Трава преткновения. Почему Рада не приняла закон об использовании каннабиса в медицинских целях

Фото: Getty Images

Фокус выслушал аргументы и взаимные обвинения народных депутатов Александры Устиновой и Макса Бужанского, стоящих по разные стороны баррикад, а вот желания найти компромиссное решение так и не увидел

Верховная Рада не смогла принять законопроект №5596 о легализации медицинского каннабиса и отправила его на доработку. Мнения народных депутатов кардинально разделились. Авторы документа настаивают, что этот шаг упростит доступ тысячам тяжелобольных украинцев к нужным им лекарствам, а противники уверены, что закон приведет к буму наркомании и неконтролируемому выращиванию конопли в стране.

Фокус задал практически одни и те же вопросы представителям обеих сторон, пообщавшись с народными депутатами Александрой Устиновой и Максом Бужанским. Из реплик спикеров понятно, что основной камень преткновения — положения о выращивании медицинского каннабиса в Украине, но искать точки соприкосновения и идти на компромиссы оппоненты не готовы.

Александра Устинова

Народный депутат, член фракции "Голос", соавтор законопроекта о легализации медицинского каннабиса

Александра Устинова, автор законопроекта о легализации медицинского каннабиса
Александра Устинова, народный депутат, член фракции "Голос"
Фото: УНИАН

Действительно ли принятие закона о легализации медицинского каннабиса равносильно разрешению свободно выращивать коноплю?

— Это ложь. Для выращивания медицинского каннабиса нужна лицензия. Просто так, без лаборатории, ее получить невозможно. Причем лаборатория должна находиться на самом производстве, а это очень дорогостоящие проекты. Мне тоже говорили, мол, теперь у нас каждая бабушка в горшке на подоконнике начнет выращивать коноплю. Но мы убрали из проекта все положения, которые позволили бы человеку посадить несколько кустов. Все очень четко регламентируется: в зависимости от количества тетрагидроканнабинола [ТГК — психотропное вещество, содержащееся в конопле] зависят условия выращивания — открытый грунт или теплица, а также наличие специализированной системы охраны, без которой вам никто не даст возможность выращивать.

Вы видите какие-то риски в том, что в Украине будут выращивать медицинский каннабис?

— Запрет на выращивание конопли с высоким содержанием ТГК все равно остается. В законопроекте речь идет исключительно о CBD [каннабидиол или КБД — другое вещество, содержащееся в конопле, не имеет психотропного эффекта]. Для сравнения: сегодня в Украине разрешена техническая конопля для промышленных целей. Разве из-за этого в стране выросло распространение или употребление [марихуаны]? Техническая конопля от CBD отличается только количеством ТГК: в первом случае он не превышает 0,2%, а в медицинском каннабисе — от 0,2% до 0,8%.

"С наркоманией надо бороться с помощью работающей правоохранительной системы"

В Украине и так выращивают все что хотят. Мы все читаем новости и знаем, какие огромные теплицы по выращиванию конопли периодически находят. То есть незаконная деятельность в стране все равно существует. Но если в Украине легализируют медицинский каннабис, то с точки зрения бизнеса это гораздо выгоднее — на этом можно заработать легальные деньги, а не выращивать какую-то фигню, за которую тебя могут еще и посадить.

Можно ли разрешить использование препаратов с каннабисом, оставив запрет на выращивание?

— Конечно, из законопроекта можно полностью убрать положение о выращивании, но тогда у нас будет только экспорт. Это означает высокие цены на такие лекарства. Вообще, это можно сделать постановлением Кабмина, без голосования в парламенте. И Максим Степанов [экс-министр здравоохранения] утвердил такое постановление, но прописал там только два конкретных препарата, стоимость которых составляет больше $1 тыс. Если же каннабис выращивать в Украине, то стоить такие лекарства будут копейки. Мы это видим на других примерах: если взять какие-то назальные капли, которые производятся у нас, то они стоят намного дешевле, чем за границей, а если это серьезные препараты по онкологии или гемофилии, которые в Украине не делают, то у нас они стоят намного дороже, чем в соседних Польше или Турции. В итоге отмечу: да, позволить только ввоз таких препаратов можно, но переплачивать за них будут пациенты.

С чем связаны страхи части общества, что принятие соответствующего законопроекта спровоцирует в Украине бум наркомании?

— С одной стороны, это чистый популизм, с другой — в это неплохо включилась Россия. Когда мы презентовали законопроект, все российские каналы выпустили новости о том, что, мол, украинцам только наркотиков не хватает. Просто они понимают, что если у нас это легализуют и никакого разгула наркомании не случится, то россияне тоже будут задаваться вопросами об этом.

Важно
Зеленое разочарование. Почему легализация каннабиса не ведет к уменьшению черного рынка
Зеленое разочарование. Почему легализация каннабиса не ведет к уменьшению черного рынка

Вообще, с наркоманией надо в первую очередь бороться с помощью работающей правоохранительной системы. Сколько у нас арестовывают полицейских, которые крышуют наркобизнес? Так что без реформы правоохранительных органов мы можем все подряд запрещать, но ничего не изменится.

Почему использование в медицине опиатов не вызывает такого противодействия?

— На этом уже зарабатывают деньги. Сегодня украинские фармацевтические компании производят огромное количество лекарств с опиатами, это всем выгодно. И когда я увидела, что многие представители фармы выступили против [медицинского каннабиса], то очень удивилась. Да, с одной стороны, на этом можно делать деньги, но с другой — это может подвинуть их рынок опиатов.

В ряде стран каннабис запрещен, но при этом разрешено его использование при неизлечимых болезнях. Можем ли мы взять соответствующий закон одной из этих стран и, грубо говоря, скопировать?

— Я противник дублирования чужих законов, потому что в каждом государстве своя специфика. И опять же использование можно разрешить на уровне Кабмина в виде постановления. Мы об этом просили последние полтора года, но Степанов разрешил только два дорогущих препарата.

"Из законо­проекта можно убрать положения о выращивании, но тогда останется только экспорт лекарств"

Если бы было нормальное постановление, то теоретически можно обойтись без закона, но я противник этого. Почему? Вот вчера у нас был Степанов, сегодня Виктор Ляшко, а завтра будет еще кто-то, и следующий министр может легко отменить такое постановление. А чтобы изменить закон, надо 226 голосов.

Какой у вас план действий?

— Мы повторно подадим законопроект и будем надеяться, что получится переубедить депутатов. Если у кого-то есть опасения по поводу незаконного оборота, то до второго чтения всегда можно подать правки. Наш законопроект нарабатывался полгода. Изначально было четыре документа, но сделали один общий, который устраивал всех.

Проведение общенационального референдума по этому вопросу помогло бы окончательно определиться, легализовать медицинский каннабис или нет?

— Во-первых, я считаю, что это не вопрос референдума. Во-вторых, мы не такая богатая страна, чтобы выкидывать на это столько денег. Считаю, надо спрашивать не население, а врачей. Я очень мало видела медиков, которые выступали против легализации. Но даже если посмотреть опрос Зеленского, то 65% людей высказались за введение такого закона.

Макс Бужанский

Народный депутат, член фракции "Слуга народа"

Макс Бужанский, Слуга народа, противник легализации медицинского каннабиса
Макс Бужанский, народный депутат, член фракции "Слуга народа"

Вы видите какие-то риски в том, что в Украине будут выращивать медицинский каннабис?

— Опасность в том, что под видом выращивания медицинского каннабиса на самом деле начнется бесконтрольное выращивание другого каннабиса — наркосодержащего. Соответственно, резко упростится распространение [марихуаны]. Я уверен, что заинтересованность авторов законопроекта именно в этом.

Важно
Нехай росте? Какие сюрпризы скрывает законопроект о легализации медицинской марихуаны

Авторы законопроекта забыли заложить в свой законопроект норму, позволяющую осуществлять эффективный контроль того, что, собственно, выращивается. Это джинн, которого хотят выпустить из бутылки, а потом мы обнаружим, что заложенные в законопроекте положения не работают в качестве предупредительных мер. Мой коллега Даниил Гетманцев, глава финансового комитета, который так же, как и я, категорически не поддерживает легализацию, говорит очень просто: у нас есть ситуация с нелегальным алкоголем, нелегальным табаком, нелегальным топливом, и мы как государство не в состоянии ее побороть. Неужели, зная это, мы хотим усложнить задачу еще на порядок, добавив к данному списку наркотики? Мне кажется, это абсурд.

Недавно в очередной раз обнаружили огромную плантацию конопли. И если даже сегодня сложно определить одно каннабисное поле среди тысяч других, то когда будет тысяча каннабисных полей, станет легче разобраться, где медицинская конопля, а где нет?

Можно ли разрешить использование препаратов с каннабисом, оставив запрет на выращивание?

— Конечно, можно. Только это никому не нужно. Никаких проблем с использованием медицинского каннабиса нет. У нас существует перечень разрешенных наркосодержащих препаратов, где есть морфины и опиаты, и бывший министр здравоохранения расширил этот перечень на два препарата, содержащих медицинский каннабис. Нам нужно расширить на 22 препарата? Давайте сделаем это. Нужно на 222? Можно расширить и на 222. Для этого не нужен парламент, этот перечень расширяет Кабинет министров. Да, там слишком дорогие лекарства. Я согласен — они должны быть доступными. Но тогда нужны бюджетные программы, которые возложат оплату этих лекарств на государство. Давайте посмотрим, каким образом можно снизить стоимость — уберем таможенные пошлины или введем закон о параллельном импорте, чтобы обойти представителей медицинских компаний, завышающих цену. Есть масса путей, но ни один из них не имеет ничего общего с выращиванием.

Но ведь выращивание конопли также предполагает снижение стоимости препаратов?

— Почему тогда себестоимость украинского газа 2 грн, но нам его продают по импортному паритету [механизм формирования стоимости товара национального производителя на основании цены на ближайшей торговой площадке мирового рынка, с которого осуществляются импортные поставки]? Или почему сигареты стоимостью €1 за пачку мы уже продаем за €2, подтягивая к европейским ценам? Откуда эта идея, что при выращивании стоить будет дешевле?

"Под видом выращивания медицинского каннабиса начнется бесконтрольное выращивание наркосодержащей конопли"

Думаю, что это изначально фальшивая идея без математических подсчетов. Даниил Гетманцев во фракционном чате задал вопрос: "Покажите цифру — что вы собрались выращивать? Какие инвестиции придут в страну? Сколько получит бюджет и сколько что будет стоить?" Ему сказали, что никаких цифр нет. В этом законопроекте описан только один реальный процесс — разрешить выращивание. Остальное — это ерунда, особенно мой любимый пункт о том, что украинские ученые, изучающие каннабис, больше не будут ездить для этого за границу, а смогут изучать его научные свойства дома. Вы много знаете наших ученых, которые страдают из-за того, что вынуждены ехать за границу изучать каннабис?

В ряде стран каннабис запрещен, но при этом разрешено его использование при неизлечимых болезнях. Можем ли мы взять соответствующий закон одной из этих стран и, грубо говоря, скопировать?

— Что-то слепо дублировать — это глупая затея. Безусловно, чужой опыт надо изучать и примерять к нашей стране — подходит нам это или нет.

Какой план действий?

— Мнения парламентариев кардинально разделились. Те, кто голосовал против этого законопроекта, так и остались со своими убеждениями. Какие еще могут возникнуть аргументы, чтобы нас переубедить? Дискуссия шла долго, ничего нового придумать невозможно. Можно подавать лишь другой закон в других формулировках, с другим содержанием. Тогда мы будем его изучать и обсуждать.

Важно
Мама-марихуана. В чьих интересах на самом деле хотят легализовать каннабис в Украине
Мама-марихуана. В чьих интересах на самом деле  хотят легализовать каннабис в Украине

Если бы внесли законопроект об изменении порядка применения медицинского каннабиса как обезболивающего без положений о выращивании, то его бы рассматривали, искали бы компромиссные варианты.

Проведение общенационального референдума по этому вопросу помогло бы окончательно определиться, легализовать медицинский каннабис или нет?

— Не думаю, что можно так просто сформулировать вопрос для такого референдума. Но в целом, наверное, да, этот вопрос заслуживает того, чтобы спросить всех граждан, хотят ли они, чтобы у нас выращивали коноплю. Иногда в пример приводят другие страны — Канаду, Литву или США, но при этом забывают, что у нас совсем другая страна, с другими реалиями и другой работой правоохранительных органов, и нельзя рассчитывать на позитивный вариант. Закладывая любую модель, нужно рассчитывать на худший вариант.