Почему они уезжают? За год Украину покинули 60 тыс. медиков

Медперсонала в Украине не хватало и раньше. Вся политика в сфере здравоохранения в течение последних десятилетий (!) была направлена на то, чтобы выдавить медработников из профессии и из страны. 

"С начала 2020 года Украину покинули более 66 тыс. врачей и медицинских работников. Еще более 5 тыс. врачей специализированного звена и почти 34 тыс. медработников, большинство из которых пенсионного и предпенсионного возраста, уволились", — говорится в опубликованном на сайте Центра Разумкова ежегодном отчете "Украина 2020−2021: неоправданные ожидания, неожиданные вызовы".

По данным министерства здравоохранения Украины, в стране не хватает почти 34 тыс. врачей и более 35 тыс. работников среднего звена. Также продолжаются массовые увольнения медиков в рамках медицинской реформы. По данным Государственного центра занятости Украины, в 2020 году в стране потеряли работу 73 тыс. медиков, а в январе 2021 года — еще 6 тысяч.

О ситуации в украинской медицине и причинах, заставляющих украинских медиков покидать страну — в авторской колонке медицинского блогера Натали Безмен.

Говорят, есть ложь, большая ложь – и статистика. Мы привыкли к этой шутке настолько, что начали относиться к статистике примерно так же, как при Союзе относились к генетике с кибернетикой. Здорово, когда можно отмахнуться от любой пугающей или неприятной информации. Удобно иметь возможность лениво протянуть "все врут", "ищи, кому выгодно", "нарисовали".

Еще удобнее не собирать статистику вовсе. Это прямо следующий уровень государственного строительства, инновационный подход.

Если не обеспечить тестами всех с симптомами ОРВИ и всех контактных, то можно делать вид, что не так у нас все и плохо, и нет никакой третьей волны, уже перехлестнувшей осеннюю. А если и есть, так это уже штатная ситуация, никакое не ЧП государственного масштаба, так, текущие задачи для МОЗ и местной власти. Работайте, крутитесь как хотите, у вас был целый год для адаптации к новой норме.

Правда, картинку портят цифры ежедневных госпитализаций и еще более суточная смертность, и это ж мы еще только карабкаемся на пик. 

Неприятную информацию мозг предпочитает отфильтровывать, так работают защитные механизмы – мол, 350 человек в сутки, разве это много? 

Много. И, в большинстве случаев, это добавочная смертность, то есть, это плюс ко всем тем смертям от ДТП, инфарктов, туберкулеза и онкологии, о которых так любят поминать ковдиссиденты. 

А мы и так все глубже и глубже спускаемся в демографическую яму, со всеми вытекающими отсюда прогнозами для экономики и нашего будущего. 

Огромные цифры госпитализации всегда можно перекрыть не менее внушительными цифрами выписок из стационаров. И умолчать, что людей выписывают не долеченными, передавая на руки родственникам и волонтерам, собирающим теперь деньги на кислородные концентраторы так, как они еще недавно собирали на бронежилеты для военных.

И даже неготовность медицинской инфраструктуры можно попробовать скрыть, отдавая под ковид новые и новые больницы (не вдаваясь в детали, что там у них с оборудованием и обеспеченностью кислородом). В крайнем случае, можно поставить кровати в больничных коридорах и на чердаках.

Вот, только, основная проблема никуда не делась: эффективного лечения COVID-19 нет, потребность в госпитализации означает, что человеку нужна не просто койка и некий пакет медикаментов, а именно кислород и люди, которые будут оказывать помощь. Медицинский персонал, от врача-реаниматолога, который разбирается в режимах подачи кислорода и способен, не дай бог, интубацию провести – до врача-инфекциониста или хотя бы обученного терапевта, медсестер и санитарок. 

НСЗУ называет это "бригадами" и выделяет финансирование по числу сформированных бригад, а вовсе не на количество госпитализированных пациентов — несмотря на все обещания, деньги за пациентом так и не пошли. Текущая реформа этого и не предполагала.

За койками и "стенами", то есть, медучреждениями, деньги, тем временем, ходить перестали. Может, они пошли за медиками? Наверное, это позволило, наконец, поднять уровень зарплат? Да, но нет: финансирование зависит от количества бригад или пакетов по приоритетным направлениям и заходит на медучреждение в целом. 

Из всей суммы еще предстоит вычесть средства на лекарства и расходники, на питание больных, на содержание самих "стен" (коммуналку никто не отменял, правда?) и административного аппарата, на зарплаты членам бригад… а еще — того персонала, который в приоритетные направления не попал, а все равно нужен. 

Например: у больных ковидом часто бывают нарушения углеводного обмена. Эндокринолог, хотя бы один, хотя бы на полставки, больнице нужен? Нужен. А невролог нужен? Нужен. Но они не входят в состав "ковидной бригады", а значит, главный врач будет мучительно думать: отказаться от условного эндокринолога? Или отщипнуть кусок от общего пирога и оставить в штате, урезав, тем самым, зарплаты всем остальным?

Если количество больных выросло (койки в коридор поставили, отдали под ковид гинекологию, например), то выросшим количеством больных продолжают заниматься все те же врачи, в том же количестве, с тем же самым финансированием. 

Рук не хватает. Лекарств не хватает. Про доступ к кислороду – все грустно и страшно. Чтобы улучшить ситуацию больнице нужно срочно нанять дополнительных врачей и сформировать еще как минимум одну-две бригады (и финансирование будет только, если они будут полностью укомплектованы). 

Отсюда сообщения о том, что врачей и медицинского персонала не хватает – вот, городской голова Львова кинул клич и приглашает всех желающих, вот еще и еще.

Персонала не хватало и раньше (особенно так остро необходимых сейчас анестезиологов-реаниматологов, медсестер и санитарок), вся политика в сфере здравоохранения в течение последних десятилетий (!) была направлена на то, чтобы выдавить медработников из профессии и из страны. 

Желающие обрести профессию врача или медсестры при этом, тоже в очередь не становятся – недаром с каждым годом все опускают и опускают проходной балл ЗНО для абитуриентов медицинских вузов (понижая планку отсева, а значит, и уровень будущих врачей, все ниже и ниже)

Сейчас страна и общество пожинают посеянное ранее, но способны ли мы отрефлексировать, почему так получилось?

Кстати, властью доплаты за работу с больными COVID-19 полагаются только за часы, проведенные непосредственно в "красной зоне". Врач не "ковидного" отделения, куда складывают неподтвержденные и ожидающие результата теста случаи, не получит никаких доплат. И отделение/учреждение тоже не получат финансирование, как на COVID-19, хотя занимается той же самой работой.

 И факт заражения на рабочем месте и получение компенсаций в случае болезни и смерти медработника доказать практически невозможно, за год очень немного кейсов, когда это удалось и выплаты были осуществлены. 

Хороший пример того, как государство в очередной раз "кинуло" медицинских работников. Хороший повод избавиться от иллюзий и надежд тем, у кого они еще оставались.

Напомню: параллельно продолжается "медреформа", направленная на секвестр государственных обязательств: консервация небольшой доли ВВП, приходящейся на финансирование медицинских нужд населения, и уменьшение доступности высокоспециализированной и стационарной медицинской помощи. 

В этом плане пандемия и внезапная востребованность коечного фонда и инфекционистов, реаниматологов, других узких специалистов перпендикулярна самой логике предполагаемых изменений. 

Пандемия и меры борьбы с ней несовместимы с подходами к реформе, принятыми предыдущей властью и законсервированными нынешней. А, в таком случае, и признание серьезности проблемы (пандемии и прогрессивно ухудшающейся эпидемической ситуации), и меры борьбы с ней не могут не саботироваться.

Ситуация начинает выходить из-под контроля: Украина выходит на первые места в Европе по количеству госпитализаций, и одновременно, плетется в хвосте процесса вакцинации. 

Трудно скрыть происходящее – отказы в госпитализации, очереди из "скорых" у больниц, кислород, которым дают подышать по очереди. Даже если само население в большинстве своем зажмурилось и ничего знать не хочет.