Чикагский мальчик. О чем говорят "саморазоблачения" Тимофея Милованова

2019-11-19 18:51:02

2183 73
Чикагский мальчик. О чем говорят "саморазоблачения" Тимофея Милованова

Чикагский мальчик. О чем говорят "саморазоблачения" Тимофея Милованова

Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тимофей Милованов больше остальных своих коллег по младоправительству близок к идее "чикагских мальчиков" – выпускников Высшей школы экономики при Папском католическом университете Чили, которые в 1970-х годах экспериментировали с либертарианскими реформами в Чили в соответствии с заветами Милтона Фридмана – лауреата Нобелевской премии, гуру чикагской школы экономики.

Несмотря на некоторую мифичность их успехов (банальное сравнение динамики ВВП на душу населения в Чили и соседних крупнейших странах говорит нам о том, что опережающего развития не было), кое-что у них действительно получилось. Сегодня Чили занимает 33 место в Глобальном рейтинге конкурентоспособности ВЭФ (у Украины – 85 место), а по макроэкономической стабильности и вовсе первое. Есть, правда, нюанс, связанный с тем, что политическим тылом реформ "чикагских мальчиков" была хунта Пиночета, а идеальное воплощение рецептов макроэкономической стабилизации по Фридману не привело к сокращению неравенства или значительному повышению уровня жизни обычных людей. Сегодня дела у чилийского общества идут не то чтобы блестяще – доля ВВП на душу населения составляет $16 тыс. (56 место в мире по ППС). Что примерно соответствует уровню Румынии, Хорватии или Казахстана. Сам Чикаго, конечно, богаче примерно в 3-4 раза.

Однако на фоне нашей вечной нищеты то, что сделали с Чили "чикагские мальчики", может показаться (и многим украинцам кажется) почти чудом.

Так вот Тимофей Милованов – это почти стопроцентное попадание в популярный в обществе бренд. Экономист, получивший докторскую степень в американском университете, приехал делать либеральные экономические реформы в Украине. Ура, наконец-то!

Тем не менее вовсе не экономические взгляды или планы радикальных реформ обеспечивают министру экономики постоянное внимание СМИ и общественности. Тимофей Милованов оказался оригинальной личностью с особым, ни на что не похожим стилем публичной самопрезентации. Кратко этот стиль можно обозначить как "саморазоблачение".

Тимофей Милованов – это почти стопроцентное попадание в популярный в обществе бренд. Экономист, получивший докторскую степень в американском университете, приехал делать либеральные экономические реформы в Украине. Ура, наконец-то!

Например, в одной из своих публичных лекций Тимофей Милованов признается, что Украина его никогда не интересовала, его интересовали парусный спорт и сальса. А что тут за возня происходит в политике и около, он не знает и знать не стремится. Или вдруг пишет колонку о вреде чтения. Мол, сам книг не читаю, и вам не советую – пустое это, развлекуха. Новое знание сегодня никто из книг не добывает, все нормальные люди читают только аннотации и их же потом компилируют. Оба эти заявления можно счесть интеллектуальной провокацией, призывающей слушателей, к примеру, к точной расстановке приоритетов. И оба они сделаны до того, как Милованов поступил на службу в правительство, поэтому вменять ему их в вину сейчас не совсем справедливо. Очевидно, к политической карьере человек себя не готовил, о должности министра не помышлял, а потому и необходимости тщательно взвешивать влияние сказанного на умы сограждан нужды не имел.

А вот то, что даже став государственным чиновником высокого ранга и заняв один из ключевых постов в правительстве, Милованов своим манерам не изменил, действительно важно. Например, Игорь Коломойский во всеуслышание назвал министра дебилом. А министр возьми и подтверди – да, я такой, чего и не скрываю. Или, говоря о нашумевшем трускавецком образовательном туре для новоизбранных депутатов, который сам же и разработал, Милованов вдруг признается, что часто читал своим американским аспирантам плохие лекции. Или, из последнего – откровение о том, как при написании докторской диссертации курил марихуану для вдохновения. В Америке. В этом нет ничего предосудительного (в Америке), но для украинского консервативного общества Милованов будто снова назвал себя нехорошим словом.

Тимофей Милованов к должности не стремился, а, получив ее, становиться другим человеком не собирается.

Подобный стиль общения мог бы сойти за продуманную коммуникационную стратегию. С Коломойским, например, только так и можно разойтись – закончить конфликт, не позволив ему даже начаться. А прямота и "новая искренность" – испытанные и эффективные техники убеждения. Трамп, например, именно этими техниками сколотил свой недюжинный политический капитал, его любят (если любят) именно за прямоту и смелость называть вещи своими именами. Не зря ведь Милованов своей лучшей научной работой считает статью по стратегии коммуникации.

Если бы не два "но". Во-первых, министр экономики показал себя неважным диспутантом. В телевизионных дебатах он хоть и резок, но мало убедителен – перебивает, кричит, повторяется, застревает. Но это дело наживное. Куда существеннее "во-вторых". Если правдорубство Трампа – это такой символический указующий перст, с помощью которого он успешно управляет общественным вниманием и канализирует народное недовольство пороками системы (во всем виноваты мексиканцы, Обамы-Клинтоны, жадина-ЕС, ату их) то правдорубство Милованова не управляет ничем и не канализирует ничего. Это ужик, сам себя кусающий за хвост.

Министру экономики, кажется, совершенно чужды жалость, сочувствие и даже сколь-нибудь серьезное отношение к себе. И это скорее круто. Это едва ли ни первый такой министр в нашей истории, все прочие очень высоко ценили себя и малейшие свои заслуги.

Проблема в том, что Тимофей Милованов не демонстрирует особой жалости или сочувствия и к другим тоже. Ему безразлично, что о нем подумают люди, потому что люди ему в основном тоже безразличны. Он не управляет общественным вниманием, поскольку не испытывает в этом потребности. У министра есть его теория игр. А теперь у него есть еще и игровое поле, где эту теорию можно так и эдак применять.

Найдется ли у него достаточно мудрости и уважения к людям, которые тут живут, – вечно застывшим в "плохом равновесии", сопротивляющимся переменам и уповающим на чудесное спасение (лучше, если на халяву, и чтобы ничего при этом не менять), бесконечно терпеливым ко всему и не прощающим малейшей оплошности никому?

Если да, то экономическое чудо в Украине наконец получит шанс состояться.

Если нет, и под видом экономической политики мы получим очередной эксперимент, хоть и чикагского образца, значит Тимофей Милованов окажется куда более типичным украинским министром, чем хотелось бы думать.