Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Игра в полицию. Почему украинские милиционеры продолжают деградировать

Игра в полицию. Почему украинские милиционеры продолжают деградировать
Украинцы больше не хотят терпеть пытки и вымогательства от тех, кто должен их защищать. Но без милицейской реформы правоохранительные органы продолжат деградировать
000

16 июля в Фастове Киевской области оппозиционные активисты прорвались в милицейское отделение. Они требовали показать комнату для пыток, которая, по их словам, есть в РУВД. Поздно вечером 12 июля другая акция состоялась возле Святошинского районного отделения милиции в Киеве. Участники протеста подрались с бойцами «Беркута», требуя наказать милиционера, который ударил активистку. Во время ожесточённой стычки был сломан забор вокруг здания, пострадали люди с обеих сторон.

Произвольная система
Украинская правоохранительная система нуждается в кардинальных переменах. Об этом свидетельствует общественное возмущение действиями милиционеров, это признают и в Министерстве внутренних дел. Однако попытки реформировать отечественную милицию ни к чему не привели. Произвол, применение насилия и пыток, коррупция и отсутствие общественного контроля ведут к тому, что милиция не пользуется авторитетом у всех слоёв населения. По данным исследования Института социологии НАН Украины, лишь 1% граждан полностью доверяет милиции. При этом финансирование МВД каждый год увеличивается: если в 2012 году ведомству выделили 14,5 млрд грн., то в 2013-м — уже более 15 млрд грн. Но для успешной реформы нужно ещё больше денег, утверждают милицейские чиновники — не менее миллиарда каждый год дополнительно.
А пока, вступая в контакт с сотрудниками правоохранительных органов, украинские граждане рискуют стать жертвами милицейского произвола. В 2012 году в прокуратуру поступило более 114 тысяч жалоб на действия милиции. Расследования велись только по 1750, из них лишь 320 закончились возбуждением уголовных дел. На пытки в украинской милиции много раз обращал внимание Европейский суд по правам человека. По данным директора организации «Международная амнистия» в Украине Татьяны Мазур, в стране до сих пор нет независимого органа для расследования жалоб на действия работников милиции. Как и раньше, заявления о пытках эффективно не расследуются, а те, кто настаивает на рассмотрении своих жалоб, рискуют увязнуть в многолетних судебных тяжбах.

Союз нерушимый. Реформировать милицию Юрию Луценко помешала советская законодательная база

По старинке
Слабые попытки усилить контроль над действиями милиции предпринимались с 2005-го по 2010 годы — регулярно работал Общественный совет при МВД, который прекратил своё существование в марте 2010-го, когда Анатолий Могилёв сменил Юрия Луценко на посту главы МВД.

Экс-министр МВД, а сейчас оппозиционер Юрий Луценко уверяет, что пытался изменить порочную милицейскую систему. Но успеха не достиг. «На тот момент не было парламентского большинства», — оправдывается политик. Большой проблемой Луценко считает старую советскую законодательную базу. По его данным, из более 50 законов, внесённых тогда в парламент от имени МВД, прошёл только один — Закон «О дорожном движении». «Результат: за два года на 7 тысяч мы уменьшили количество жертв на украинских дорогах», — хвастает экс-министр.

Впрочем, разрушать действующую систему никто не собирался, утверждает Луценко. Кроме того, даже новые законы о милиции не гарантировали успеха. «Всё это упёрлось бы в старую прокуратуру, суды и систему государственной власти», — рассуждает оппозиционер. Ему вторит глава украинского отделения «Международной амнистии»: Мазур уверена, что изменить ситуацию к лучшему в украинской милиции невозможно преобразованием одного только МВД — необходимо реформировать прокуратуру и создать независимый орган, который бы эффективно и оперативно расследовал заявления о милицейском произволе. «Именно безнаказанность приводит к грубым нарушениям прав человека, ведь зная о том, что смогут уйти от ответственности, милиционеры совершают преступления, — отмечает Мазур. — Прокуратура, которая сейчас отвечает за расследования преступлений «стражей порядка», выполняет свои функции неэффективно из-за круговой поруки и тесного сотрудничества с милицией».



Плохая статистика
Одним из главных источников проблем является порочная система отчётности в правоохранительной системе. «Карьера милиционера, судьи и прокурора зависит от статистики. Как только падает процент раскрываемости преступлений, идёт предписание прокурора о наказании, вплоть до снятия с должности», — поясняет Луценко.

Будучи министром внутренних дел, Анатолий Могилёв году тоже признавал, что критерии оценки работы правоохранителей являются главной причиной пыток. «Милиционеров поощряют раскрывать большое количество преступлений любыми методами», — заявил он тогда. При этом Могилёв сравнивал Украину, где от милиции ожидают раскрытия преступлений на уровне 60–70%, с Польшей, в которой этот показатель составлял 40%.

Планы по реформированию ведомства есть и у нынешнего руководства МВД. Однако изменение системы статистики в них не входит. По данным замминистра внутренних дел Сергея Черных, к 2015 году украинская милиция будет переименована в полицию, а личный состав пройдёт переаттестацию. Кроме того, по словам Черных, полиция должна состоять из криминальной, финансовой, транспортной, специальной полиции и полиции общественной безопасности. На втором этапе реформирования планируется создать Государственное бюро расследований и реформировать внутренние войска.

К слову, похожий сценарий реализовали российские власти — в 2011 году там тоже реформировали милицию, переименовав её в полицию и проведя переаттестацию сотрудников. Но число нареканий на работу ведомства не уменьшилось.

Между тем пока оппозиция штурмует столичные райотделы милиции, в мятежную Врадиевку возвращается милицейский произвол. По данным николаевского издания «Новости-N», участников акций протеста у райотдела милиции начали массово вызывать на допросы в прокуратуру. По словам одного из организаторов акций Анатолия Бурлака, людям говорят о том, что они были зафиксированы на видео во время митингов у милицейского отделения. При этом, как пишет издание, никаких повесток не вручают, а списки участников акций занимают две страницы.

Новый порядок
Пять примеров реформы правоохранительных органов за рубежом

Польша: общественный контроль
Самые радикальные перемены польская полиция пережила в начале 90-х годов. К власти в стране пришли вчерашние оппозиционеры и диссиденты. Министром внутренних дел стал Кшиштоф Козловский, который до этого подвергался преследованиям со стороны органов госбезопасности, был осуждён и сидел в тюрьме. В течение пяти лет после реформы с 1990-го по 1995 год обновилось 60% состава полиции. С тех пор набор новых людей в польскую полицию происходит на конкурсной основе. На одно место может претендовать несколько десятков желающих. Служба надзора за деятельностью полиции подчиняется напрямую главе ведомства и занимается раскрытием преступлений среди правоохранителей. В стране действуют механизмы общественного контроля. Например, свои законодательные инициативы польское МВД согласовывает с правозащитными организациями. Правозащитники имеют право зайти в любой полицейский участок, чтобы проверить условия и обращение с людьми в камерах предварительного заключения. Результат налицо: если в 1987 году уровень доверия поляков к полиции составлял 23%, то к 2009-му вырос до 72%.

Грузия: с чистого листа
Первым шагом реформы стало увольнение руководства всех силовых структур страны. Основной упор был сделан на перемены в дорожной инспекции, сотрудники которой имели репутацию самых коррумпированных из-за массовых поборов на дорогах. Вторым этапом реформы стало принятие в 2004 году закона «О патрульной милиции» и увольнение 30 тыс. полицейских. Взамен были набраны и обучены «с чистого листа» новые люди. Штат был обновлён на 88%, а общая численность сотрудников МВД сократилась с 85 тыс. до 26 тыс. По словам руководителя департамента МВД Грузии Шота Утиашвили, в 2005-м за взятки были посажены за решётку 200 сотрудников полиции, в 2006-м — ещё больше. Только после этого количество полицейских, арестованных за взятки, стало сокращаться. Ещё один шаг — повышение зарплат всем сотрудникам полиции. Заработная плата выросла в 10–15 раз: при средней зарплате в Грузии в $200 участковый инспектор зарабатывает $400–500 в месяц, патрульный — $600–1000. Кардинальные изменения претерпела и кадровая политика: система отбора сотрудников МВД состоит из многочисленных тестов. Правда, с приходом новой власти успех реформ был поставлен под сомнение в связи с информацией о пытках со стороны грузинских полицейских.

Шотландия: экономия прежде всего
Реформа полиции в Шотландии — одна из самых молниеносных в истории. Специальный закон о реформе принят летом 2012-го, а основные его положения реализованы уже к апрелю нынешнего года. Толчком к переменам послужил бюджетный дефицит — денег на финансирование полиции в прежнем объёме не хватало. По словам главы полиции Шотландии Вика Эмери, бюджет на 2013 год необходимо было сократить на $100 млн (при общем бюджете в $1,5 млрд). «Мы не рассматриваем полицию в качестве бизнеса. Однако хотели бы позаимствовать принципы и этику, применяемые в бизнесе», — сказал Эмери. Если раньше шотландские силы правопорядка состояли из восьми различных подразделений, то теперь все они объединены в рамках одной структуры. Это позволило избежать дублирования функций. Использование полицейского автопарка из 3500 автомобилей стало более рациональным, поскольку координируется из одного центра. Часть освободившейся недвижимости полицейских управлений была выставлена на продажу. Реформа дала видимые результаты: уровень преступности в Шотландии за последний год снизился на 13%, до минимального уровня за последние 39 лет.

Эстония: зарплаты выше среднего
В советское время преступность в Эстонии была ниже, чем в среднем по СССР. Но и здесь в начале 90-х появились рэкет, бандитизм и коррупция в правоохранительных органах. Ситуация зашла далеко: к 1994 году по уровню умышленных убийств Эстония опережала Россию. Косметические реформы эффекта не дали, и властям пришлось менять внутреннюю структуру ведомства. Образцом послужила финская модель «невоенизированной полиции»: организация, оказывающая гражданам услуги. Значительную часть личного состава уволили. Если в 1991-м в Эстонии было 7000 полицейских, то к началу 2000-х годов — 3500. Самое серьёзное сокращение работников полиции состоялось в 1999 году, когда после российского дефолта эстонская экономика испытывала проблемы. Чтобы сохранить уровень зарплат, власти уволили больше тысячи полицейских. Сейчас самая низкая зарплата полицейского примерно такая же, как средняя зарплата по стране. В первый год работы констебль получает около $850 ежемесячно, заработная плата комиссара — $1000. В 2010 году под одной крышей были объединены департаменты полиции, пограничной службы и миграции. После завершения реформы уровень убийств в Эстонии снизился в 3,5 раза, а доверие к полиции выросло: в 2000 году полиции доверяло 36% граждан, в 2012-м — 90%.

Литва: босые, но вежливые
Власти Литвы пытаются перезагрузить национальную правоохранительную систему вот уже два десятилетия подряд. В конце 1990 года в республике был принят закон о полиции. Инициаторы реформ хотели, чтобы полиция превратилась в уважаемый общественный институт. Отчасти это удалось: литовские полицейские вежливы и обязательно представляются, прежде чем обратиться. Если они услышат русскую или польскую речь, то и обращаются по-русски или по-польски. Системы, по которой полицейский должен раскрыть какое-то количество преступлений, в Литве нет. Поэтому за «галочками», как в России или Украине, полицейские не гонятся, и это снижает коррупцию в рядах стражей порядка. Жалованье полицейского в сельской и городской местностях одинаковое. Большое внимание уделяется физической подготовке — в Литве нет пузатых полицейских. Реформа считается удачной: уровень преступности стабилизировался, сократилось число ДТП, условия труда полицейских улучшились. Но экономический кризис обострил ситуацию.
В 2011 году в некоторых районах полицейские в связи с нехваткой денег пересели с автомобилей на велосипеды. Урезание зарплат вынудило правоохранителей прибегнуть к непривычным методам борьбы за свои права: сотрудники полиции босиком выходили на акции протеста под лозунгом ««Босой сотрудник — люди в опасности». Основные требования — возвращение зарплат и отмена увеличения рабочей недели, которую довели с 40 до 48 часов.

Виталий Атанасов, Фокус

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.