Дальше – пропасть. Неприкосновенный запас прочности Зеленского

2019-09-04 16:52:38

1408 0
Дальше – пропасть. Неприкосновенный запас прочности Зеленского

Дальше – пропасть. Неприкосновенный запас прочности Зеленского

Легкость, с которой депутаты ВР отменили собственную неприкосновенность напомнила эпизод из фильма «Социальная сеть». Когда актер Джесси Айзенберг, игравший Марка Цукерберга в ответ на вопрос «А как мы запустим Facebook», ответил: «Очень просто». И нажал на клавишу enter.

Так и Верховная Рада. Нажала на 373 кнопки (что характерно, зеленого цвета) и решила проблему на которой спекулировало не одно поколение народных избранников.

И теперь мы в ожидании 1 января 2020 года (когда лафа для наших избранников закончится) будем осваивать новый политический термин под названием «парламентский индемнитет».

После этого нардепы смогут безнаказанно заниматься лишь политической деятельностью. Т.е. свободно выступать и голосовать.

Во всем остальном – от перехода улицы в неположенном месте и вождения автомобиля в нетрезвом виде до крышевания криминальных схем и распила бюджетных средств – будут отвечать по всей строгости закона. Как и те, кто их избрал.

Причем, все это будет происходить без нынешней громоздкой процедуры в виде представления генпрокурора на привлечение депутата к уголовной ответственности, согласования в парламентских комитетах, внесения вопроса в повестку дня и последующего непредсказуемого голосования. Которое почти всегда проходило под прикрытием круговой поруки. Измазавшей все созывы ВР «как копоть».

С одной стороны, это вне всяких сомнений явный прорыв. Ибо схема железобетонной защиты депутатским мандатом криминально-бизнесовых схем давно стала привычной частью государственного бытия, а совокупный капитал «лучших представителей» народных избранников в десятки миллионов раз превышал доходы самого народа.

Поскольку в депутатах побывал практически весь состав украинского списка Forbes.

И в этой пищевой цепочке была задействована вся вертикаль власти, начиная с президента и заканчивая председателями сельсоветов, которые «инструктировали» учителей, фельдшеров и почтальонов насчет поддержки «правильного» кандидата.

Не вызывал особых нареканий и тот факт, что составление предвыборных списков партий-блоков или нарезка округов под конкретных мажоритарщиков превратились в свой доходный бизнес. Поскольку попадание в проходную часть проходной политсилы стоило не один миллион долларов США.

И снятие неприкосновенности было возможно исключительно в том случае, когда «звено» вступало в конфликт с кем-то из самого высокого начальства.

Как это было, скажем, с тем же Павлом Лазаренко, который вступил на тропу войны с Леонидом Кучмой. Или Александром Онищенко, который побил горшки с Петром Порошенко.

При этом за все 28 лет независимости ни один из подмандатных фигурантов очень громких коррупционных скандалов под суд так и не попал.

Хотя ими можно было укомплектовать не один барак на зоне. (Его можно было бы назвать барак «Форбс», чтобы им не так обидно было)

С другой стороны существуют определенные риски того, что замена иммунитета индемнитетом может превратиться в инструмент давления на политических оппонентов со стороны власти.

О чем не преминули заявить те же представители партии «Оппозиционная платформа «За жизнь» (ОПЗЖ), объявившие, что думают над обращением в КС на предмет конституционности закона.

Поскольку Зеленский уже анонсировал для ОПЗЖ историю, которая, по его словам «очень плохо закончится».

Хотя, с учетом того, что на сегодня команда Зеленского получила абсолютную власть в стране и монобольшинство в парламенте, лишить любого политического оппонента депутатской неприкосновенности не составило бы труда и без внесения изменений в Конституцию. 

Так что пока можно говорить о молниеносном выполнении Зеленским предвыборных обещаний.

Как это будет выглядеть на практике после нового года, будем посмотреть.

Пока же команде Зеленского важно помнить о том, что конец декабря – это не только приближение в Украине эпохи индемнитета. Но и 330-летие с момента принятия в Великобритании «Билля о правах» – документа, в котором были закреплены ограничения прав монарха в пользу высшего органа представительной власти. То есть парламента.

О том, что сейчас происходит в Великобритании с парламентом и Борисом Джонсоном известно. То, что происходило с российским парламентом и другим Борисом – Ельциным в 1993-м помним.

Главное для «Бориса», который сейчас на украинском «царстве» помнить, что неприкосновенного запаса прочности своей власти не бывает. Какой бы прочной и абсолютной она не казалась. И от британского парламентаризма до нынешнего российского на самом деле всего один шаг. Дальше – пропасть…