Уехать или остаться? Ради чего молодые металлурги не уезжают из Украины

Как трубы для эмиратских нефтяных компаний и колеса для немецких поездов делают молодые украинские металлурги, которые выбрали "остаться"

Авторы текста: Екатерина Никитенко, Владислава Миколюк

Куратор проекта: Александра Малая

Фото: Сергей Панин

В третье воскресенье июля в Украине отмечают День металлурга. Украинская экономика держится на этой отрасли наряду с аграрной. На наших колесах ездят немецкие поезда, из нашей стали строят самые большие суда, а трубы используют мировые нефтяные компании. Но устаревший стереотип о "непрестижной работе" часто мешает воспитывать новые кадры, и украинцы продолжают уезжать в Германию и Польшу разнорабочими, хотя могли бы построить карьеру дома. Почему так происходит и как стране сохранить кадры, вернуть престиж техническим профессиям и стимулировать развитие собственного производства?

Мы нашли и разговорили шесть молодых металлургов, которые вопреки соблазну мигрировать, в свои 25, 30 и 35 лет возглавили на украинских заводах коллективы по 200 человек и удивили весь мир качеством наших труб и колес.

Уже не "заробитчане"

Вы можете представить, что в Киеве не осталось ни одного человека? Но именно столько наших трудовых мигрантов сейчас за рубежом. О 2,5–3 млн "заробитчан" говорит гендиректор Федерации работодателей Украины Руслан Ильичев.

Опасность в том, что 60% из них — люди до сорока лет. Еще пять-шесть лет назад миграция была маятниковой. Скажем, женщина среднего возраста уезжала в Италию, присматривала за престарелыми и возвращалась. Сейчас трудоспособные молодые люди уезжают и уже не хотят возвращаться, цепляются за легализацию за рубежом, перевозят семьи, устраивают в школы детей. Миграция превращается в устойчивую, поэтому вместо термина "заробитчане" все чаще любят говорить "мигранты".

Фото: Бизнес Цензор

— Некоторые профтехи и вузы невольно готовят людей к трудовой миграции, потому что, к примеру, в округе или регионе спроса на профессии, которым они обучают, нет. Готовят они, скажем, поваров или кондитеров, и эти люди тут же уезжают в Польшу. Показателен в этом смысле пример украинских моряков. 200 тысяч наших моряков сегодня за границей. А у нас всего лишь одно океаническое судно с украинским флагом, на котором команда в сто с чем-то человек. Зачем нам тогда столько моряков? — спрашивает Руслан.

Подготовитель белья к глажке вместо таргетолога

В Украине действительно не изучается спрос на профессии. Проблема переизбытка одних кадров и нехватки других усугубляется и тем, что получать техническую специальность до сих пор "непрестижно".

— Родителям стыдно признать, что их ребенок учится в украинском ПТУ. В то же время, если это будет, например, польское ПТУ, престиж обучения там значительно вырастет. Хотя нежелание получать рабочую специальность — общемировой тренд, — в интервью "Ліга. Бізнес" рассказала академик Элла Либанова.

Чтобы этого избежать, мы могли бы воспользоваться опытом Германии.

Фото: gettyimages.com

После начальной школы всех детей там тестируют, определяют их склонности и разделяют на условных "технарей" и "гуманитариев". А после средней школы дети проходят еще один тест, который показывает, к чему готов ребенок — к высшему или среднетехническому образованию. Если второй вариант, он не сможет получить высшее образование за бюджетные деньги. Таким образом, в Германии нет проблем с техническими кадрами и нет переизбытка кадров с высшим образованием.

О том, что мы не понимаем, кто нужен рынку, говорит и устаревший классификатор профессий. Человека официально не трудоустроят, если в этом классификаторе нет его специальности. Кроме этого, документ показывает, что должен уметь конкретный специалист. Но принимали его в 2010 году по нормам 1988-го, и в нем до сих пор есть телефонисты международной связи, выгребальщики пуха или подготовители белья к глажке. Зато нет таргетолога и юриста в сфере робототехники.

В классификаторе девять тысяч записей, но треть профессий и компетенций устарели. В прошлом году в Кабмине наконец приняли решение создать новый электронный документ, вместо того чтобы каждый год его обновлять.

В понедельник — студент, в четверг — сотрудник завода

Неопределенность и во многом медлительность государства вынуждает большие промышленные компании самостоятельно готовить специалистов "под себя". Для этого Федерация металлургов Украины создала отраслевой совет, в который вошли представители металлургических компаний, профсоюзов, профтеха и вузов. Этот совет и формирует новые профстандарты вместо устаревших.

Как результат, только один "Метинвест" потратил на их подготовку больше двух миллионов долларов. Но внедрить такие стандарты в образование сегодня трудно, поэтому представители хороших вузов не ждут, а сами едут к работодателям, чтобы скорректировать учебные планы.

Так, НТУ "Днепровская политехника" — один из немногих украинских вузов, которые участвуют в эксперименте с дуальным образованием. Его смысл в том, что студенты три дня учатся, а два официально работают на предприятиях и получают там зарплату. Их "стажировку" оплачивают сами компании, среди которых "ДТЭК", "Интерпайп", EDS Engineering. Не случайно большинство выпускников после такой практики устроились на работу по специальности, говорит ректор Днепровской политехники Александр Азюковский. Кроме стандартов дуального образования вуз тесно сотрудничает с потенциальными работодателями.

— Сейчас в Днепровской политехнике есть две лаборатории мехатроники и робототехники с современным дидактическим оборудованием, которые открыли при поддержке днепровской компании "Интерпайп". Студенты могут работать с прототипом реального промышленного оборудования уже во время учебы в вузе. "Интерпайп" и местные власти продолжают открывать похожие лаборатории в школах. Так в городе строится целая экосистема и, следовательно, мы охватываем уже все этапы подготовки к современной технической специальности: школа — ПТУ или колледж — вуз — работодатель; готовим кадры, на которые есть реальный спрос, — говорит Александр Азюковский.

Знания "запутались" в стереотипах

В Украине готовят сильных технарей, есть тысячи вакансий, где они могут применить свои знания, тем не менее вчерашние студенты все же едут работать за границу. Почему?

По словам Сергея Беленького, главы Федерации металлургов Украины, ключевой фактор в том, что люди хотят чувствовать себя более защищенными. И работодатели не могут на это повлиять. "Если к этому добавить программы разных стран, которые стимулируют приток в них наших лучших кадров, то уже через несколько лет это приведет к катастрофе для украинского рынка труда", — подтверждают в ФРУ.

По данным сайта по поиску работы WORK.ua, больше всего за границей ждут украинских разнорабочих – в 2018 и 2019 годах на одно резюме кандидата, готового выехать за рубеж, приходилось 24 вакансии, в 2020 году эта цифра снизилась на 30%. Наших руководителей в свою очередь за границей не ждут: для начальников производств в 2021 году было опубликовано 830 вакансий для работы в Украине и три – в других странах.

Страшно и то, что в последнее время к потенциальным разнорабочим, готовым ехать на польские и чешские заводы, прибавились владельцы малого и среднего бизнеса, обанкротившегося за время пандемии.

Получается, наши "технари" отправляются в Польшу и Чехию разнорабочими, в то время как самый высокий процент вакансий по службе занятости в Украине именно квалифицированные сварщики и станочники. Низкие зарплаты, устаревшее производство и бесперспективность — по-прежнему три главных стереотипа, связанных с работой на любом предприятии. Но что на самом деле говорят цифры и факты?

Миф № 1: "низкие" зарплаты украинских промышленников

В Федерации металлургов, например, утверждают, что средняя зарплата по отрасли в Украине — около 21 000 грн. Эта цифра может расти в зависимости от квалификации. Примерно столько же предлагают в соседней Польше. За последние пять лет, по данным Федерации, реальная зарплата металлургов выросла на 80%. Это помогло снизить отток кадров. Но станет ли стимулом для создания новых рабочих мест?

— Сделали мы инвестняню, но кто придет сюда инвестировать, если некому работать — все уехали? Инвестора интересует, кто будет работать на его предприятиях. В целом чем больше людей уезжает, тем меньше остается потребителей внутри страны. Соответственно, зачем здесь что-то строить и производить, если не будет людей, которые смогут это покупать или этим пользоваться? Вот поэтому трудовая миграция —катастрофа, — уверен Руслан Ильичев.

Миф № 2: "застывший совок", или швейцарское роботизированное оборудование

Завод все еще у многих ассоциируется с "совком". Но современные украинские предприятия давно взяли курс на роботизацию. Очень показателен пример ABM Technology — единственного в Украине завода по производству зубных имплантов полного цикла. Когда там поставили швейцарское и японское сверхточное оборудование, подходящее даже для космической индустрии, оказалось, что… работать на нем некому! Кадров уровня оборудования не нашлось в стране, и их пришлось воспитывать с нуля.

Миф № 3: "отсутствие перспектив" на заводе

А что касается бесперспективности работы на заводах… Мы поговорили с металлургами, которые выбрали техническую специальность и не соблазнились уехать из страны. Сейчас в свои 25, 30 и 35 лет они управляют разными коллективами и твердо настроены и дальше строить карьеру в Украине.

"Кто-то в банке работает, кто-то менеджером… А я – сварщик"

Алексей Колпаков, 31 год, начальник комплекса по производству труб ИНТЕРПАЙП НМТЗ, город Новомосковск, 118 человек в подчинении

"Либо исправляешь оценки, либо идешь в техникум", — сказал отец, и Леша не исправил, пришлось учиться на сварщика. Не хотел: думал, там одни провинциальные подростки. Но потом понял: нормальные ребята из рабочих семей.

"Вышку" получал, уже работая сварщиком на стане на Новомосковском трубном заводе. А в свои 23 стал… начальником для 112 человек. На заводе это называется "линейное управление". Предыдущий начальник смены ушел на пенсию, а самому инициативному и работоспособному дали шанс.

"У наших руководителей специальные желтые погоны. Я мечтал, что лет через тридцать стану начальником смены и смогу надеть эту желтую форму". Но Леша надел ее в 23 — раньше всех на заводе. Поначалу боялся допустить малейшую ошибку.

А дальше взялся за дисциплину. Пришел на завод человек с перегаром — 23-летний Колпаков с ним поговорил, не помогло — оставил без премии. Услышал брошенное ему вслед "Ты мою семью без премии оставил" и ответил: "Придешь домой, сынок попросит шоколадку, а ты объяснишь, почему он без шоколадки".

Молодой начальник продвигал все интересное и прогрессивное, что делали на заводе. Например, вместе с коллегами предложил разделить пространство в раздевалке на "грязную" и "чистую" зоны. Сначала персонал не понимал, зачем это нужно. Но попробовали и увидели, что это и правда удобно. А на стене в раздевалке Леша специально повесил фотографию, как было до: чтобы ценили, как сейчас.

В 2021 году Леша стал заводским "топ-менеджером" — начальником производства труб среднего сортамента.

"Давно, еще на одной из первых встреч выпускников, я узнал, что кто-то в банке работает, кто-то менеджером… А я — сварщик. Но этого не чурался. И сейчас бодро говорю, что тружусь на предприятии, на котором проработали мои родители, продолжаю династию. И по зарплате далеко не уступаю".

Алексей мог уехать на заработки на Аляску, но понимал, что улетит — похоронит карьеру. Он видел знакомых из стратегического КБ "Южного", уезжающих чистить рыбу, и решил остаться украинским металлургом.

"Папа сказал: "Не поступишь в музучилище — пойдешь на завод шланг тягать"

Кристина Николенко, 25 лет, старший мастер отгрузки цеха ИНТЕРПАЙП НИКО ТЬЮБ, город Днепр, 28 человек в подчинении

Она пришла искать цех в юбке, футболке, сандалиях, с маленькой сумочкой, картой в руках и, естественно, заблудилась на большом заводе.

"Я вообще скрипачка, что я здесь делаю?" — спрашивала себя. Но пришла устраиваться на работу. В цехе спросили, зачем ей это — еще испортит руки и слух.

Кристина с этим соглашалась, но работать музруком в криворожском детском саду за 1200 грн зимой и 800 летом не смогла. Брат тогда учился в Национальной металлургической академии и предложил устроиться на завод.

"У меня музыка вообще, оркестры. Ладно бы техникум какой-нибудь окончила, вуз профильный. А так, кто меня сюда возьмет?" — думала Кристина.

На заводе тогда были две подходящие вакансии. В итоге она стала сменным диспетчером на участке отгрузки цеха. Работала посменно — так было удобнее учиться: почти сразу после трудоустройства на предприятии Кристина поступила в Металлургическую академию, чтобы все-таки получить профильное образование.

О том, что круто изменила жизнь, ничуть не жалеет. За пять лет успела поработать на разных позициях и вырасти до старшего мастера участка отгрузки в цехе, который выпускает трубы для европейских машиностроителей, таких как Liebherr. Теперь, помня, как когда-то поверили в нее, Кристина сама берет студенток на работу, чтобы дать им шанс.

"Сделал воркаут-площадку из труб и стал руководителем для 280 человек"

Константин Кравченко, 34 года, директор по качеству ИНТЕРПАЙП НИКО ТЬЮБ, город Никополь, 280 человек в подчинении

Впервые Костя увидел настоящее производство в 10 лет, ходил по заводу и смотрел, как отец в цехе ждет прихода металла и потом отгружает готовые трубы, а дальше в лаборатории мама проверяет их качество. На Новомосковском трубном работал и его дед.

А сам он попал на завод в 24, стал инженером-технологом. Просто работать в лаборатории было скучно, и после командировки на завод в Краматорск по дороге домой набросал идею нового проекта, пришел к директору завода и сказал, что хочет создать молодежное объединение.

На заводе тогда было много молодежи, но в небольшом Новомосковске особо никто не знал, что такое воркаут и современные спортивные площадки. Костя связал одно с другим и решил с этого начать, идею активного парня руководство поддержало. На заводе для площадок делали все, начиная с чертежей и заканчивая монтажом и озеленением территории вокруг. Даже создали самую большую воркаут-площадку в области, где во время воркаут-фестиваля тренировались лучшие азиатские, американские и европейские спортсмены.

Кроме спорта, молодежное объединение строило детские площадки, помогало детдомам, военным и ветеранам. За несколько лет Костя получил второе образование и стал заместителем начальника центральной заводской лаборатории. А еще через время, в 2017-м, переехал в Никополь возглавлять службу качества всего завода, а это 280 человек!

— Приехал в молодом возрасте рассказывать взрослым людям, что им делать на их рабочем месте. Мне пытались навязать то, к чему они привыкли, пришлось ломать стереотипы и менять подходы в работе и управлении, — вспоминает Константин.

Как директор, вместе с коллегами он в шесть раз ускорил процесс выдачи сертификатов качества на продукцию, модернизирует испытательное оборудование и успешно контролирует качество сложных премиальных продуктов для добычи нефти и газа, которые экспортируются в США и Турцию.

Сегодня Константина приглашают на работу за рубеж. Недавно ему пришло письмо из Арабских Эмиратов, причем работать зовут не простым работягой, а серьезным руководителем. Но он остается здесь. Объясняет желающим уехать, что "и в Польше надо пахать", старается разглядеть способных инженеров и воспитывает следующее поколение дефектоскопистов и контролеров, которые приходят на завод.

"Я пошла за сестрой и стала начальницей в женском коллективе, где большинство вдвое старше меня"

Ирина Таран, 35 лет, сменный контрольный мастер колесопрокатного цеха ИНТЕРПАЙП НТЗ, город Днепр, 18 человек в подчинении

Она так гордилась своей сестрой, будущим металлургом, что по ее примеру поступила в академию, написала дипломную работу по кольцевым печам, попала на производство и в итоге… в металлургии осталась одна — сестра сейчас преподает танцы.

История Иры напоминает не только путь "заводской Золушки", которую не сразу примут в женском коллективе, но и эксперимент с дуальным образованием, которое хотят ввести в Украине.

Суть эксперимента в том, чтобы во время учебы студенты два дня в неделю официально погружались в настоящее производство, осваивали оборудование, приобретали нужные навыки и оставались работать по специальности.

У Ирины как раз похожая история: она прошла практику в колесопрокатном цехе, а потом, в 2003 году, хорошо подготовленная пришла туда же работать контролером отдела технического контроля.

Когда через время ее, еще совсем молоденькую, повысили, все с ужасом подумали, как она поладит, а тем более будет руководить женщинами, проработавшими здесь 20–30 лет. Вначале ей действительно было тяжело себя поставить, но уже через полгода вся бригада отмечала повышение Ирины и подарила ей огромный букет роз. Сегодня у нее в подчинении 18 человек, почти все — девушки.

Ира следит, чтобы к заказчикам со всего мира попадали только качественные колеса, сама контролирует продукцию (у каждой страны бывают свои технологические особенности), параллельно отвечает за дисциплину в цехе и обучает новеньких.

— У нас не было ни одной смены простоя, всегда вовремя зарплата. Это моя работа, я бегу сюда даже в отпуске, а выше… мне не хочется, — улыбается сменный контрольный мастер, которая точно на своем месте.

"Сэкономил предприятию миллионы и поехал помогать коллегам в Турцию"

Руслан Хочу-Джу, 34 года, старший мастер участка выплавки и внепечной обработки стали ИНТЕРПАЙП СТАЛЬ, город Днепр, 40 человек в подчинении

Руслан был инженером-конструктором, даже работал в проектном институте, но однажды услышал, что набирают людей на абсолютно новый электросталеплавильный завод — ИНТЕРПАЙП СТАЛЬ. Вообще ничего не зная о металлургии, он захотел попробовать. Прошел жесткий отбор, конкурс — 25 человек на место, но парня все-таки взяли учеником подручного сталевара.

А сейчас он — старший мастер со стартапным мышлением, которому подчиняются сорок человек. Внутренний челендж Руслана — совершенствовать производство.

На заводе у него "стартап": он изобрел дешевые шлакообразующие материалы, которыми покрывают стальную заготовку, чтобы не окислялся металл. Раньше эти материалы были природные, их везли в основном из Китая, и они были очень дорогие. Руслан придумал, как сделать похожий по химическому составу материал из отходов производства. Подал с командой проект, защитил, получил премию и сэкономил заводу около трех миллионов гривен в год.

— Вся система на предприятии напоминает мне развитые демократии, когда один человек ничего не решает, даже если это директор. Мы общаемся и оптимизируем весь производственный процесс, это исключает самодурство, — Руслан вспоминает, как поддержали его идею.

Теперь Руслан развивается как металлург. Вместе с 30 другими коллегами участвовал в проекте ИНТЕРПАЙП СТАЛИ по обмену опытом. Так, слетал в Турцию, чтобы запустить там похожее сталеплавильное производство. Умений Руслана, приобретенных дома, в Днепре, оказалось предостаточно, чтобы консультировать турецких специалистов.

— Наш труд очень конкурентоспособен, — мастер много думает о проблеме миграции. — Украинцы приезжают в другие страны и работают как волы. Но металлургу точно нет смысла ехать за рубеж, потому что везде есть преемственность. Уехать куда-то подручным сталевара уже неинтересно, а сразу старшим мастером там никто не возьмет. Тем более сейчас тренд развивать экологическое производство или переносить его в страны третьего мира. Нам повезло, у нас новый завод, уже построенный по европейским эко-стандартам.

Так что единственная перспектива, которую для себя видит Руслан, — развиваться здесь и придумывать свои проекты в металлургической сфере.

"Вернулся с заработков, чтобы стать в Украине начальником"

Александр Свешников, 41 год, мастер линии полнопрофильной обработки колес ИНТЕРПАЙП НТЗ, город Днепр, 36 человек в подчинении

По образованию Александр должен был строить дороги, а в итоге отвечает за колеса для поездов для шестидесяти стран мира!

Раньше его участок работал в основном с грузовыми поездами, но сейчас появляется все больше заказов для пассажирских. Например, немецкие скоростные Deutsche Bahn уже ездят на украинских колесах! Немцы приезжают к нам, потому что в мире не много компаний, которые могут соблюсти технологию производства таких колес. И Александр следит за ее выполнением: важно все — начиная с качества стали и заканчивая покрытием колес.

С ж/д колесами Саша работает уже 10 лет. А до этого, в 2000-х, уехал на заработки в Москву за отцом. Завод в их родной Александрии закрылся, и отец, отличный фрезеровщик, остался без работы. Да и работы по строительству дорог для самого Александра здесь тогда не нашлось.

Он работал официально, там освоил управление и наладку станков с ЧПУ, но в 2008-м году все равно вернулся в Украину: хотелось быть с семьей, поддерживать родителей. Переехал в Днепр, здесь ему предложили делать то, что он умеет лучше всего — писать программы для новых станков на только открывшемся участке. Тогда это был первый такой участок на заводе. Сегодня работают уже три участка с похожим оборудованием.

С того времени он сменил несколько должностей и вырос до руководителя.

— Люди уходят, если нет комфортных условий, — сейчас понимает Александр. — У нас люди держатся, потому что работаем на новом участке с оборудованием, на котором приятно работать. Кроме этого, есть полный соцпакет, доставка на работу и новые бытовки.

По сути, он прав, любой рабочий останется на предприятии с хорошей раздевалкой, вкусными обедами и заказами на колеса для немецких Deutsche Bahn.

А может, это и есть та "формула успеха", которая вместе с государственной поддержкой и реформой образования поможет оставить в Украине квалифицированных и талантливых людей?