Непокорённый Космос

За свою победу в Киеве Леонид Черновецкий должен благодарить своих оппонентов – их нежелание говорить с избирателем серьёзно,  отсутствие чётких программ и внутренние склоки помогли киевскому мэру укрепить свои позиции в столице

По давней традиции, томительные часы ожидания первых результатов выборов кандидаты, их команды и журналисты обычно коротают в штабах, заливая коньяком и горечь поражений, и радость триумфа. Из всех участников киевской гонки открытого штаба не было только у Черновецкого. Как выразился в разговоре с Фокусом его PR-советник Казбек Бектурсунов, штабы нужны только политическим неудачникам.

Если ещё год назад, особенно после повышения стоимости коммунальных услуг, казалось невероятным, что киевляне проголосуют за мэра, получившего за оригинальную манеру восприятия реальности прозвище Космос, то с приближением Дня Киева невероятным представлялся как раз любой другой вариант. То, что оппоненты действующего градоначальника к концу кампании сбились на истерику, стало заметно в последние дни перед часом Х, когда красно-белые палатки заполонили спальные районы просто в гигантском количестве. Не помогло. Черновецкий не просто выиграл, а обошёл ближайшего преследователя Александра Турчинова с огромным отрывом (37,7% против турчиновских 19,1%, по данным на вторник, 27 мая).

Политолог Виталий Кулик утверждает, что инициаторы досрочных выборов и не ставили перед собой задачи одолеть действующего мэра – им достаточно было переформатирования большинства в Киевсовете. Но и здесь Черновецкий затруднил им манёвр, оказавшись лидером, да ещё и удвоив прошлогодний результат.

– Если не умеешь фехтовать, зачем лезть в дуэль на шпагах? – высмеивает потерпевших крах инициаторов киевских перевыборов адвокат Татьяна Монтян. – Ну понятно же было, что не светит двухтуровая система, при которой оппозиция имела бы шанс, так зачем было лезть?

Монтян отмечает важную примету состоявшихся выборов: при общем выигрыше действующего мэра за Черновецкого проголосовала меньшая часть избирателей.

– По сути, его выбрали те, кто отказал в поддержке его конкурентам, и пусть эти конкуренты задумаются: а было ли за что их поддерживать?

А ведь почти половина киевлян на участки вообще не явилась, и вряд ли это был электорат Черновецкого. Но результат определяют не прогулявшие, а проголосовавшие, и именно это стало залогом победы градоначальника.

Сумма технологий
Тем временем политтехнолог Сергей Гайдай, курировавший один из самых затратных проектов этих выборов, Блок Николая Катеринчука, в разговоре с Фокусом отмечает ещё одну особенность прошедшей кампании: проверенные годами политтехнологии, вроде разнообразной рекламы и контрагитации (против мэра её было особенно много), практически не сработали. «Люди устали от грязи, и на это не прореагировали», – считает он.

Не билборды с листовками на этих выборах приносили желанную удачу – кампанией двигала прямая материальная выгода. И если другие кандидаты приплачивли «из-под полы» («Хорошо, что хоть милиция гоняла контролёров, которые должны были удостовериться, что галочка в бюллетене поставлена в нужном квадрате», – комментирует массовые случаи подкупа глава Комитета избирателей Игорь Попов), то Черновецкий тут оказался на вполне легальном положении – его электорат получал денежную помощь официально, из казны.

– В итоге победила единственная технология – технология прагматизма, конкретной материальной выгоды, – говорит Сергей Гайдай.

Научный руководитель Фонда «Демократические инициативы», социолог Ирина Бекешкина подтверждает, что рациональная мотивация на этих выборах была абсолютной.

– Понятно, что электорат Черновецкого – это люди, для которых принципиально важны муниципальные доплаты. Именно это мотивировало их прийти и проголосовать, – говорит она. – А вот все остальные кандидаты не смогли объяснить избирателю, почему нужно прийти на выборы и проголосовать именно за них.

Ирина вспоминает 2004-й год, когда недисциплинированная обычно молодёжь увидела свой интерес в происходящем, пришла на выборы и изменила ход кампании. В нынешнем же случае половина избирателей так и не увидела своей мотивации.

«Лучше Космос, чем Тормоз»
Детишки в футболках с таким слоганом появились на улицах столицы незадолго до 25 мая. Из этого оригинального, явно промэрского хода следовало, что Черновецкий в борьбе за власть взял на вооружение и легализовал собственное прозвище, до того считавшееся обидным. В итоге вышло в точности по футболке, то есть от противного – «лучше Космос».

Пускай Черновецкий не блещет харизмой, но и у одного из основных его соперников – «юлезаменителя» Александра Турчинова с ней были большие проблемы.

– Представьте, что есть стрип-бар и в нём посетители. Тимошенко – мастер танцевального жанра, на ней хорошо сидит бикини, она умеет двигать телом, и за это ей дают деньги. А тут им подсовывают лысого Турчинова, у которого живот висит, бикини перекошено. Ему денег решили не давать, – острит художник Сергей Поярков.

Одной из главных ошибок БЮТ депутат и руководитель департамента рекламы этого блока Виктор Уколов считает «отсутствие месседжей среднему классу», который должен был стать электоральным оплотом их кандидата в столице.

Впрочем, этим страдали не только бело-сердечные, но и остальные участники гонки. Глава Комитета избирателей Игорь Попов отмечает, что все кандидаты сконцентрировались на красивой картинке, но никак не на конкретной идеологии.

– В результате избиратели просто стали такими же циниками, как и политики, и такими их сделали политики, стоявшие на Майдане, – уверен Сергей Поярков, в 2004-м разъезжавший по Киеву на джипе с оранжевыми ленточками. – В этом нет ничего страшного, это абсолютно нормально. В скором будущем у нас станет больше прагматизма и уменьшится количество «болельщиков», которые готовы поддерживать своего кандидата только потому, что он, например, из Донецка. А Черновецкий сам создал свой электорат, и более того – оправдал его надежды!

К тому же, как отмечает Игорь Попов, на фоне демократических политсил, в которых царили внутренние противоречия, команда мэра выглядела на удивление монолитной:

– Черновецкий для его людей – брэнд и флаг, а свои амбиции они засунули подальше.

Не случайно появилась информация, что киевскую организацию «Единого центра» (нового политпроекта, который связывают с Виктором Балогой) будут курировать «пацаны» (как он сам их ласково называет) киевского мэра.

Тем временем после победы на внеочередных выборах, и прежде всего победы над Тимошенко, у мэрской команды появляются действительно космические аппетиты и, в частности, амбиции всеукраинского масштаба.

Эксперты говорят, что если к киевскому электорату Черновецкого прибавить несколько сотен тысяч по всей стране, его политсила преодолеет 3-процентный барьер на выборах в Верховную Раду. Впрочем, политолог Виталий Кулик считает, что это скорее политическое бахвальство, поскольку у Черновецкого просто нет ресурсов, чтобы ещё раз воспользоваться своей победной технологией на всеукраинском уровне: «Подобные приёмы не проходят за пределами Киева».

А вот политтусовщик Сергей Поярков уверен, что Черновецкий ещё заявит о себе за пределами Киева – вплоть до президентских амбиций:

– Помните, когда-то, когда он выиграл в Дарницком районе столицы, тоже никто не верил, что его может ждать такой успех на столичных выборах, – напоминает он.

Иллюстрацией к тому, что в Киеве окрылённому удачей мэру уже тесно, служит и круглый стол, организованный по горячим следам в муниципальном Киевском медиахолдинге. Одна из обсуждаемых тем звучит предельно чётко: «Феномен Черновецкого. Восхождение нового лидера общенационального уровня». Конечно, сейчас это может показаться смешным, тем более что не совсем понятно, каким образом незамысловатую технологию победы Черновецкого в Киеве можно реализовать на общенациональном уровне, не имея доступа к украинскому бюджету. Но чудаковатый киевский мэр уже доказал, что умеет выжимать максимум из патологического неумения своих оппонентов договориться.

Почему он победил
В отличие от других кандидатов, на успех Черновецкого сработало сразу несколько важных факторов

Короткий срок кампанииСлово президента:Низкая явка избирателей:ВыборыДемократические силы

Как голосовал мэр. Фото