Без варр(и)антов. Почему реструктуризация госдолга Украины в 2015 году – не экономия, а зрада

 Выпустив в 2015 году т. н "варранты Яресько", Украина не только получила худшие условия реструктуризации долгов на 13 млрд долларов, но еще и имеет головную боль с возможными выплатами по этим варрантам до 2040 года.

Читаю комментарии коллег, и с удивлением узнаю, что выпуск Украиной ВВП варрантов в 2015 году — это огромная победа и изрядная польза для бюджета. 

Якобы тогдашнее украинское правительство "сэкономило" страшные средства на тех варрантах — ведь могли бы вместо них выпустить еврооблигации на 3.2 млрд долларов по ставке 7.75% годовых и заплатить за 5.5 лет 1.3 млрд долларов процентных платежей. А вместо этого правительство заплатило только 0.04 млрд долларов.

Так вот: ничего наше правительство не сэкономило. Потому что в обмен на те варранты (читай, "списание" долга на 3.2 млрд долл.), мы, очевидно, поступились чем-то большим. 

Если вспомнить ситуацию середины 2015 года, то речь тогда шла о реструктуризации государственного (и немного полугосударственного) долга на фактическую сумму 16.3 млрд долл. 

Реструктуризация могла предусматривать: 

а) изменение процентной ставки по долгам; 

б) удлинение срока долгов; 

в) частичное списание долга. 

Причем, последнее — это последнее (как говорят на Галичине, лєцта) дело. Очень нежелательно для кредиторов. Настолько лецта, что правительству пришлось ради того списания идти на серьезные уступки в перечисленных выше пунктах а) и б).

Важно
Долг платежом наперед красен. Как Украина в разгар кризиса сделала подарок внешним кредиторам

По пункту а) — мы "достигли" увеличения процентной ставки по тем долгам, которые мы не "списали". Средняя ставка по госдолгам, которые были в 2015 году, составляла 7.66%. По новым долгам — 7.75%, или на 0.09 процентных пункта выше. 

Поэтому те, кто говорят об "экономии" на варрантах (списании долга) за последние шесть лет, забывают посчитать — а сколько мы бы могли сэкономить без этого списания. 

Простой расчет показывает, что если бы вместо разговоров о списании мы попросили новую ставку в размере 6.25% по всем новым долгам, то "сэкономили" бы сегодня ровно те же 1.3 млрд долларов процентных выплат. 

Важно
Финансовый пылесос. В чьих интересах, и на чью экономику работают украинские банки

А если бы мы договорились о ставке в 5% (а речь о такой ставке среди кредиторов тогда шла) — то сегодня сэкономили бы уже 2.3 млрд долларов на процентах (то есть, на один миллиард больше, чем имеем по факту).

По пункту б) — мы достигли продления сроков по облигациям на четыре года. Очевидно, без списания долгов, мы могли бы говорить о больших сроках.

По пункту в) — да, мы добились списания долга — в обмен на менее выгодные условия по несписанным долгам, и в обмен на ВВП варранты (по которым должны платить в случае роста украинской экономики более 3%). Сейчас можем гордиться, что мы "всех обманули", и наша экономика не растет так, как прогнозировали те, кто заставил нас выпустить варранты. 

Но кому легче от того, что наша экономика не росла за последние годы более чем на 3.1%? Точно не нам. И что будет дальше с выплатами по варрантам — вплоть до 2040 года — никто не знает.

Итак, выпустив варранты, мы не только получили худшие условия реструктуризации долгов на 13 млрд долларов, но еще и имеем головную боль с возможными выплатами по этим варрантам до 2040 года.

Но, как бы там ни было, назвать выпуск варрантов полной зрадой нельзя. Ведь, чтобы понять, почему мы их выпустили тогда, надо вернуться в контекст 2015 года. А тогда у нас было мало валюты в стране, курс гривны был крайне нестабильным — и единственным путем сохранения хоть какой-то курсовой стабильности было сотрудничество с МВФ. А МВФ — руководствуясь своим пониманием ситуации — таки требовал от правительства, чтобы то добилось от кредиторов списания государственного долга. 

Можно ли было в то время спорить с той принципиальной позицией МВФ — трудно сказать (ну, я уверен, что можно было — но это такое). 

Правда, и в той истории с МВФ по факту получилось не все так гладко. Поскольку в 2015 году — еще до того, как мы окончательно договорились о реструктуризации госдолга — МВФ нам предоставил дешевых кредитов аж на 6.7 млрд долларов. А после договоренностей со списанием, мы получили следующий транш (на один миллиард) только через год.

Первоисточник.