Задача про Рафаэля. Почему бразильский боевик на пятом году войны может спокойно гулять по Киеву

2018-05-05 10:50:00

10 0
Задача про Рафаэля. Почему бразильский боевик на пятом году войны может спокойно гулять по Киеву

Задача про Рафаэля. Почему бразильский боевик на пятом году войны может спокойно гулять по Киеву

Итак, задача. 

Дано:

Идет пятый год российской агрессии против Украины. Бразильца Рафаэля Лусварги, воевавшего за т. н. «ДНР» в 2014-2015 годах и на камеру хваставшегося убийствами украинских солдат, задерживают в Киеве в октябре 2016-го. Он получает 13 лет лишения свободы, свою вину признает.

В мае 2018-го журналисты «Радио Свобода» обнаруживают Лусварги на территории Свято-Покровского Голосеевского монастыря в Киеве. Он там живет, помогает по хозяйству, ходит на литургии, всерьез раздумывает постричься в монахи, в свободное время гуляет по столице. Поднимается хайп в СМИ и социальных сетях, спустя сутки националисты ловят Лусварги посреди Киева и доставляют его к зданию СБУ. Но встречать его некому – все ждут следователей, которые через вечерние пробки едут на службу. Они «принимают» бразильца, обещают во всем разобраться и наказать виновных. 

Вопрос:

Что происходит? 

Решение с примечаниями:

Оказывается, в августе 2017-го Апелляционный суд Киева отменил приговор Лусварги и отправил его дело на повторное рассмотрение, так как была нарушена территориальная подследственность – вместо Печерского райсуда Киева процесс должен был проходить в Павлоградском суде Днепропетровской области. Почему именно там? Как пишет издание «Новинарня», в деле фигурировала лишь одна позиция с точно установленным адресом –Донецкий аэропорт, в штурме которого Рафаэль принимал участие. Следовательно, его дело должен был рассматривать Киевский горсуд Донецка, но поскольку он находится на неподконтрольной территории, все дела этого суда автоматически перенаправляются в Павлоград. Чтобы окончательно разобраться, кто должен судить бразильца, Печерский райсуд, Апелляционный суд Киева и Верховный суд вступают в затяжную переписку между собой. 

Тем временем боевики вносят Лусварги в списки для масштабного обмена в конце 2017-го. По ходатайству прокуратуры Рафаэля отпускают на свободу под «личное обязательство». Но его обмен срывается, бразилец остается на подконтрольной территории. Украинские суды продолжают выяснять, что к чему, предварительное заседание по делу Лусварги назначается аж на 6 июня в Павлограде. Бывший «дээнэровец» Рафаэль, свобода которого формально никак не ограничена, посвящает свое время духовным поискам посреди украинской столицы. 

Частная история Лусварги хорошо иллюстрирует глобальную проблему – абсолютную неадекватность украинского законодательства текущим военно-политическим реалиям

Понятно, что генералы всегда готовятся по лекалам прошлых войн, а в законах невозможно прописать заранее всё, что может случиться в будущем. Кто, спрашивается, в январе 2014-го предполагал, что спустя пару месяцев начнется война? 

Но должны же быть какие-то пределы! Хорошо, что хоть на пятом году войны с трансформацией АТО в Операцию объединенных сил действия украинской армии на Донбассе стали абсолютно легитимными. Да, оказывается, с правовой точки зрения всё это время к украинской армии могли возникать вопросы – и это подтверждает спикер Генштаба ВСУ.  (https://www.facebook.com/danylo.mokryk/videos/10156277552013700/

Освобождать своих граждан из плена – неоспоримо важная задача, ради которой государство может даже прикрыть глаза на собственное законодательство, сколько бы ни шипели в соцсетях отдельные граждане, дескать, почему мы меняем одного «нашего» на троих-четырех «ихних». Цивилизованные страны, на которые мы вроде как равняемся, совершают и менее эквивалентные обмены. Потому прокурор и может ходатайствовать о том, чтобы отпустить боевика под личное обязательство являться по первому вызову в суд, не покидать страну и т. д., понимая, что это «обязательство» никогда не будет выполняться – для того всё и задумано. Главное – вытащить своих, любой ценой.  Потому судью могут настойчиво «попросить» это ходатайство удовлетворить. Украинские солдаты и прочие заложники боевиков должны обязательно вернуться домой. 

Нам привыкли объяснять подобное «гибридным характером войны», который требует «нестандартных политико-правовых решений». Но где, в какой гибридной концепции гибридного противодействия гибридной агрессии указано, что человек, признавшийся в убийстве украинских солдат и прочих преступлениях, может спокойно разгуливать по Киеву, раз уж его обмен не состоялся?   

Хорошо, пусть ничего не делают увязшие в перманентной реформе суды и отреформированная, но оставшаяся прежней прокуратура. А СБУ, обязанная бороться со всеми угрозами национальной безопасности, желательно превентивно? Или там думают, что бывший боевик-«дээнэровец», абсолютно отмороженный фанат Сталина и Гитлера (в чем он сам публично признавался) уже не представляет никакой угрозы для страны? Или им просто наплевать? 

Перед СБУ стоит непростая задача. Отпускать такого персонажа нельзя, задерживать – вроде как тоже не за что, мы ведь правовое государство, надо ждать решения суда. Значит, либо в деле Лусварги обнаружатся некие вполне реальные «новые факты», либо его задержат под любым предлогом на пару дней. А там уже традиционно неспокойное 9 мая, масса новых информповодов, авось всё забудется, как это обычно происходит. 

Стоит ли надеяться, что хотя бы Верховная Рада как-то закроет законодательную дыру в этом щекотливом вопросе, унормировав процесс обмена пленных? Нет, не стоит. Обсуждение любых вопросов, связанных с войной, в парламенте неизменно скатывается к взаимным обвинениям в работе на Кремль, не более того. Чего уж ждать в последний год перед выборами. 

Ответ:

Безалаберность прокуратуры, судов и СБУ, умноженная на несовершенство законодательства – страшная вещь. И эта задача пока решения не имеет.