Начало фильма. Почему украинский кинематограф должен постоянно искать героя

2017-02-02 10:05:00

743 2
Начало фильма. Почему украинский кинематограф должен постоянно искать героя

Фото: из личных архивов

Соучредитель компании FILM.UAGroup Сергей Созановский о том, как украинский кинематограф будет покорять мир

КТО ОН


Юрист, медиаменеджер, соучредитель адвокатской конторы "Коннов и Созановский" и компании FILM.UAGroup

ПОЧЕМУ ОН


Вместе с партнёрами с нуля создал крупнейшую в Восточной Европе кинокомпанию, которая производит и продаёт кино- и телеконтент в десятки стран

Надо мной и над моим партнёром Виктором Мирским посмеивались. И наши коллеги-юристы, и киношники говорили: "Ну-ну, посмотрим, как они кино снимут!" А когда мы решили на Троещине киностудию строить, вообще хохот стоял гомерический. Так что я привык, когда рядом со мной кто-то крутит пальцем у виска. Был 2005 год. Мы с партнёрами потратили все деньги, которые были заработаны на юридическом поприще, чтобы проинвестировать старт нового бизнеса. Учитывая, что адвокатская контора "Коннов и Созановский" входила в топ-10 украинских юридических фирм, деньги были немалые. Затем мы постоянно реинвестировали прибыль в развитие FILM.UAGroup.

У меня было две причины сменить род деятельности. Первая: юриспруденция в этой стране постепенно начала превращаться в механизм передачи денег из точки А в точку Б. Я не считаю, что официант или курьер — плохие профессии. Но я учился не на официанта и не на курьера. Мы с партнёрами когда-то мечтали о состязательном процессе, о выстраивании юридических способов защиты для наших клиентов. Но клиенты ставили нас на место, задавая вопрос: "Вы гарантируете решение?" Понимаете, настоящий юрист, как и настоящий врач, в сложных случаях не может гарантировать однозначный результат. Он способен лишь приложить максимум усилий. А "гарантии" на тот момент давали в других кабинетах… Вторая причина: хотелось принимать бизнес-решения. Наша юридическая компания работала с разными предприятиями: нефтетрейдерами, поставщиками мяса, строителями и телевизионщиками. Каждый раз, разрабатывая контракт, мы пытались докопаться до сути в технологических цепочках, чтобы каждая хозяйственная операция была прописана идеально. И однажды я поймал себя на мысли, что начинаю принимать бизнес-решения вместо своих клиентов. То есть беру на себя определённые риски. И я сказал себе: дорогой мой, давай-ка ты будешь заниматься бизнесом. Ну а поскольку одним из наших крупных клиентов был акционер "Интера", мы начали изучать эту сферу.

Мы не придумывали новых схем, просто поинтересовались, как этот бизнес устроен во всём мире. И сделали много открытий. Оказалось, что западное кино можно покупать не только в Москве, но и поехав, например, в Канны, выйти на прямые контракты с мировыми игроками. Выяснилось, что многие фильмы лучше снимать в Украине, а потом продавать зарубежным партнёрам. Мы принимали решения, и у нас получалось. Очень пригодился юридический опыт. Я как бы заранее знал, где соломку подстелить, как острый угол обойти.

"Всё время со всех сторон мы слышим: "Не нужно, не может быть, не получится". Но мы привыкли ломать стереотипы"

Рейдерский захват? Да, как-то были у нас небольшие проблемы с представителями "семьи". Хотели втянуть нас в некий "совместный проект". Мы ответили: нет. Человечки говорили: "А ну-ка быстренько залезайте в проект". Но мы их смогли убедить, что этого не нужно делать. Налоговые проверки? Было, было. Однако в какой-то момент они устали. У нас же в стране есть расхожее мнение, что кино это не бизнес. Ну что такое, в конце концов, для них кино? Хочешь из миллиардера превратиться в миллионера — займись кино. Тогда нас эта психология спасла. Но вообще это неправильная точка зрения, она портит жизнь нам и всем, кто по-честному работает в этой индустрии. Потому что привлечение частных инвестиций в кино — распространённая мировая практика. Это работает и приносит инвесторам очень приличный доход.

Бизнес-модель отечественных телеканалов ущербна. 95% их дохода ещё недавно извлекалась из рекламного рынка. В итоге упал рекламный рынок — рухнуло всё. В своё время я доказывал одному из акционеров "Интера", что бизнес необходимо диверсифицировать. Выстраивая собственную бизнес-модель, мы приняли решение работать на продакшн-рынке, кинотеатральном, рекламном, дистрибуционном рынках и так далее. Сегодня 50% фильмов, которые показывают в кинотеатрах, озвучены нашими людьми, 75% картин, сериалов и мультфильмов, которые идут на украинских каналах, озвучены нашей компанией, 80% копий в кинотеатрах сделаны нами, 50% шоу на разных каналах сняты у нас. Такая бизнес-стратегия позволила нам выжить, оставаться прибыльными в самые сложные времена, наращивать обороты и включаться в новые сферы деятельности несмотря ни на что! И сегодня телеканалы не могут выкарабкаться из кризиса, а у нас 10% роста по сравнению с прошлым годом.

Мы сделали много проектов, отдавая себе отчёт, что на наши телеканалы они попадут в последнюю очередь. Например, цикл городских исследований Insiders. Мы показали эту работу представителям наших ведущих телеканалов. "Не формат", — сказали. Тогда мы вместе с командой Insiders сделали премьеру в "Киевской Руси". Зал был полон! 1200 билетов было продано на телевизионный, собственно, продукт. Мы создали проект о национальной одежде под названием "Спадок" — трёхминутные ролики о костюмах из разных регионов Украины. И предложили телеканалам поставить их на День независимости. "Не формат", — ответили наши партнёры. Есть конторка такая "маленькая" — Amazon. Она купила этот проект и показывает его на своей онлайн-платформе. Или реалити "Научи жену рулить". Мы его продали белорусам, прибалтам, казахам. А здесь — "не формат". Лоб болит, потому что приходится постоянно ударяться о стену. Всё время со всех сторон мы слышим: "Не нужно, не может быть, не получится". Но мы привыкли ломать стереотипы.

Будет ли интересен мировому зрителю фильм "Захар Беркут"? Будет! Проект у нас находится в стадии разработки, и я уверен: мы его продадим мировому рынку. Это же и европейская история, монгольская орда ведь шла в Европу. И если такую великую тему сделать качественно, показать это произведение современным киноязыком, а не в контексте "украинского поэтического кино", тогда мировой зритель просто не сможет не пойти в кинотеатр. Ещё один наш проект, анимационный, — "Мавка". Мы уже услышали в свой адрес проклятия в связи с тем, что изменили сюжет. Но послушайте. Все знают мультфильм "Рапунцель". Студия Disney вместо ужасов братьев Гримм (кто читал оригинал, тот поймёт) сделала тёплую сказку, которая покорила мир. Поэтому мы будем работать над "Мавкой". Это наше, и в этом наша сумасшедшая сила. Украинский кинематограф должен постоянно искать и находить своего героя. Наши князья, наши воины, обычные люди, чего-то добившиеся… Снимать — не переснимать. И мы будем это делать!

Loading...