Македонский урок. Сможет ли Киев повторить успех Скопье

2019-02-13 11:00:00

16 0
Македонский урок. Сможет ли Киев повторить успех Скопье

Македонский урок. Сможет ли Киев повторить успех Скопье

Еще не так давно Балканы называли пороховой бочкой Европы. Регион в прошлом пережил не одно глобальное потрясение, а сегодня, хоть и не без труда, интегрируется в "старую добрую Европу".

Наиболее показательное доказательство подобной интеграции — недавнее историческое событие: вступление Македонии в НАТО. Вот так маленькое и богатое на конфликты государство стало 30-м членом Альянса.

Собственно, это событие совпало во времени с не менее исторической украинской повесткой дня — внесением изменений в Конституцию Украины "О курсе на присоединение Украины к ЕС и НАТО". Таким образом, свое движение к Западу мы закрепили теоретически. Хотя можем уже сейчас пользоваться опытом тех, кому удалось реализовать свои стремления не только на словах, но и на деле.

Путь каждого государства к членству в Альянсе неповторим, поскольку он обусловлен геополитическими, историческими и экономическими факторами и уникален для каждой страны. В то же время Украина может поучиться последовательности и стойкости македонцев в отстаивании своих национальных интересов на самом высоком международном уровне.

Взятый Македонией курс евроатлантической интеграции также был заблокирован более мощной державой — Грецией, которая на первом этапе исповедовала ультимативную тактику.

Однако эффективная внешняя политика и дипломатические усилия Скопье, а также осознание членами НАТО и ЕС стратегического значения вступления Македонии для обеспечения безопасности на Балканском полуострове позволили македонцам достичь поставленной цели.

Понятно, что такие достижения возможны только в случае консолидации гражданского общества и политических элит в общем и всеобъемлющем стремлении к высшим стандартам жизни.

Стоит заметить, Македония, как и Украина, была вынуждена противостоять гибридным попыткам РФ сорвать вступление в НАТО, но об этом чуть позже.

Яблоко раздора

Современная история противостояния на Балканах началась в 1991 году, когда в результате распада Югославии образовалось отдельное государство — Македония. Греция выдвинула ей свои претензии на исключительное использование названия "Македония" — именно такое историческое название имеет регион на севере Греции и именно поэтому долгое время Македония официально называлась "Бывшая Югославская Республика Македония".

В апреле 2008 года на саммите в Бухаресте приняли решение о привлечении Македонии, Хорватии и Албании в НАТО. Каждая из этих стран получила План действий по членству (ПДЧ). Тирана и Белград получили членство уже в 2009 году, а вот присоединение Македонии заблокировала Греция. Ведь за присоединение страны к Альянсу должны проголосовать все без исключения члены организации. Замечу, что на том же саммите 2008 года не без давления РФ Грузия и Украина ПДЧ не получили — только перспективу членства в будущем.

Весной 2011 года Македония подала иск в Международный суд ООН, обвиняя Грецию в препятствовании вступления государства в ЕС и НАТО. В декабре того же года суд принял решение в пользу Македонии. Это авторитетное решение положило конец юридическим спорам между государствами и заставило Грецию идти на прямые переговоры для урегулирования вопроса наименований.

В июне 2018 года Афины и Скопье пришли к окончательному согласию, и Македония фактически начала процедуру изменения названия на "Республика Северная Македония".

Интересно, что процесс переговоров активно саботировался со стороны РФ, представители которой прибегали к давлению и даже подкупу греческих чиновников для срыва переговоров с македонской стороной.

Летом прошлого года четырех российских дипломатов выслали из Греции на основании весомой доказательной базы, а греческие власти остро раскритиковали Москву за попытки подкупа, влияния на внешнюю политику и вмешательство во внутренние дела Греции.

РФ давно рассматривает Балканский полуостров как свою зону влияния и открыто выступала против присоединения Македонии к НАТО. Как видим, стратегия "гибридной войны" Кремля проявилась не только в Украине.

Понимая, что компромисс между Грецией и Македонией будет означать неизбежное вступление последней в Альянс, Россия пыталась дать взятку чиновникам греческой разведки и вооруженных сил, чтобы те не допустили соглашения.

Также Греция обвинила РФ в поддержке праворадикальных националистических сил — через культурные учреждения, которые создавались под прикрытием общего православного наследия. Знакомая картина, не так ли? Все это, очевидно, сыграло в пользу Македонии, а отношения между Москвой и Афинами существенно ухудшились.

В январе этого года македонский парламент внес изменения относительно нового названия в Конституцию, а две недели спустя соглашение об изменении названия Македонии ратифицировал парламент Греции. 

Официальная смена названия произойдет после обмена ратификационными грамотами, и это станет точкой в ​​споре между соседними государствами.

Итак, после более чем 10 лет ожидания, несмотря на все попытки Москвы усилить свою зону влияния в регионе, 6 февраля этого года в Брюсселе 29 стран — членов НАТО сказали свое долгожданное "да" Македонии.

8 февраля Греция ратифицировала протокол о присоединении Македонии к НАТО.

Между Брюсселем и Москвой

Балканский полуостров всегда находился в сфере интересов РФ — и не только из-за значения этого региона для "пан-славянского мира", во главе которого себя видит Москва. Сотни лет назад россияне должным образом осознали геополитическую ценность Балкан как удобного плацдарма для противостояния с западной Европой. Однако амбиции РФ получили сильный удар в результате отстранения Москвы от решения югославского кризиса, а затем — от евроатлантического курса государств полуострова. Такая ситуация раздражает Россию, заставляя прилагать новые усилия для сдерживания евроинтеграционных процессов в Юго-Восточной Европе.

По сути, Москва стремится воспользоваться последним в Западной Европе политически нестабильным регионом, инспирируя конфликты и стравливая государства между собой. С этой точки зрения Балканы являются важными для Киева в идейном смысле — как регион, которому все же удается противостоять гибридным атакам Кремля и двигаться в сторону демократического лагеря. Как гласит народная мудрость, враг моего врага — мой друг.

Напомню, что в 2016 году российские спецслужбы были задействованы в попытке срыва вступления в НАТО Черногории, где готовились переворот и покушение на жизнь премьер-министра.

В том же году Россия поддержала неконституционный референдум в Сербии, который "раздул" боснийский вопрос и прямо противоречил предложениям ЕС. В следующем году россияне способствовали конституционному кризису в Македонии, а в 2018-м — поссорились с греками из-за вмешательства в политику последних. В общем, россияне не пренебрегают ни подкупом, ни экономическим давлением, ни банальной ложью — все это нам хорошо знакомо за пять лет войны с агрессором.

Главный политический союзник Москвы в регионе сегодня — Сербия. Не зря в Белграде расположен центральный офис кремлевского информбюро "Спутник", которое транслирует российскую пропаганду по всему региону.

Основная точка опоры РФ — конфликтная ситуация с Косово, которую Москва эффективно использует для манипуляций внешней политикой Сербии и влияния на политику государства. Не признавая Косово, РФ подпитывает территориальные претензии Сербии, мешает конструктивному диалогу между Белградом и Приштиной. Например, в прошлом году россияне обещали на уровне ООН блокировать любые компромиссы Сербии с ЕС. Постоянно провозглашается экономическая целесообразность сближения Сербии с РФ, а Кремль неоднократно заявлял о желании контролировать край Косово и Метохии.

Не отстает и военное сотрудничество — Москва дарит Белграду танки и самолеты, проводятся совместные учения, а некоторые пророссийские сербские партии открыто говорят о возможности совместной армии и российских баз в Сербии.

Таким образом, поучение Македонией членства в НАТО хоть и повышает безопасность в регионе, однако вовсе не означает, что сравнение Балканского полуострова с пороховой бочкой исчерпало свою актуальность.

Украинский интерес

С точки зрения украинского интереса, мы однозначно заинтересованы в развитии дружеских отношений и всестороннего взаимовыгодного сотрудничества со всеми странами Балканского полуострова. В то же время следует признать, что пока регион находится в очень нестабильном состоянии, когда идет борьба за геополитический и цивилизационный выбор каждого из государств: европейский вектор с евроатлантической безопасностью или евроазиатский путь под руководством РФ. Поэтому политически и экономически все страны Балкан (кроме Хорватии, являющейся членом ЕС и НАТО) находятся в зоне сильных конкурирующих воздействий Брюсселя и Москвы.

Говорить о стратегическом партнерстве такой большой страны, как Украина, с гораздо меньшими государствами Балканского полуострова следует в контексте стратегического партнерства с ЕС и НАТО, которые формируют политико-экономическую повестку дня в регионе.

Однако уже сам факт того, что НАТО, несмотря на ряд проблем и российское вмешательство, сделало Македонию своим полноправным партнером, — позитивный сигнал для Украины

Только от нас зависит теперь, насколько мы сумеем правильно и качественно выстроить свою внутреннюю и внешнюю коммуникацию.

Одних деклараций о желании стать полноправным членом ЕС и НАТО маловато. Как показывает македонский урок, нужна кропотливая и последовательная работа на всех уровнях — политическом, международном, военном и экономическом. От политической воли наших лидеров зависит реализация взятых на себя обязательств перед западным сообществом.

Одни лишь изменения в КУ наше государство в Европу не приблизят. Как и не ускорит евроинтеграцию обращение Верховной Рады к НАТО относительно плана действий по обретению Украиной членства в Североатлантическом альянсе. Ведь все понимают, что здесь больше предвыборного популизма, чем стратегической и ответственной работы.

Очевидно, евроинтеграционные обещания перед выборами — это точно не лучшая стратегия, для того чтобы Украина стала 31-м номером Альянса уже в ближайшее время.