(Не)секретные капиталы. Почему 120 лет назад купцы платили налоги с радостью

2019-12-14 16:53:00

4435 290

Прятать капиталы или, наоборот, декларировать? В разные столетия предприниматели придумывали хитроумные способы "не светить" доходы, а власти изобретали ответные меры — порой нестандартные. И нередко одерживали победу

Вы знаете, где раздобыть домашний адрес кого-то из нынешних олигархов? А ознакомиться с перечнем принадлежащих этому человеку компаний? Или, например, выяснить: бизнесмен Х реально ворочает миллионами или всего-навсего заурядный середнячок?

Представьте, в начале ХХ века с этим не было проблем. Обладателям капиталов не было смысла прятать доходы и скрываться за высокими заборами загородных имений. "Чёрный нал" процветал разве что у представителей криминалитета и экстремистских партий вроде большевиков-ленинцев. Остальные финансы были легальны.

От сахарных королей до мыловаров

Любопытный киевлянин мог открыть ежегодник "Весь Кіевъ" — благо он продавался на каждом углу. Цена доступная — 1 руб. 25 коп. (столько же, например, стоил билет в театр Николая Соловцова в последний ряд партера). В разделе "Киевские купцы 1-й гильдии" можно было ознакомиться с фамилиями, именами и отчествами наиболее состоятельных земляков, а в адресном указателе того же справочника — узнать домашние адреса многих из них.

В том же справочнике любой желающий мог выяснить, какие предприятия принадлежат акулам киевского бизнеса и где они расположены. Не нужно было становиться журналистом-расследователем, чтобы узнать, принадлежит ли известному в Киеве толстосуму Льву Бродскому контора сахарных заводов на Александровской (Сагайдачного), 43, Борису Варшавскому — стеклянный завод на Хоревой, 35, а Аврааму Заку — кирпичный завод на Большой Васильковской, 141. Или что Евгений Кваша — владелец гостиницы на Крещатике, 30, Иосифа Маршака кормит ювелирная фабрика на Крещатике, 4, а Иван Чоколов получает прибыль из двух источников: винокуренного завода на Глубочице и типографии на Фундуклеевской (Хмельницкого), 24. И так далее — список занимал две с половиной страницы мелким шрифтом, предоставляя сведения о 275 (в 1911 году) наиболее крупных киевских предпринимателях.

1-я купеческая гильдия — "высшая лига" тогдашнего бизнеса. В ней состояли самые богатые предприниматели. Конечно, городской справочник не сообщал размеры их состояний, однако сам факт пребывания того или иного господина в 1-й гильдии говорил о многом.

Купеческое собрание на Европейской площади (ныне здание Национальной филармонии) — закрытый клуб для членов купеческих гильдий и их семей

Существовала и 2-я гильдия, членами которой становились предприниматели с капиталами поменьше. Их список также приводился в справочнике "Весь Кіевъ". Эта гильдия была более многочисленной — 382 человека, а бизнесы её членов — скромнее. Здесь не найти, например, сахарных королей, крупных промышленников и фабрикантов. Зато присутствуют строительный подрядчик Федот Алешин, владелец питомников плодовых и декоративных деревьев Вильгельм Кристер, виноторговец и владелец меблированных комнат Лев Бендерский, собственник двух магазинов модной одежды Михаил Бык, хозяин магазина музыкальных инструментов Игнатий Индржишек, владелец типографии Василий Кульженко, кондитер Генрих Шик, владелец иконописной мастерской Александр Мурашко и другие.

Бизнесмены с ещё более скромными капиталами не принадлежали к купеческому сословию, а потому не состояли членами гильдий. Они занимались бизнесом на основании промысловых свидетельств, выданных Киевской городской управой. Это были преимущественно аптекари, булочники, часовщики, бакалейщики, портные, стоматологи, шляпники, мыловары и другие. Всего в этой категории насчитывалось почти 1,4 тыс. предпринимателей, и их пофамильный список с адресами тоже приводился в ежегоднике "Весь Кіевъ".

Итак, любому из 442 тыс. жителей Киева были доступны сведения обо всех 2057 земляках, занимавшихся крупным, средним и мелким бизнесом. А также более-менее было понятно, кто есть кто — не в биографическом плане, как нынче, а в имущественном. Впрочем, открытость информации была присуща не только Киеву. Во всех крупных городах Российской империи в обязательном порядке издавались аналогичные справочники.

Читатель вправе спросить: ну а зачем эта открытость нужна была самим предпринимателям? Ведь засвечивая реальный уровень доходов, они обрекали себя на уплату и реальных налогов.

Конечно, стимулом для честного декларирования капиталов служило вовсе не тщеславие бизнесменов. И уж тем более — не их высокая сознательность. Разгадка в другом: принадлежность к гильдиям предоставляла немалые права.

Купеческие хитрости

Идея расставить предпринимателей по ранжиру, чтобы соответственно взимать налоги, возникла в начале XVIII века. Царь Пётр I повелел в 1719 году "уставлять купеческие гильдии или ступени там, где оные с пользой устроиться могут". Это напрямую касалось и Гетманщины, пребывавшей под протекторатом России.

Сад Купеческого собрания — один из красивейших в старом Киеве

Спустя два года концепция изменилась: решено было организовать две гильдии регулярных граждан, включавшие не только купцов. К первой из них отнесли (по профессиональному признаку) банкиров, крупных коммерсантов, ювелиров, врачей, аптекарей, иконописцев и художников. А ко второй — мелких торговцев, ремесленников, содержателей постоялых дворов.

Однако такое разделение делового люда оказалось не очень удобным как для "мытарей" (сборщиков налогов), так и для самих налогоплательщиков, ведь в рамках одной профессии у людей были разные доходы. Поэтому через пять лет, в 1724 году, монарх повелел разделить всю торгово-промышленную братию на три гильдии по имущественному признаку, независимо от вида деятельности.

Правда, в следующем году самодержец умер, и о проекте быстро забыли. А вспомнили только спустя полстолетия. В 1775-м в ходе налоговой реформы Екатерина II разделила всё городское население на мещан (обывателей с капиталом менее 500 руб.) и купцов (обладателей капитала от 500 руб. и выше). Последние, в свою очередь, разделялись по имущественному признаку на три купеческие гильдии, дававшие ряд сословных льгот.

Самой привилегированной считалась 1-я гильдия, "пропуском" в которую было наличие у предпринимателя капитала в 10 тыс. руб. и более. Обладателей более скромных сумм — от 1 тыс. до 10 тыс. руб. — принимали во 2-ю гильдию. Владельцам меньших сумм — от 500 до 1 тыс. руб. — "светила" 3-я гильдия. При вступлении в любую из гильдий предприниматель должен был заплатить пошлину — 1% от заявленного капитала.

Формально уклониться от вступления в ту или иную гильдию было невозможно, ведь только принадлежность к купеческому сословию давала право заниматься бизнесом. Однако многие деловые люди нашли способы обойти новые правила. Например, мелкие торговцы умудрялись проворачивать какие-то сделки нелегально. Другие, более состоятельные, послушно записывались в купцы, однако ради уменьшения налоговой нагрузки "скромно" декларировали капитал в пределах 500−1000 руб., становясь членами 3-й гильдии.

В результате в 1-ю гильдию записались единицы.

Купец 1-й гильдии и меценат Никола Терещенко

Правительство пыталось бороться с "уклонистами" с помощью штрафов, а также методами морального воздействия. Например, в здании Санкт-Петербургской биржи регулярно вывешивались списки с фамилиями предпринимателей, уличённых в сокрытии капиталов. Ход вроде бы сильный: во времена, когда "купеческое слово" значило больше, чем подпись на документе, бросить тень на порядочность купца означало поставить крест на его репутации.

Но принятые меры не принесли желаемого результата. По-прежнему 1-я гильдия оставалась малочисленной. И тогда правительство разумно сменило кнут на пряник.

На первый-второй рассчитайся!

В 1785 году издали "Жалованную грамоту городам". В ней имелся специальный раздел "О гильдиях и гильдейских выгодах вообще". Этот документ, с одной стороны, вдвое повысил ценз поступления в купеческое сословие: отныне минимальный капитал измерялся суммой не 500 руб., как прежде, а 1 тыс. Но, с другой стороны, "Грамота…" предложила членам гильдий серьёзные льготы и преимущества — с таким расчётом, чтобы предприниматели сами стремились записываться в купеческое сословие.

В частности, только членство в гильдиях открывало доступ к получению "казённых подрядов" — госзаказов. Исключительно члены гильдий наделялись правом аренды госсобственности для ведения предпринимательской деятельности. Ещё одной существенной привилегией была возможность избежать службы в армии — правда, за соответствующий выкуп. Вместо "наличного рекрута" купец наделялся правом внести наличные деньги, то есть совершенно официально "отмазать" от солдатчины себя, своих сыновей, а если надо, то и наёмных работников.

Впоследствии к числу привилегий добавилась ещё одна: лицам иудейского вероисповедания членство в любой из гильдий позволяло проживать вне черты оседлости. Неудивительно, что в составе киевских купеческих гильдий состояло значительное число еврейских предпринимателей.

Бессарабский рынок подарил Киеву купец 1-й гильдии и филантроп Лазарь Бродский

Чтобы купцы декларировали реальные капиталы, а не повально записывались в 3-ю гильдию, были предусмотрены специальные стимулы. Например, исключительно членам 1-й гильдии предоставлялось право вести внешнеэкономическую деятельность. Купцы только данной гильдии могли быть владельцами фабрик и заводов. То есть путь к масштабным сделкам и солидным доходам лежал через членство в 1-й гильдии, что подразумевало уплату соответствующего "гильдейского налога".

Купцам 1-й гильдии "светили" и другие привилегии. В частности, неприкосновенность — в буквальном смысле. Имелся в виду запрет на телесные наказания, ранее распространявшийся только на дворян. Так что если подвыпившее "их превосходительство" сгоряча огреет "первогильдейного" кнутом либо шомполом, то ответит за это по всей строгости закона. Зато те же действия по отношению к членам 2-й и 3-й гильдий вполне сойдут с рук.

Наконец, ещё один существенный "пряник" для членов 1-й гильдии: право ездить в карете (!), запряжённой парой лошадей. Это примерно то же самое, что нынче разъезжать на Tesla. И престижно, и комфортно. А теперь представьте тогдашнего миллионера, решившего "оптимизировать налоги" и записавшегося, скажем, во 2-ю гильдию: ему, бедняге, придётся колесить в обычной коляске всем на посмешище. Это как если бы фигурант списка топ-100 богатейших людей Украины передвигался на подержанном "Запорожце".

Да, членам 2-й гильдии действительно предлагали меньше привилегий. При этом условия для вступления ужесточились: если раньше туда могли записаться обладатели капитала от 1 тыс. руб., то теперь нижнюю планку установили на уровне 5 тыс. руб. Не обладая правом владеть заводами, фабриками и вести внешнеэкономическую деятельность, купцы 2-й гильдии довольствовались возможностью ведения среднего бизнеса.

Изменились правила поступления и в самую "бедную" 3-ю гильдию. Раньше капитал претендентов должен был соответствовать интервалу 500−1000 руб., а по новым правилам следовало задекларировать уже 1000−5000 руб. В качестве "пряника" позволялось содержать трактиры, бани и постоялые дворы.

Так рекламировал свой магазин купец 2-й гильдии Генрих Йиндржишек

Турнирные таблицы

Членство в любой из гильдий не являлось пожизненным и не передавалось по наследству. Этим купец отличался от дворянина. Ведь если дворянин разорялся, он всё равно оставался дворянином. Но если вылетал в трубу купец, он перемещался в "младшую" гильдию: из 1-й — во 2-ю, из 2-й — в 3-ю. А уж если выбывал из 3-й гильдии, то вообще прощался с купеческим сословием, переходя в более низкий разряд городского населения — мещанство. Поэтому списки купеческих гильдий всё время менялись, напоминая скорее турнирные таблицы по футболу: кто-то поднялся "наверх", кто-то опустился "вниз", а кто-то и вовсе выбыл…

Случались, правда, и казусы. Например, купец 1-й гильдии, чьи дела пошатнулись, продолжал декларировать несуществующие прежние доходы, чтобы не очутиться во 2-й гильдии и не пересесть в коляску. Предприниматель по собственной инициативе платил больший налог!

В 1863 году деление на гильдии вновь было изменено.

Ввиду того, что многие мещане на последние деньги записывались в купцы самой низшей 3-й гильдии, чтобы спасти сыновей от рекрутской повинности, эту гильдию упразднили. Вести "мелочную торговлю" разрешили всякому, кто приобретёт промысловое свидетельство. Этим правом воспользовались преимущественно крестьяне, после отмены в 1861 году крепостного права массово хлынувшие в город, и коробейники (мелкие торговцы, носившие свои товары в коробах по улицам). Обладателей промысловых свидетельств не записывали автоматически в купеческое сословие, на них не распространялись личные привилегии купцов. Зато члены 1-й и 2-й гильдий сохранили "сверх прав на торговлю звание купеческое и соединённые с оным личные преимущества".

Рекламное объявление известного садовода и купца 2-й гильдии Вильгельма Кристера

Закат гильдейского купечества начался в 1898 году, когда был принят Закон "О государственном промысловом налоге". Он ликвидировал прямую связь между членством в гильдии и правом на занятие предпринимательской деятельностью. Количество членов гильдий начало уменьшаться. А с закатом Российской империи в 1917 году исчезли не только купеческие гильдии, но и сам частный бизнес.

Loading...