её на свет. Впрочем, общественность к подобным обещаниям всегда относилась скептически. Мало кто верил в возможность реальной детенизации. Однако в последнее время ситуация меняется. Данные, опубликованные Министерством экономического развития, свидетельствуют о том, что по итогам прошлого года в тени находилось 30% ВВП, это самый низкий показатель за последние 11 лет.

Положительная динамика

С 2014 года уровень теневой экономики снизился на 11 процентных пунктов. Происходит это на фоне ускоряющегося роста валового внутреннего продукта: Госстат констатирует ускорение роста ВВП третий год подряд. По итогам 2018 года рост ускорился с 2,5% до 3,3%. По прогнозам Нацбанка, показатель 2021 года должен составить 3,7%. Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований, считает детенизацию одним из следствий роста. "Для малого и среднего бизнеса использование теневых схем — способ выжить в условиях кризиса, — подчёркивает он. — Чем благополучнее экономическая ситуация в стране, тем проще становится отказаться от этих схем. Рост, который мы наблюдаем в последнее время, означает "пробуждение" покупательной способности на внутреннем рынке. Увеличиваются продажи и, соответственно, финансовые поступления. Тогда и появляется возможность работать "по белому". Впрочем, Киян отмечает, что темпы выхода из тени не так уж стремительны. Все говорят о значительном прогрессе в сравнении с 2015 годом, но, если сравнить с показателями докризисного 2012-го, окажется, что "мы не слишком далеко ушли".

В новейшей истории страны было несколько периодов, когда законодательные и процедурные нормы изначально формировались так, что бизнес просто не мог выжить, не допуская нарушений. В дальнейшем списки нарушений (чаще всего это касалось налогового законодательства) использовали для давления на собственников и топ-менеджеров. У одних таким образом вымогали взятки, других и вовсе заставляли передавать права собственности на компанию третьим лицам. Такой шантаж до сих пор остаётся едва ли не самым распространённым в Украине рейдерским инструментом.

При каждой смене власти в стране непременно заходила речь о борьбе с коррупцией и выводе экономики из тени, причём первое всегда неразрывно связано со вторым. Похоже, нынешняя детенизация тоже во многом обусловлена разрушением нескольких масштабных коррупционных механизмов, существующих со времён президентства Виктора Януковича.

Закрытые бреши

Одной из самых заметных "чёрных дыр" украинской экономики до недавнего времени были предельно простые мошеннические схемы ухода от НДС. "Нелегально, но с благословения властей существовали "лицензированные площадки", с помощью которых плательщик НДС за опредёленную плату мог получить налоговый кредит так, будто он понёс значительные расходы, — говорит Владимир Дубровский, старший экономист CASE Украина. — Через них проводили порядка 300 млрд грн в год и зачастую действовали очень примитивно. К примеру, использовали фирмы-однодневки, которые могли просто закрыться после проведения денег. Благодаря электронному администрированию НДС прежние простые схемы больше не работают".

Ещё одна сфера, где в последнее время существенно улучшилась ситуация, — госзакупки. "Тут тоже многое изменилось именно благодаря электронной системе, — подчёркивает эксперт. — А вот в энергосекторе дела всё ещё обстоят плохо: 40% чеков, которые пробивают на заправках, никак не отражаются в фискальной системе. Это "левый" бензин, ввоз которого не был учтён. Вообще, объёмы контрабанды самых разных видов пока, к сожалению, только растут. Увод денег в офшоры в обход налога на прибыль тоже остался нерешённой проблемой".

Егор Киян согласен с тем, что диджитализация административных процессов стала катализатором вывода экономики из тени. Однако дело тут не только в реформе фискальной службы. "Вывод операций в банковскую сферу, принятые НБУ ограничения на сделки с наличностью — всё это сыграло важную роль, — говорит Киян. — В последнее время приняли немало новых норм, делающих ведение бизнеса в стране более прозрачным. Сказывается давление иностранных доноров. Оно усилилось из-за того, что обвал гривни и расходы, связанные с войной, вынудили Украину вновь прибегнуть к финансовой помощи извне, а внешние доноры заинтересованы в прозрачности".

Больше свободы

Как бы парадоксально это ни звучало, но, несмотря на множество новых нормативных ограничений, украинская экономика постепенно становится менее зарегулированной, и именно это позволяет ей выходить из тени. В 2013–2014 годах через бюджет перераспределялись 52% ВВП, сейчас — чуть больше 40%.

"Показатель 52% для Украины был несуразным, такой уровень перераспределения может позволить себе Франция и другие очень благополучные страны с сильной социалистической составляющей, — поясняет Дубровский. — 40% — всё ещё очень много, больше чем у Румынии, Болгарии и Грузии. Для сравнения: в странах, демонстрирующих быстрый экономический рост — Сингапуре, Малайзии, Тайване и т. д., — через бюджет распределяется меньше 30% ВВП. Это означает, что они собирают меньше налогов, но эффективнее их используют. У нас пока получается наоборот, хотя кое в чём мы всё-таки преуспели. Например, хорошей новостью стало снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. Как следствие, многие бизнесы вывели из тени зарплаты".

Переход на "белые" зарплаты — одна из самых явных и ощутимых для населения форм детенизации: всё больше работников перестают официально получать минималку. По сути, это означает, что тысячам украинцев, работающих по найму, станет гораздо проще защитить свои права в любом споре с работодателем и появится шанс на более щедрую пенсию в будущем.  

Loading...