Стоит ли ждать чуда от нового Кабмина

Состав нового правительства вызывает беспокойство. Процесс его формирования – тем более. Но опускать руки пока рано

"У нас есть родовое проклятие украинской политики – под столом что-то поделили, кого-то куда-то определили… Так не будет. Каждую фамилию, каждую кандидатуру, каждого человека, делегированного политической партией – на общественное обсуждение", - обещал в разгар коалициады старый-новый премьер Арсений Яценюк.

Многочисленные участники будущей коалиции и вовсе рисовали радужные перспективы на политических ток-шоу: дескать, вот выпишем подробно направления реформ, подберем для каждого лучших исполнителей, и устроим настоящий кастинг среди профессионалов высшей пробы.

От назойливых замечаний журналистов, - да ведь вы банально должности поделить не можете, потому коалициада и затянулась, - отмахивались: увидите, какой у нас Кабмин будет.

Во вторник 2 декабря увидели:

- Как тасовались кандидатуры министров за пару часов до голосования.

- Как вовсю работал пресловутый "квотный принцип".

- Как состав Кабмина пытались проголосовать пакетом даже без обсуждения в сессионном зале.

- И пресловутых кнопкодавов, позор парламента предыдущих созывов, увидели тоже.

- Ну и "изюминка" - розданная депутатам биография вице-премьера Валерия Вощевского, в которой черным по белому было написано, что он когда-то "намагався вкрасти ДП "ШРБУ №100", что уже стало локальным мемом парламентских кулуаров. Оказалось, аппарат в спешке просто скопировал текст из Википедии. Вощевскому принесли извинения, даже заподозрили "провокацию", а текст из "Вики" быстро потерли. Но осадочек остался, и не только у новоизбранного вице-премьера.

Частично в том виноваты сами участники коалиции, явно завысившие народные ожидания. Сказали бы: да, будем голосовать по квотам, в демократических странах так тоже делают, и ничего страшного. Никто бы сейчас и не критиковал хоть за это.

А так получилось как с первым "правительством камикадзе", которое обещали "утвердить на Майдане". "Утверждение" тогда свелось к засвистыванию майдановцами особо неприятных претендентов на портфели, на которое никто особого внимания не обратил.

Да и само "второе поколение камикадзе" по своему составу напоминает то, первое. Профессиональные приспособленцы, сменившие с полдюжины партий, люди олигархов, непонятные личности, никогда прежде не работавшие по своему министерскому профилю.

Роли "технократов" и "людей Майдана" теперь играют "иностранные специалисты". Хотя их только трое, но зато на важнейших министерствах: Минфин, Минэкономики, Минздрав. Правда, на поверку двое из них оказались не такими уж и иностранцами, ведь живут на нашей Родине уже по многу лет. Да, это лучше, чем профессиональные чиновники-нардепы, кочующие по властных кабинетам по 15-20 лет. Но и гарантий, что "варяги" смогут уничтожить многолетние коррупционные вертикали, тоже нет.

Потому чуда ждать не стоит. Да вряд ли кто-то и ждет, чай, не министерство магии создали. А создали министерство информационной политики, вернее, министерства пока еще нет, зато министр уже есть. Он обещает противостоять информационной агрессии России и продвигать имидж Украины в мире.

Получится ли, увидим очень скоро. И у него, и у всех остальных. Заранее настраивать себя на провал тоже не нужно – это другая крайность, свойственная украинскому народу, особенно в последние бурные месяцы.

Главная борьба еще впереди. Если западные друзья проведут работу с правительством и доходчиво объяснят принцип "noreforms – nomoney", если самим министрам, в первую очередь, иностранным, действительно позволят сформировать собственные команды, люстрировав свои министерства и подконтрольные ведомства, если гражданское общество будет держать шины наготове, все еще может получиться.

Новым министрам будет сложнее, чем предшественникам. Со времен Майдана сделано слишком мало, по-честному куцый отчет об успехах бывшего Кабмина за девять месяцев работы любой желающий может скачать с правительственного сайта.

В наших общих интересах пожелать им удачи. Или, скорее, железной воли – желать удачи камикадзе как-то не очень уместно.