Трибунал над Путиным. Ждет ли Гаага президента России

2018-10-01 10:18:00

223 0
Трибунал над Путиным. Ждет ли Гаага президента России

Трибунал над Путиным. Ждет ли Гаага президента России

На днях в Вашингтоне заявили о готовности ввести санкции против судей Международного уголовного суда (МУС) в Гааге. Причиной стало их намерение расследовать предполагаемые преступления американских военнослужащих в Афганистане. С соответствующим запросом прокурор обратился к коллегии суда ещё в ноябре прошлого года. Основная часть преступлений касается издевательств над заключенными.

США выступили с резкой критикой МУС и заявили о том, что будут применять все меры для защиты своих граждан и союзников от такого правосудия, поскольку не признают легитимности суда.

Эта новость спровоцировала новые старые дискуссии о возможности Гаагского трибунала вершить правосудие над виновниками преступлений, совершенных во время военного конфликта на востоке Украины. Актуальности им придает тот факт, что ни Россия, ни США, ни Украина не ратифицировали Римский статут МУС. Этот документ является договором, цель которого — не допустить безнаказанности лиц, причастных к геноциду, совершивших военные преступления и преступления против человечности.

Понятно, что для ключевых игроков на международной арене целесообразность участия в МУС не является вопросом нацио­нального интереса. Как постоянные члены Совета Безопасности ООН и ядерные государства те же Россия, Китай или США имеют все рычаги влияния, в том числе силового, на региональную и глобальную политику. Вряд ли супердержавы заинтересованы в существовании прозрачной и независимой международной судебной инстанции, способной привлечь к ответственности членов их правительств, военнослужащих и прочих должностных лиц.

Что же касается Украины, то у нее иная ситуация. В 2016 году во время внесения изменений в Конституцию, которыми введена судебная реформа, в Основной Закон вписали норму, согласно которой Украина может признать юрисдикцию МУС через три года. Позиция власти сводится к тому, что признание юрисдикции суда якобы несет для Украины большие риски — может навредить нашим участникам АТО, а страна-агрессор получит возможность каким-то образом использовать ратификацию Римского договора против нас.

Скажем прямо, это смехотворное объяснение. Затягивание ратификации — игра на руку агрессору и откровенное пренебрежение ожиданиями украинского народа.

Возникает вопрос: как при таких обстоятельствах Украина намерена отстаивать свои интересы на международном судебном фронте?

Американский протекционизм и украинский вопрос

Противостояние Вашингтона и Гааги стало еще одним примером отказа США признавать наднацио­нальные институции и международные соглашения, которые, по мнению Белого дома, противоречат интересам государства. Этим Вашингтон частично напоминает Москву, которая так же избирательно признает международно-правовое регулирование геополитических отношений.

Для МУС дело об американских военных преступниках в Афганистане имеет крайне важное значение. Ведь в адрес суда звучит всё больше критики. С момента его создания в 2002 году он потратил более $1,5 млрд, а обвинительных приговоров вынес всего восемь. Согласитесь, $200 млн за приговор — дороговато даже для международного суда.

Если МУС все же начнет расследовать действия представителей американского контингента в Афганистане, это станет первым в истории случаем, когда американские военнослужащие и оперативники ЦРУ предстанут перед трибуналом.

Невзирая на все угрозы, звучащие из Овального кабинета, МУС убежден, что обладает юрисдикцией расследовать преступления, совершенные на территории страны — члена Римского договора, которой является Афганистан. Более того, недавно прокурор суда обратился за разрешением расследовать аналогичные правонарушения американских спецслужб в Польше, Румынии и Литве. Речь идёт о задержании людей, их допросах и пытках.

Таким образом, может возникнуть прецедент, при котором МУС будет судить граждан страны, не являющейся участником Договора о создании Международного уголовного суда. Правда, непонятно, какими способами США будут бороться с судом, не участвуя в самом процессе. Очевидно, станут оказывать политическое давление на ЕС, искать компромисс. Возможно, пойдут на более жёсткие меры — введут санкции против судей МУС.

С юридической точки зрения, США не обязаны ни сотрудничать с судом, ни тем более выполнять его решения

Поэтому нам предстоит наблюдать столкновение традиционного американского протекционизма и панъевропейско-атлантического оптимизма.

Для Украины противостояние между США и МУС может стать прецедентом в юридической борьбе с агрессором именно в рамках судебного процесса. Соответственно, если суд будет расследовать преступления американских военных и разведчиков без согласия на то США, то, ратифицировав договор о МУС, Украина также получит шанс затянуть кремлёвских вождей и их приспешников на скамью подсудимых в Гааге. То есть дело "МУС против США" может открыть дорогу для эффективной работы суда с международными преступлениями, совершенными представителями супердержав, которые не признают юрисдикции суда и считают, что им позволено пребывать над международным правом. Однако, подчеркиваю, это лишь теоретически возможно. Есть альтернативные пути.

Трибунал для "собирателя русских земель"

Игра по международным правилам не входит в имперские планы Кремля. Вряд ли там признают юрисдикцию МУС. Делает ли это Путина и компанию неприкосновенными? Абсолютно нет. Существует исторический опыт создания ряда специальных "международных трибуналов", в которых рассматривались подобные преступления.

Начнем с нацистов. В августе 1945 года в Лондоне правительства СССР, США, Великобритании и Франции подписали устав Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников из Германии и ее союзников — Италии, Японии. Юрисдикция трибунала распространялась на преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности, совершенные в годы Второй мировой войны. 

В результате Нюрнбергского процесса впервые в истории международного права судьи привлекли к международной ответственности за действия государства официальных лиц высшего уровня. Фактически они признали существование института индивидуальной уголовной ответственности в международном праве.

Следующий показательный пример — Балканы. В 1993 году согласно резолюции Совета Безопасности ООН создали Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии в 1991–2001 годах. Трибунал работал в Гааге и, что важно, прекратил свою работу лишь в прошлом году.

Стоит обратить внимание еще и на Африканский континент. В 1994 году Совет Безопасности ООН в ответ на просьбу правительства Руанды постановил основать международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права. Они совершены на территории Руанды, а также на территории соседних государств гражданами Руанды. За время работы трибунала состоялась экстрадиция обвиняемых в 15 африканских стран, где их ждал суд. Многие государства континента предоставили свои тюрьмы, в которых отбывают сроки осужденные трибуналом.

Кроме того, Совет Безопасности ООН при согласовании с заинтересованной стороной может создавать своими решениями специальные международные судебные институции, деятельность которых направлена на воплощение целей и принципов международного права. Сегодня не существует причин, по которым подобный трибунал не может быть создан для осуждения Путина и его союзников за все ужасные преступления, совершенные ими в Украине. Осталось для этого найти политическую волю сильных мира сего и элементарную человеческую совесть для ее реализации.