"Русский мир" по-галицки. Восход и закат движения москвофилов

2019-08-26 11:29:50

499 0
"Русский мир" по-галицки. Восход и закат движения москвофилов

Фото: Getty images

«В последнее десятилетие XIX века Галичина, несмотря на собственные тяжёлые условия национального и экономического бытия, становится центром украинского движения и относительно украинских земель России играет роль культурного арсенала, где создавались и усовершенствовались средства культурного и общественно-политического возрождения украинского народа». Так в 1906 году писал украинский историк и будущий глава Центральной Рады Михаил Грушевский в статье «Украинский Пьемонт». Однако таким центром Галичина стала не сразу. Ещё пару десятилетий назад местная элита равнялась на российскую культуру, а в украинском движении правили бал москвофилы.

Ещё не Пьемонт

Москвофильство (русофильство) как явление зародилось в первой половине — середине ХІХ века. В условиях продолжающегося доминирования немцев и поляков как в политической, так и культурной сферах молодое поколение начало искать новые ориентиры и нашло их за восточной границей. В существовании Российской империи многие украинцы увидели доказательства того, что русины Галичины (самоназвание местных украинцев в то время) не просто «хлопы и попы», как их насмешливо называли поляки, но представители отдельного «племени» в едином «русском» народе со своей богатой историей и культурой. Стимулом для распространения таких идей стали визиты российских историков в Западную Украину, а также поход российских войск через Буковину, Галичину и Закарпатье для подавления венгерского восстания 1849 года. Первые позволили ознакомиться с идеями набирающего силу в России панславизма, а вторые наглядно продемонстрировали мощь российской армии, которую сам австрийский цесарь вынужден был позвать на помощь.

 

ПРОПАГАНДИСТ №1. Михаил Погодин сыграл заметную роль в возникновении москвофильства

Постепенно идеи русофильства завоёвывают поддержку среди галицких интеллектуалов. Большую роль в этом сыграл российский историк и писатель Михаил Погодин. Во время поездок в Галичину он сагитировал нескольких видных деятелей зарождающейся украинской интеллигенции, в первую очередь историка Дениса Зубрицкого, ставшего в итоге ярым приверженцем самодержавия и крепостничества. Вскоре во Львове появилась целая «Погодинская колония», к которой со временем примкнул и Яков Головацкий — первый заведующий кафедрой русской (украинской) словесности во Львовском университете и в прошлом один из членов «Русской троицы», стоявшей у истоков украинского движения в Австрийской империи.

Способствовали распространению москвофильства и австрийские власти. Попытки заменить кириллицу в украинских школах на латиницу (так называемая «Азбучная война» 1859 года) и поддержка поляков, в то время как Российская империя жёстко придушила очередное польское восстание, только подталкивали новых приверженцев в лагерь русофилов, к середине 1860-х годов окончательно выделившихся из среды старорусинов (общее название всех течений украинского движения в середине ХІХ века). Не упускала своего шанса и Российская империя. Роль связного в этом деле выполнял священник при российском посольстве в Вене Михаил Раевский, регулярно поставляющий русофилам литературу и деньги.

Одна и та же Русь

В 1866 году во львовской газете «Слово» вышла статья «Взгляд в будущее», исполнившая роль общественно-политического манифеста русофильского движения. Её автор, греко-католический священник Иван Наумович, «один именем многих» утверждал, что только признание родства с россиянами защитит Галичину от ополячивания. «Русь Галицкая, Угорская, Киевская, Московская, Тобольская и пр. с точки зрения этнографической, исторической, языковой, литературной, обрядовой — это одна и та же Русь. Мы не рутены с 1848 года, мы настоящие русские», — писал Наумович. Хотя в целом русофилы тогда ещё не отождествляли понятия «русин» и «россиян», а видели украинцев («русинов») отдельной частью общего «русского» народа. Притом российскую культуру они ставили в пример для подражания. Их идеология сводилась к тому, что после нашествия монголов центр русской государственности и культуры переместился из Киева в Москву и в силу сложившихся исторических обстоятельств галицкие земли длительное время были оторваны от центра и не развивались. Теперь, дескать, пришло время наверстать упущенное.

Столпами мировоззрения русофилов стали вера и язык. Они были ярыми приверженцами восточного обряда, поэтому выступали за очищения грекокатолической церкви от латинизмов, а иногда и прямо агитировали за переход в православие. В вопросе языка москвофилы отстаивали этимологическое правописание (сохранение традиций написания — например, использование в конце слов знака «Ъ») в противовес фонетическому (написание слова соответствует его произношению) как средство сохранения связи с церковнославянским языком. В итоге на свет появилось малопонятное местному населению искусственное «язычие», в котором русофилы видели переходное звено от местного, народного языка к литературному, российскому.

При этом несмотря на «культурную» тягу к русскому миру галицкие русофилы не ставили перед собой задач политического характера. Они сохраняли лояльность к австрийской власти. Тот же Наумович в своей программной статье не забыл сделать важную оговорку, что галичане «всегда были, так есьмо и останутся непоколебимо верны нашему августейшему австрийскому монарху и светлейшей династии Габсбургов».

На протяжении 1860–1880 годов русофилы доминировали в украинском движении. Под их контролем оказались ведущие учреждения галицких украинцев: Ставропигийный институт, Народный дом во Львове, Галицко-русская матица. Политическим центром стала основанная в 1870 году Русская Рада. В 1874-м Наумович организовал Общество имени Михаила Качковского, которое занималось просветительством «русского народа в Австрии» и в скором времени открыло филиалы по всей Галичине.

ЛИТЕРАТУРУ – В МАССЫ. Общество имени Качковского вело активную просветительскую деятельность в Галичине

В 1860-х годах у русофилов появились конкуренты. Возникшее в среде украинского студенчества и прогрессивной интеллигенции движение «народовцев» отстаивало идею единства украинцев по обе стороны Збруча, их национальной самобытности и отличия как от россиян, так и от поляков. Однако сначала движение оставалось малочисленным и не могло составить серьёзной конкуренции русофилам.

Конец эры

Ситуация начала меняться в начале 1880-х годов с ухудшением российско-австрийских отношений. В Вене увидели в русофилах «пятую колонну», которая занимается промосковской пропагандой на землях империи. В 1882 году последовал первый громкий процесс. Поводом для него стал переход населения галицкого села Гнилички из грекокатоличества в православие. Власть увидела в этом происки москвофилов, обвинила их в работе на царское правительство и, соответственно, в госизмене, за которую грозила смертная казнь. Процесс получил название дела Ольги Грабар и товарищей. В качестве обвиняемых выступили Грабар, её отец Адольф Добрянский (лидер закарпатских русофилов, который в 1881 году переехал во Львов), упомянутый Наумович, редакторы москвофильских газет и прочие видные деятели движения.

Но доводы прокурора суд присяжных в составе пяти поляков и трёх евреев не убедили. Небольшие тюремные сроки получили четверо участников дела (самый большой — Наумович: восемь месяцев), остальных, в том числе Грабар и Добрянского, оправдали. Несмотря на столь мягкое наказание, процесс подорвал позиции москвофилов в обществе. Подробности дела детально освещались в местной прессе, и на свет всплыли детали сотрудничества лидеров движения с российскими властями, да и сами подсудимые в суде не всегда вели себя убедительно. Как напишет Иван Франко в связи с этим, они показали себя «людьми без характера, гражданского мужества, без этических принципов».

РУССКИЙ ГАЛИЧАНИН. В конце жизни Иван Наумович эмигрировал в Россию, где и умер в 1891 году

Впрочем, серьёзные репутационные потери для русофилов стали ощутимы не сразу. Они даже попытались объединить усилия в деле противостояния полякам с народовцами, которых ранее нещадно критиковали. В 1883 и 1889 годах оба движения проводили совместные кампании во время выборов Галицкого сейма. Но попытки взаимопонимания в конце концов потерпели крах. В 1890-х годах большая часть народовцев пошла на соглашения с поляками при посредничестве австрийского правительства. Украинцам пообещали уступки в общественно-политической и культурной сферах в обмен на отказ от сотрудничества с русофилами. В 1891 году в украинском делопроизводстве официально ввели фонетическое правописание, против чего рьяно выступали последние.

Так называемая «Новая эра» хоть и продлилась всего несколько лет, но показала, что инициативу в деле защиты прав украинцев перехватили народовцы. В последнее десятилетие из их среды выходят две ведущие западноукраинские партии. В 1890 году создаётся Русско-украинская радикальная партия, а в 1899-м — Украинская национально-демократическая партия.

Настоящие москвофилы

В среде русофилов тем временем назревал раскол на старокурсников и новокурсников. Старое поколение выступало за сохранение прежнего курса, тогда как молодое — за ориентацию на Российскую империю не только в культурном плане, но и в политическом. Галичан они уже видели не отдельным «племенем», а составной частью единого российского народа. Новокурсники критиковали традиционный габсбургский лоялизм старшего поколения и стали «чистыми» москвофилами. Своей задачей видели сначала национально-культурное единство всех трёх ветвей «русского» народа, а впоследствии — и политическое единство с Россией.

Два поколения поначалу пытались ужиться вместе. В 1900 году была создана Русская народная партия, в руководстве которой получили места как старокурсники, так и новокурсники, а в программе была записана нечёткая формула национальной идентификации (галицко-русское население определялось как часть «малорусского племени», принадлежащего к общему «русскому» народу). Но окончательный раскол был не за горами.

24 октября 1908 года лидер старокурсников Михаил Король в Галицком сейме заявил, что, несмотря на культурное единство общероссийского пространства, признаёт национальную особость «малорусского народа», а сам он никогда не был и не будет россиянином. Он также отметил, что ему «противны люди, которые за российские рубли стоят на службе чужого государства», намекнув, таким образом, на российское финансирование деятельности новокурсников. Молодые русофилы во главе с Владимиром Дудыкевичем в свою очередь заявили о «национальном, племенном и культурном единстве галицких русинов с москалями». В языковом вопросе они утверждали, что украинского языка «нет, не было и не будет, а есть только один российский язык, созданный гением российского народа».

Организационный раскол москвофилов произошёл в феврале 1909-го, когда новокурсники взяли под свой контроль руководство в Русской народной партии. Старокурсники в ответ создали собственную организацию — консервативную «Галицко-Русскую Раду». Наметились и отличия в поддержке двух разных течений русофильства. Член УНДП и будущий министр ЗУНР Лонгин Цегельский писал, что после 1908 года 90% русофилов стали москвофилами и только 10% остались на старых позициях. Однако такая характеристика касалась в основном общественно активной прослойки русофильского движения, которая проживала преимущественно в городах. В то же время большинство сельского населения, поддерживавшего русофилов (по разным оценкам, около трети всех украинцев Галичины в начале ХХ века), осталось в орбите влияния старокурсников.

Война и мир

В последние годы перед Первой мировой войной новокурсники развернули бурную деятельность, их риторика стала более уничижительной по отношению к проукраинским силам. Москвофильская пресса писала о «мазепинцах, которые в угоду немцам и полякам создают на Руси Украину-байстрюка», а украинский язык назывался «искусственным жаргоном, созданным по рецепту Грушевского». Однако такая агитация часто имела противоположный эффект. Многие старые русофилы переходили на сторону украинского национального движения. Например, лидер старокурсников Король после избрания депутатом австрийского парламента стал приверженцем УНДП.

На фоне оттока сторонников москвофильству позволяла оставаться на плаву российская финансовая помощь. В то же время её наличие, публичные выступления российских политиков в поддержку православных в Закарпатье, Буковине и Галичине на фоне ухудшения отношений между двумя империями привели к новому этапу преследований русофилов со стороны австрийских властей. В декабре 1913 года Министерство внутренних дел приказало галицкому наместнику распустить Общество им. Качковского, а в марте следующего года разрешило ввести чрезвычайное положение в регионе в случае пророссийской агитации москвофилов.

Финальную точку в истории москвофилов поставила Первая мировая война. С её началом австрийские власти закрыли все русофильские организации, а наиболее активных их членов и сторонников, которые не успели сбежать в Россию или спрятаться, поместили в концентрационный лагерь Талергоф. Однако наибольший удар по движению нанесли российские «освободители», в сентябре занявшие большую часть Галичины. Оккупационная администрация во главе с графом Георгием Бобринским начала репрессии против всего украинского. В то же время лидеры москвофилов во главе с Дудыкевичем создали Русский народный совет, поддерживавший новую власть, чем оттолкнули большинство своих сторонников. После возвращения контроля австрийской армией над Галичиной оставшиеся русофилы эмигрировали в Россию, где после начала революции присоединились к Белому движению.

В Западной же Украине москвофильство после окончания войны сошло на нет и превратилось в подобие маргинальной секты, не имеющей значимой поддержки. Со временем утратили позиции и их главные идеологические оппоненты — украинские национально-демократические силы, на смену которым пришли националисты. 

Loading...