Время перемен в Минске. Как Лукашенко запустил процесс, который убьет его режим

Сегодняшняя ситуация в Белоруссии безрадостна. Но есть процесс, который уничтожает сами основы автократии. Причем, запустило его, в стремлении удержать рычаги управления страной, окружение Лукашенко. Хочет того верхушка, или нет, перемены будут. Время идет быстро. 

На первый взгляд, сегодняшняя ситуация в Беларуси безрадостная: протестов на улице нет, оппоненты власти частично дезорганизованы, власть идет путем репрессий. Внешние игроки определились – страны ЕС "закусили удила" и пытаются давить, РФ усиливает влияние в Беларуси, другие игроки ведут свою игру. 

Сегодняшняя ситуация безрадостна. Но есть процесс, который уничтожает сами основы автократии. Причем, запустило его, в стремлении удержать рычаги управления страной, окружение Лукашенко. 

Речь идет о публичной политике, либо, если быть более точным, элементах публичности политики. 

В свое время белоруские власти потратили более пяти лет, чтобы загнать этого джинна в бутылку. Сейчас сами же его выпустили. Думали, ограниченно, но, процесс, который планомерно начал разворачиваться в конце 2020 года, набирает обороты. 

Пока что, зачастую имеет трагикомичную форму, но идет все ниже по иерархической лестнице в системе. Когда опустится на базовый уровень, результат станет предопределенным: либо изменение (трансформация системы), либо её окончательный развал. 

В любом случае, механизмы политики изменятся, кстати, вместе со значительной частью исполнителей (либо по их согласию, либо они слетят). 

Кто придет на смену? А вот ответ на этот вопрос зависит от того, как другие силы и группы могут и желают делать публичную политику. 

Давайте разбираться по порядку:

Термин public policy в дословном переводе означает "публичная политика". Почему это не одно и тоже? Вопрос в публичности. То, что является аксиомой для государственного управления ( public policy) либеральных демократий не является очевидным (и, зачастую необходимым) в условиях диктатуры, авторитаризма, либо автократии беларуского образца. 

Важно
Неудобный пассажир. Зачем Лукашенко нужен арест оппозиционного блогера Протасевича

Монолог – основа коммуникации с обществом беларуских политических групп и лично Лукашенко последние несколько лет. У оппозиции то же самое – горизонтальная коммуникация внутри своей группы и эпизодические попытки выйти вовне. 

Классические примеры непубличности политики в условиях автократии – дорожные карты интеграции с РФ либо подготовка декрета ПВТ 2.0. 

Такая ситуация удовлетворяла основные группы населения, но в 2020 году система сломалась. Лукашенко и его ближний круг, стремясь сохранить позиции, пошли по пути возврата публичной политики. Процесс начался, но пока не хватает одной составляющей – организованных групп влияния (находящихся вне власти).

Процесс запуска публичной политики (публичности политики) идет сверху вниз. И рано и поздно дойдет до основ властной пирамиды. Цель – влиять на основные группы населения. Желаемая цель — выбор по принципу наименьшего зла — симпатии ( на основе позитивного выбора — Ред) получить нереально.

Элементы публичности, стабилизируют ситуацию, но при этот подтачивают основы автократии. Власти сами роют "политическую могилу" старой системе.

Простая коммуникация противников режима может дать результат на эмоциональной мобилизации но в затяжном кризисе это играет на сужение базы поддержки. Избиратель выбирает меньшее из зол.

Оппоненты Лукашенко должны подумать об изменении подходов к коммуникации и принятию решений. Задержка с решением не принесет видимых провалов в ближайшие месяцы, но приведет к окончательному поражению уже в 2022-м. 

Возможности оседлать процесс для оппонентов Лукашенко:несколько простых решений, известных не один десяток лет. Внутренний анализ и жесткая внутренняя критика (если публичность страшит), расширение тезисной базы – выход на анализ управленческих решений. 

Это позволяет победить в информационной борьбе. Или проиграть, если не измениться. Власти будут лезть на поле оппонентов. 

Ключевые выводы для Беларуси. 

1. Меняется отношение к принятию политических решений. Это меняет (в перспективе) саму систему власти. Хочет того верхушка, или нет, перемены будут. Время идет быстро. 

2. Те, кто вспомнит, что публичная политика – коммуникация с разными группами, будут в процессе и во власти. Те, кто не используют коммуникацию – уже через год-полтора будут представлены, как клоуны-неудачники.

Первоисточник.