Трансгендер в Сенате и минималка 15$ в час. За что голосовали американцы, кроме Трампа и Байдена

Окончательного итога выборов в США еще нет, и, кажется, финальную точку в определении победителя и следующего американского президента скажет лишь Верховный Суд этой страны. Тем не менее, уже сейчас появилась информация для размышления, позволяющая составить обобщенный социологический портрет избирателей обеих претендентов и их предпочтений.

Превзойдя прогнозы по части количества голосов, Трамп соответствует прогнозам по части реакции на цифры, и уже взывает к пересчетам, грозится судами, и тем самым обещает затягивать процесс выборов. 

Демократы получают Сенат с консервативным республиканским большинством, которое, в случае победы Байдена, будет блокировать любые их реформы. О чем, впрочем, можно не переживать – никаких существенных реформ от Байдена ждать не приходится, ведь он сам консерватор, который на протяжении всей своей карьеры был послушным хранителем статуса-кво. 

В общем, красивой электоральной победы в этой истории не будет ни у кого, кто бы ни победил. 

Разве что у квиров: в штате Делавэр, впервые в истории США, сенатором стала трансгендерная женщина; в Вермонте – первая трансгендерная законотворка; во Флориде(!) – первый открытый черный сенатор-гей и первая черная квир-законотворка; в Сенаты Джорджии и Нью-Йорка избраны первые открытые квиры; появились даже первые мусульманские гендерно-не-бинарные законодатели, а также первый афро-латино, черный/гей конгрессмен, и судья коренная американка еврейского происхождения. 

О непосредственном политическом содержании каждого из этих политиков мы ничего не знаем, но за гендер я рад.

Интересны социальные приоритеты электоратов Трампа и Байдена.  

Демократического избирателя волнуют следующие проблемы: расовое неравенство (91%), пандемия (82%), универсальное здравоохранение (60%), преступность/безопасность (28%) и только на последнем месте экономика (17%). 

Что же до тем, которые не волнуют избирателей-демократов, то это сокращение иммиграции (13%), строительство стены (7%), повышение инвестиций в государство (16%). 

У республиканского избирателя иная шкала приоритетов: экономика (82%), преступность/безопасность (71%), здравоохранение (36%), пандемия (14%), и лишь на последнем месте расовое неравенство (8%). При этом, не волнуют республиканского избирателя следующие проблемы: глобальное потепление (19%), защита права на аборт (19%), повышение налогов для богачей (19%) и инвестиции в государство (14%).

Парадоксально, что 88% избирателей, которые считают, что экономика находится в плохом состоянии, голосуют за Байдена, а 78% тех, кто считает, что состояние экономики превосходно – за Трампа.  

Все это показательно. С одной стороны, демократы выступают за то, чтобы поднять налоги для богачей (60%) и ввести универсальное здравоохранение (83%), с другой – не хотят прокачивать государство. 

Из этого следует что либеральный демократ – это скорее идентичность, моральная поза "за всё хорошее", а не убеждения, ведомые пониманием системных процессов. Кто должен собирать налоги и вводить за их счёт универсальное здравоохранение? Санта Клаус? Или государство, которое является единственным инструментом реализации этих задач в наличной системе? 

Демократ отвечает правильно на все вопросы о правах и свободах, но не понимает, как воплотить свой правильный ответ. Ведь рыночная гегемония говорит ему, что государство – это a priori плохо. 

В итоге, консервативные республиканские людоеды волнуются об экономике и безработице, а демократов просто переполняют "благие намерения".

Впрочем, не стоит недооценивать политический потенциал морального томления. Желание 60% избирателей-демократов срезать жир с богачей можно рассматривать, как свет в конце тоннеля. Перед борцами за социальную демократию лежит задача объяснить среднему классу, как работает система, что нужно, чтобы её изменить, и почему реальным вампиром в этой истории является не "бездомный на велфере", а Безос, Маск и прочий 1%.

Еще один парадокс американской демократии: в консервативной Флориде, где ожидаемо победили республиканцы, избиратель проголосовал за повышение минимальной заработной платы до $15 в час; в либеральной Калифорнии, которая считается едва ли не самым прогрессивным штатом в США, демократические избиратели на местном референдуме лишили два миллиона человек трудовых прав…

Побег демократов от экономических вопросов сыграл на руку Трампу, получившему 81% голосов среди той трети электората, которая указала экономику решающим фактором своего голоса. 

В то же время выборы показали, что демократы сами по себе "не возбуждают" избирателя. Более половины (56%) избирателей Байдена голосуют за него просто потому, что он не Трамп, и только 19% – за его личные заслуги.

Интереснн демографический разрез прошедших выборов. 72% небелых избирателей (87% чёрных, 66% испаноязычных и 63% азиатских) – за Байдена. В то же время большинство (57%) белых – за Трампа, и лишь 42% – за Байдена.

Трамп и Байден получили равное количество мужских голосов (49% / 48%), но Байден нравится американским женщинам больше (56%), чем Трамп (43%).

В разрезе гендерной ориентации ситуация еще более показательная: 61% квиров – за Байдена, 28% – за Трампа.

Наконец, возрастной разрез. 62% американцев в возрасте 18-29 лет и 52% в возрасте 30-44 проголосовали за Байдена. Трамп набрал большинство голосов (51%) в возрастных группах от 50 и старше.

В идеологическом плане 40% американских избирателей идентифицируют себя, как центристы, 37% – как консерваторы, 24% – как либералы.

Религиозный расклад. 76% избирателей Трампа – белые евангелисты или белые христиане. 60% всех прочих – за Байдена.

Интересен и расклад симпатий в зависимости от места проживания избирателей. 60% жителей городов с населением от 50 тыс. жителей – за Байдена. 54% маленьких городков и глуши – за Трампа. Пригород мегаполисов: 48% за Трампа, 51% за Байдена. 

В зависимости от материального благосостояния голоса американцев поделились так: семьи с годовым доходом $200.000+: 47% за Байдена, 43% за Трампа; $100.000-199.999: 57% за Трампа, 41% за Байдена; $50.000-99.999: 56% за Байдена, 43% за Трампа; $30.000–49.999: 58% за Байдена, 41% за Трампа; меньше $30.000: 57% за Байдена, 42% за Трампа. То есть, Байден лидирует среди самых богатых и самых бедных американцев, Трамп — лидер среди верхней части американского среднего класса, а голоса остального среднего класса разделены примерно поровну.

Единственная расовая группа, где наблюдается падение популярности Трампа по сравнению с 2016-м годом – это белые мужчины. Все прочие расовые группы показали рост. Хотя и являются меньшинством в его электорате. Что, подозреваю, связано с уровнем образования как последствием системного расизма. 

Демократам, которых по-умолчанию поддерживают people of color, есть о чем задуматься. Взять ту же Аризону. В 2016-м году 96% её испаноязычных избирателей голосовали за Хиллари, которая там победила со счетом 79% против 19%. 

А в этом году Трамп идет там уже ноздря в ноздрю с Байденом. И это при том, что на борьбу с ним было направлено все либеральное бабло мира. Для демократов это тревожный звоночек, который не столько про выборы, сколько про глубинную тенденцию. Потому что выехать на "голосе против" – это одно. А вот тот факт, что Демократы сами по себе не возбуждают – это другое.

Очевидно, что для Демпартии назрела необходимость обновления платформы, и что реактивом этого обновления является условный Берни Сандерс+TheSquad.( (неофициальное название группы из четырех женщин-демократок, избранных на выборах в Палату представителей Конгресса США в 2018 году и ставших символом левого крыла Демпартии — Ред) Так что не исключаю, что в случае победы Байдена, демократы, уже на правах правящей партии, возьмутся за полноценное одомашнивание левых. Если, конечно, не убедят себя, что все у них и без левых хорошо. 

Первоисточник: телеграм-канал автора.

Публикуется с согласия автора.