От бондианы до Индианы. Зачем женщинам отдают "эталонно мужские" роли в голливудском кино

2019-08-03 11:25:00

386 0
От бондианы до Индианы. Зачем женщинам отдают "эталонно мужские" роли в голливудском кино

Фото: Getty Images

"Знаете, почему я больше не шучу о Голливуде? Их реальность смешнее моих шуток", — иронизировал американский комик Джеффри Аллен в очередном шоу, после того как в прессе появилась новость о том, что в новом, двадцать пятом, фильме бондианы агента 007 сыграет женщина. "Мне 63 года и, может быть, я отстал от жизни, но как-то не могу представить себе агента 007 в коктейльном платье", — добавил комик. По словам социального психолога Кейли Блант, автора книги "Девочки на равных", голливудское кино похоже на зеркало с увеличительным эффектом, в котором хорошо видны изменения, происходящие в современном обществе. За последние годы набор "типичных образов", которые мы привыкли видеть на экранах, стал совершенно иным. Так что появление дамы вместо Джеймса Бонда — не более чем верхушка айсберга под названием "новая система социальных стереотипов".

Супергероини

Публикация Daily Mail о том, что эта роль, скорее всего, достанется афроамериканской актрисе Латише Линч, удивила не только Аллена. Британский журналист объявил, что это разрушит образ Джеймса Бонда, который до сих пор оставался чем-то вроде "памятника мужественности" в кинематографе, и женщины, тайно фантазировавшие об агенте 007, будут разочарованы, когда увидят на его месте представительницу своего пола. Впрочем, профессор кафедры социологии университета Южной Калифорнии Гилберт Фростер убеждён, что журналисты, пишущие об этом как о сенсации, сильно преувеличивают предполагаемое разочарование зрителей.

"Образ киношного мачо, на котором в своё время построили карьеры Клинт Иствуд, Грегори Пек и другие кинозвёзды того же масштаба, больше не нужен современному обществу, — говорит Фростер. — Полтора года назад в партнёрстве с кинематографической школой нашего же университета мы провели занятное исследование. Попросили студенток первого курса, согласившихся участвовать в эксперименте, прочесть описание нескольких мужских собирательных образов и выбрать наиболее, на их взгляд, привлекательный. Так вот, образ мачо оказался далеко не самым популярным. С другой стороны, когда такой же опрос провели среди парней того же возраста, большинство голосов собрал образ "сильной женщины — победительницы". Нынешним девочкам не нужен супермужчина, но мальчикам нужна суперженщина. Кинематограф просто реагирует на запрос общества".

Супергероини, способные побеждать даже самых сильных мужчин, в западной массовой культуре присутствуют очень давно. К примеру, образ Wonder Woman (Чудо-женщины), использованный в одноимённом фильме кинокомпании Warner Bros., вышедшем на экраны в 2017 году, впервые появился в комиксах в начале 1940-х. Однако никогда прежде он не был так популярен. Уже в первый уик-энд проката фильм Пэтти Дженкинс "Чудо-женщина" собрал более $100 млн и был признан одним из самых кассовых киностартов 2017-го. Замена мужских образов женскими в культовых кино­историях с продолжением, по мнению Фростера, — следующий этап на том же пути. Причём показательно, что вытесняются именно те герои, которые служили эталоном всего мужского. Они не просто переживали головокружительные приключения и выходили победителями из схваток со злодеями, в них по сюжету всегда должны были влюбляться красавицы, причём непременно несколько за один фильм.

007 — не единственный пример. Легендарный режиссёр Стивен Спилберг недавно объявил прессе, что в продолжении киносерии об Индиане Джонсе на первый план тоже выведут женский персонаж, чьё имя заменят на Джоанна. А уж после сообщения о том, что в продолжении киноистории о Торе скандинавское божество, уже ставшее символом мужественности для молодёжи XXI века, сыграет хрупкая Натали Портман, удивляться и вовсе нечему.

Дурачок со сверхспособностями

Греческий писатель, журналист и сценарист Алекс Танакис убеждён, что всё это неминуемо приведёт к усилению социального давления на женщин. По сути, на плечи представительниц прекрасного пола переложат груз, который в предыдущих поколениях несли на себе мужчины. "Несколько поколений мальчиков, и наше в том числе, выросли с сознанием того, что существует некий "настоящий мужчина", до которого мы недотягиваем, — подчёркивает Танакис. — Он ничего не боится, никогда не сдаётся, женщины сами падают к его ногам. Так хотелось быть хоть в чём-то на него похожим, но массовая культура рисовала перед нами совершенно недостижимый идеал, потому в итоге всегда оказывалось, что, сколько бы ты ни старался, всё равно не стал таким как надо. Не счесть психологических проблем, возникающих на этой почве. До недавнего времени эти проблемы считались типично мужскими, в следующем поколении они, очевидно, появятся у девочек, а может быть, уже появились".

Давление на мальчиков, по мнению Танакиса, в последнее время, напротив, снижается. Мужские супергеройские образы становятся скорее смешными, нежели идеальными. Яркий пример — серия комедийных боевиков "Дэдпул", снятых Тимом Миллером по одноимённому комиксу. Главный герой — смешной недотёпа, который волею судьбы получил сверхспособности и довольно неуклюже их использовал. Он совершил множество глупостей, попадал в самые нелепые ситуации, но в итоге всё равно победил злодея и спас возлюбленную. Публика приняла недотёпистого супергероя с восторгом, в мировом прокате "Дэдпул" установил рекорд сборов для фильмов категории R. В первую неделю он собрал более $300 млн и полностью окупил съёмочные расходы. В фильме 2019 года "Шазам!" супергерой — и вовсе маленький мальчик, который ищет бросившую его маму. Сказав волшебное слово, он визуально становится похожим на взрослого мужчину и приобретает суперсилу, но его мышление и поведение остаются детскими. Кстати, своего врага, злодея, готового стать проводником зла из потустороннего мира в человеческий, Шазам в одиночку победить не смог. Битва завершилась победой только после того, как в неё включилась большая, любящая семья. "Ещё лет двадцать назад мальчикам показывали героя, который не совершает ошибок, всегда ведёт себя исключительно благородно и со всеми проблемами справляется сам. Сегодняшние герои принимают собственные промахи и нуждаются в помощи близких, такому образцу гораздо проще соответствовать, — говорит Танакис. — Кроме того, им часто случается опозориться прилюдно, они выглядят смешно, а в итоге всё равно добиваются успехов. Теперь это уже не прессинг, а скорее психологическая поддержка. Печально только, что женские образы, напротив, становятся из года в год всё более идеальными".

Обмен ролями. Образ сильной женщины на экране всё чаще вытесняет образ мужчины — рыцаря без страха и упрёка

Женщины у власти

Описанная тенденция прослеживается не только в супергеройском кино. В новой романтической комедии Джонатана Ливайна Long Shot ("Та ещё парочка") главный герой, которого играет Сет Роген, оказывается посмешищем в каждой второй сцене, а героиня в исполнении Шарлиз Терон, напротив, с достоинством выходит из самых сложных ситуаций. Кроме того, по сюжету она — госсекретарь США и фаворит президентской гонки, а он — журналист-неудачник, которого никто не хочет брать на работу. Разумеется, кроме неё. В фильме показан счастливый союз этих двоих, причём он создаёт трудности, а она их преодолевает. По словам Гилберта Фростера, это хороший пример обмена гендерными ролями. "Очень похоже на одну из классических сюжетных формул приключенческой истории — "девица в беде", только в данном случае в роли "девицы", которую нужно выручать, оказывается мужчина, а в роли рыцаря без страха и упрёка, приходящего на помощь, — женщина, — говорит Фростер. — Повод задуматься. Возможно, в современном обществе мы имеем дело уже не с гендерным равенством, а с зарождающимся матриархатом".

Американский политтехнолог Линетт Мур, автор нашумевшей статьи "Почему проиграла Хиллари", упомянула о том, что голливудские фильмы, рассчитанные на массовую аудиторию, могли бы стать частью работы с электоратом при продвижении женщины-кандидатки на президентский пост. По словам Мур, подавляющему большинству американцев пока сложно принять мысль о том, что женщина способна хозяйничать в Белом доме не только в качестве первой леди. Кино, особенно комедийное и не слишком перегруженное интеллектуальным наполнением, может помочь изменить ситуацию, влияя именно на ту часть электората, с которой эффективно поработал Дональд Трамп и которую упустила Хиллари Клинтон.

"В голливудских фильмах нет ничего случайного, речь идёт об огромных бюджетах и очень мощном механизме влияния на общество, не говоря о том, что их создателей консультируют очень серьёзные специалисты в сфере психологии, — подчёркивает психолог Елена Рыхальская. — За каждой продвигаемой идеей стоит определённый социальный заказ. Разумеется, усиление женских образов тоже происходит не просто так. Я, например, не удивлюсь, если на следующих президентских выборах в США победу одержит женщина и окажется, что некоторые из популярных сейчас блокбастеров профинансированы силами, которые её поддерживают".

Впрочем, психолог отчасти разделяет опасения западных экспертов относительно влияния подобных персонажей на душевное здоровье зрительниц. В особенности это касается персонажей, одновременно демонстрирующих подчёркнутую женственность и способность выполнять функции, долгое время считавшиеся мужскими. "Женщина вполне может сочетать в себе нежность, сексуальность, стремление к красоте и качества лидера, необходимые для управления большой организацией или даже страной, но их нужно разделять по жизненным сферам, — говорит Рыхальская. — Дома работает одна программа, в социуме — другая. А образы, появляющиеся в современных голливудских фильмах, как будто предполагают, что обе программы должны включиться одновременно. В таком режиме долго не протянешь, через несколько месяцев начнутся срывы. Боюсь, если женщины станут пытаться соответствовать такому стандарту, мы в итоге получим озлобленное поколение, не желающее заводить семьи, рожать и воспитывать детей".

Очаровательные ловкачи

Люди зачастую неосознанно ощущают на себе давление системы, в которой живут и которой не могут противостоять. Мошенник, обманывающий систему, становится для них отдушиной

Ещё одна тенденция, отчётливо прослеживающаяся в западном кино последних лет, причём не только голливудском, — огромное количество позитивных персонажей, которые наживаются на обмане, но при этом вызывают живейшую симпатию зрителя. Обаятельные романтизированные мошенники появлялись на экранах во все времена, но сейчас их особенно много. В этом году в мировой прокат запущены несколько десятков фильмов с такими главными героями. Причём ни в одном из них не рассказывается о том, как пройдоху ловят. Во всех этих картинах показаны крупные и успешные аферы, у большинства похожие финалы — в какой-то момент мошенники оказываются очень близки к провалу, их свобода и жизнь висят на волоске, но им удаётся уйти от преследователей, прихватив максимум материальных ценностей, чтобы в последних кадрах пить коктейли на живописном побережье.

По мнению владелицы школы искусств "Арттерапия" Татьяны Сомгиной, изображение моря или морского курорта в таком контексте имеет скрытый смысл, потому что ассоциируется со свободой и способностью получать удовольствие, ничем не ограничиваясь. Рисовать море и окружать себя его изображениями рекомендуют тем, кто борется с внутренними блокировками или страдает от невозможности выйти за какие-то угнетающие поведенческие рамки. Так вот, мотив свободы и мотив мошенничества в массовой культуре прочно связаны.

"Мошенники, и особенно мошенницы, всегда были любимыми народными героями, — говорит Елена Рыхальская. — Люди зачастую неосознанно ощущают давление системы, в которой живут и которой не могут противостоять. Мошенник, обманывающий систему, становится для них отдушиной. С ним приятно себя ассоциировать. Ирония в том, что отдушину эту дают именно для того, чтобы удерживать людей под властью системы как можно дольше. Такие образы разряжают обстановку, снижают уровень недовольства, а значит — и вероятность бунта".

Судя по содержанию кинопроката 2018–2019 годов, в подобной отдушине настоятельно нуждаются не только США, но и многие страны Западной Европы.

Если считать, что интенсивное использование таких образов в массовой культуре — способ снизить вероятность социального взрыва, значит, сейчас он как никогда вероятен.

Loading...