Дурной пример заразителен. Как мир борется с эпидемией коронавируса и что сработает в Украине

2020-03-17 19:26:01

25774 1783
Дурной пример заразителен. Как мир борется с эпидемией коронавируса и что сработает в Украине

На примере других стран мы видим четыре основных способа/этапа борьбы с эпидемией коронавируса.

Вначале, когда случаев заражения мало, страны сосредоточены на сдерживании коронавируса. Власти ограничивают сообщение с отдельными странами, проверяют въезжающих из эпидемических очагов, проводят эпидемиологические расследования и изолируют тех, у кого был контакт с зараженными коронавирусом.

Хороший пример первого этапа реагирования показала Беларусь, где по состоянию на 12 марта был 21 подтвержденный случай COVID-19. После выявления первого пациента, госпитализированного с симптомами легкого недомогания, власти страны менее чем за сутки установили 240 контактных лиц, из которых трое впоследствии также заболели. Здесь стоит отметить вызывающую уважение готовность властей госпитализировать всех, кто общался с заболевшим более 15 минут или сближался с ним на расстояние менее двух метров. В результате, очаг заболевания был полностью изучен и локализован. Не забывали в Беларуси и тестировать тех, кто приезжал в страну из Южной Кореи, Италии и Ирана.

Когда случаев заболевания коронавирусом становится слишком много, начинается второй этап: уменьшение вреда. В ход идут карантин, самоизоляция, социальное дистанцирование. Все, что поможет замедлить распространение коронавируса и снизить нагрузку на больницы.

При этом есть страны, которые перешли к этому этапу почти сразу, когда выявленных случаев было относительно немного. Например, в Японии, столкнувшись с больным таксистом, заразившим не менее 14 человек, достаточно быстро осознали тщетность эпидемиологический расследований и перешли к более строгим ограничительным мерам. К слову, сейчас в этой стране довольно много выявленных случаев коронавируса COVID-19 – 839, но при этом всего 35 новых за сутки и 24 умерших за весь период. С учетом близости к Китаю это можно считать примером эффективности раннего внедрения социальной изоляции.

Отдельно стоит упомянуть и Черногорию, которая вводит карантин и ограничивает работу предприятий, несмотря на отсутствие подтвержденных случаев заболевания.

Третий способ наиболее трудозатратный, но, возможно, и наиболее эффективный. Когда и карантин вводят, и эпидемиологические расследования проводят, не дожидаясь, когда случится вспышка заболевания. Пример такой политики – Тайвань, который задействовал сразу 124 меры противодействия эпидемии коронавируса, среди которых:

  • полный контроль на границе;

  • максимальное социальное дистанцирование;

  • активный (!) поиск случаев заболевания;

  • карантин для всех людей с подозрением на инфекцию;

  • обеспечение системы здравоохранения всеми необходимыми ресурсами;

  • борьба с дезинформацией;

  • аналитика больших данных для отслеживания перемещений и контактов;

Ожидалось, что Тайвань мог стать вторым после Китая по масштабу эпидемии, так как около 850 тыс. из 23 млн. жителей острова фактически живут в материковом Китае, а еще 400 тыс. там работают. Вдобавок к этому остров посещают еще около 3 млн китайцев в год. И несмотря на все это в данный момент на Тайване 77 зараженных и только один погибший.

Возможно, четвертым способом реагирования на эпидемию можно считать эксперимент, затеянный Великобританией. В этой стране решили побеспокоиться об экономике, изолировать стариков, тестировать только тяжелые случаи и надеяться, что большинство населения достаточно быстро переболеет, не перегрузив систему здравоохранения и выработав коллективный иммунитет.

Вопросы к такому выбору, который был раскритикован в том числе со стороны ВОЗ, возникают потому, что меньший процент тяжело болеющих среди людей младше 40 лет – это лишь существующая на данный момент статистика. Их меньше, но они все равно есть. Молодые и ранее здоровые люди попадают в реанимацию с COVID-19 и даже умирают. Кроме того, никто пока не знает ни отдаленные последствия перенесенной коронавирусной инфекции, ни то, может ли человек сформировать устойчивый иммунитет к вирусу, который довольно быстро мутирует. По крайней мере, повторные случаи заболевания коронавирусом, замеченные в Китае объясняются именно повторным заражением другим штаммом коронавируса.

Коронавирус в Украине: как бороться с эпидемией

Мы не знаем, сколько в Украине людей заражены коронавирусом и на каком этапе развития эпидемического процесса мы находимся.

Из этого следует и невозможность избрать наиболее оптимальную тактику с учетом рисков для экономики и обычного уклада жизни. Мы еще можем заниматься сдерживанием? Нам следует перейти в режим уменьшения вреда? В подобной ситуации неопределенности лучшим решением было бы пойти по пути Тайваня, но это идеальный сценарий, для которого нужны ресурсы и способность государства организовывать и направлять жизнь общества.

Нам же приходится исходить из тех ресурсов и инструментов, которые нам доступны. Например, мы не способны проводить эпидемиологические расследования и уже упустили время, когда такой меры было бы достаточно.

В то же время нельзя сказать, что мы уже находимся в эпицентре эпидемии коронавируса. Ведь даже при отсутствии тестирования невозможно скрыть огромное количество людей, нуждающихся в госпитализации и дыхательной аппаратуре, не говоря уже о массовой гибели заболевших.

Скорее всего, мы находимся в самом начале пути и у нас (судя по опыту Италии) есть примерно две недели, чтобы выйти на уровень +500/+1000 выявленных случаев в день.

А это означает, что мы можем подготовиться. И будет лучше, если Украина начнет действовать сразу по всем фронтам. Ведь нам необходимо:

  1. Сгладить пик эпидемии.

  2. Вылечить тех, кто заболеет.

  3. Снизить ущерб экономике.

  4. Мобилизовать ресурсы.

Сглаживание пика эпидемии достигается с помощью карантина и социального дистанцирования. От призывов оставаться дома добровольно сегодня мы перешли к комплексным решениям в рамках всей страны.

Насколько они оправданы? Мы опаздываем? Спешим и наносим ущерб экономике? Делаем все правильно и вовремя? К сожалению, на этот вопрос не может быть точного ответа, поскольку у нас нет реальной картины происходящего: тестов не хватает, доступ к тестированию затруднен и порой складывается впечатление, что это сделано намеренно.

Кроме того, что в Украине не проверяются массово люди с гриппоподобными симптомами, в том числе с историей контактов с вернувшимися из Италии, отсутствуют и данные о тестировании пациентов с вирусной пневмонией. В результате мы сейчас можем находиться как в ситуации, когда зараженных единицы, так и в ситуации, когда каждый десятый заболевший с симптомами ОРВИ и гриппа — переносчик коронавируса.

Это означает, что кроме решений, исходящих от центральных органов власти и подкрепленных соответствующими законами, для повышения эффективности карантина необходимо:

  • организовать информационную поддержку этих решений, регулярно отчитываться о результатах и о логике принимаемых решений;

  • строго контролировать исполнение принятых решений и соблюдение карантина, с назначением лиц, ответственных за каждое из направлений;

  • компенсировать ущерб от решений властей, делая граждан более лояльными к решениям власти.

В то же время, кроме введения строгого карантина, Украине нельзя забывать о медицинской составляющей ответа на угрозу эпидемии. Для этого нужно:

  • Тестировать ВСЕ тяжелые случаи ОРВИ, которые сопровождаются пневмонией или дыхательной недостаточностью. Следить за соблюдением самоизоляции близких тех, кто заболел хотя бы через активный патронаж по телефону.

  • Любыми способами обеспечить больницы оборудованием и лекарствами, необходимыми для лечения большого количества заболевших коронавирусом.

  • Перепрофилировать и дооснащать отделения больниц под прием заболевших коронавирусом. Возможно, стоит предусмотреть возможность размещения заболевших в общежитиях или даже учебных заведениях.

  • Организовать ускоренное обучение всех тех, кто будет работать с заболевшими. Следует помнить о том, что медики пожилого возраста находятся в группе риска. А это значит, что придется задействовать и студентов старших курсов.

  • Отмена или отсрочка внедрения второго этапа медицинской реформы. Логика финансирования по факту оказанных услуг и принцип "деньги ходят за пациентом" не работают во время эпидемии. Не стоит забывать и о том, что система, которую у нас пытаются построить, демонстирует не самые лучшие результаты в странах Европы.

  • Ограничить доступ людей с симптомами ОРВИ в больницы и поликлиники. Даже в частные. Даже к семейному врачу. Сортировка до того, как человек заходит в здание поликлиники – по телефону, в палатке на улице, в изолированном помещении с отдельным входом – повсеместно принята в Европе и США во время эпидемических вспышек. У нас вместо этого отовсюду звучит: заболел – обращайся к своему семейному врачу. В обычной ситуации это нормальная практика. Но не сейчас.

  • Организовать нормально работающую горячую линию. Украине нужен колл-центр, способный фиксировать, сортировать и оперативно обрабатывать все звонки и вопросы. Направлять скорые тем, кто заболел, полицию — туда, где нарушают карантин, соцработников — одиноким пенсионерам.

Уменьшение экономического вреда

Правительства многих стран в данный момент меры стимулирующие социальное дистанцирование и соблюдение карантина. В ход идет не только кнут, но и разнообразные пряники. Здесь и налоговые льготы, и отсрочка платежей, и снижение НДС, кредиты малому бизнесу, мораторий на взыскание кредитных платежей, арендной платы, платы за коммунальные услуги, выплаты по нетрудоспособности и выплата тем, кто вынужден оставаться дома с детьми. И хотя это может быть мощным заделом для будущей инфляции, другие опции, возможно, еще хуже.

Нам нужно действовать – и очень быстро. Ведь у нас всего две недели, а может, даже меньше. Кроме скорости реакции нам остро не хватает гражданской солидарности и нулевой толерантности к мародерам и фомам неверующим. Отрицать угрозу эпидемии или пытаться получить на ней сверхприбыль означает расписываться в своем равнодушии к человеческим жизням. Война с Россией показала, что мы на это способны – и на солидарность, и на нетерпимость, когда доходим до края. Борьба с эпидемией и ее последствиями это тоже война. Которая пришла, откуда не ждали. И сейчас нам нужны выдержка, мобилизация и решения, совершенно отличающиеся от решений "мирного времени".