Те, кто рисуют книги. Почему визуализация — это будущее литературы

2019-05-19 16:00:00

564 1
Те, кто рисуют книги. Почему визуализация — это будущее литературы

Фото: Никита Гладченко, УП

Фокус поговорил с дуэтом книжных иллюстраторов творческого объединения "Аґрафка" Романой Романишин и Андреем Лесивым об их победах на международных книжных конкурсах, эксперименте в работе и о том, как заставить мир обратить на себя внимание

Украинская книга продолжает уверенно завоевывать глобальный рынок. Многолетние усилия отечественных писателей и издателей дают плоды, так что "горшочек варит" на полную катушку: книги наших авторов переведены почти на 40 языков мира, украинские национальные стенды присутствуют на всех ключевых международных ярмарках, а совсем недавно "Книжный Арсенал" получил награду на London Book Fair как лучший книжный фестиваль в мире.

Один из важных успехов книжной сферы последних лет — развитие сегмента визуальной книги, где "историю" наряду с текстом "рассказывают" рисунки и оформление. За рубежом украинскую визуальную книгу знают прежде всего по работам объединения "Аґрафка". Книги Романы Романишин и Андрея Лесива переводились на разные языки 52 раза (готовятся к изданию новые переводы). В интервью Фокусу иллюстраторы рассказали о победах последнего года и о том, как Украине закрепить полученный успех на мировом книжном рынке.

Победный год

Последний год принес вам ряд побед на международных книжных фестивалях и конкурсах. Расскажите о главных из них. Что они значат для вас как для авторов и для развития украинской книжной сферы?

Романа Романишин: Среди ключевых для нас побед последнего года, во-первых, главная награда в категории non-fiction на книжной ярмарке в Болонье. Это уже третья победа там, но впервые мы выиграли в категории. Это была наша давняя мечта, поскольку non-fiction — направление, в котором мы хотим развиваться. Победа открыла для нас новые двери: в ближайшее время выйдут новые переводы наших книг на нескольких языках. Мы выходим на американский, британский, японский рынки и пр. Так что помимо признания такие награды дают толчок к профессиональному развитию.

Андрей Лесив: Вторая важная для нас победа — на биеннале Nami Island International Book Festival в Южной Корее. Это один из конкурсов, за которыми мы следим с начала нашей карьеры. Мы даже не мечтали о победе там, но в итоге получили сразу два призовых места.

Р. Р.: В мае мы летим в Сеул на церемонию награждения. Также мы представим там выставку и серию воркшопов.

Отдельно отметим победу в прошлогоднем конкурсе "Книжного Арсенала": получать признание дома не менее важно, чем за рубежом.

В планах творческого дуэта — новые книги (в том числе они хотели бы создать микс графического романа и прозы) и даже работа с современным театром

Последняя знаковая для нас победа — бронза на международном конкурсе "Самые красивые книжки" в марте 2019-го. Приезжая на Франкфуртскую книжную ярмарку, мы всегда рассматриваем стенд с книжками — финалистами этого конкурса. И всегда это эстетика высочайшего уровня, классная полиграфия, интересные авторские решения.

А. Л.: Жюри этого конкурса всегда подчеркивает, что оценивает книгу как целостный объект. Поэтому очень приятно, что наша книга "Я так бачу" получила награду и жюри отметило ряд удачных технических решений.

Дуэт как единый организм

Романа, Андрей, у вас обоих творческое образование, причем связанное не только с книгой (Романа училась росписи и работе с художественным стеклом, Андрей — реставрации). Как пришли к книжному дизайну и стали работать в дуэте?

А. Л.: С Романой мы познакомились на вступительных экзаменах в колледж. Целых 10 лет мы проучились в двух художественных учебных заведениях: сначала в колледже, потом во Львовской национальной академии искусств.

Р. Р.: Да, сначала мы поступили во львовский колледж им. Ивана Труша. Там дают отличное базовое художественное образование, "азбуку": рисунок, композицию, анатомию и т. д. Потом пошли в академию, где учились мыслить как художники, искали свой визуальный язык. Учась в академии, начали работать с книгами и поняли, что хотим заниматься именно этим. Сразу по окончании академии решили создать свою "художественную единицу" и работать на себя — для нас всегда была важна независимость.

Как появилось название "Аґрафка"?

Р. Р.: Мы долго искали подходящее название, ведь "как корабль назовешь, так он и поплывет". Хотелось найти слово, которое бы сразу запоминалось и легко произносилось иностранцами (поскольку мы планировали выходить на международный рынок). "Аґрафка" — это английская шпилька, которую используют, чтобы что-то скрепить (например, брошку на платье). Также "аґрафа" — архитектурный элемент в старых домах, отвечающий за целостность здания, удерживая конструкцию. Еще мы хотели, чтобы там были буквы из наших имен — "р" и "а", — и наши любимые буквы — "ґ" и "ф". В результате все сложилось, мы стали "Аґрафкой".

Ваш пример, когда успешные творческие дуэты получаются из супружеских пар, не уникален. Вы как-то назвали подобные рабочие модели "единым замкнутым организмом". В чем для вас преимущества дуэтной работы?

Р. Р.: Во многом совместная работа легче индивидуальной. Независимость важна, но при этом надо помнить, что ты — часть союза. Между творческими людьми часто возникает профессиональная ревность. Поэтому мы с самого начала решили не конкурировать, а разделить зоны ответственности.

А. Л.: Романа в нашем дуэте отвечает за иллюстрации: "Аґрафка", можно сказать, рисует ее рукой. Я занимаюсь технической стороной, дизайном, шрифтами — всем, что нужно для превращения иллюстраций в книжку. Идеи мы придумываем вместе, и этот процесс не прекращается никогда.

Философия эксперимента. Дизайнеры уверены, что готовность к эксперименту и постоянный поиск новых решений — важнейшие составляющие успешного книжного дизайна

Эксперимент как творческий метод

Вы говорите, что считаете себя художниками, а не просто книжными иллюстраторами, и подходите к работе над книгой как к искусству. Что вы вкладываете в это понятие?

А. Л.: Наш подход к вопросу отлично иллюстрирует понятие artist, означающее не только художника, но и любого творческого профессионала.

Р. Р.: Для нас художник — это человек, мыслящий комплексно, а не в рамках какой-то одной техники или жанра. Это визионер, который видит масштабную картину мира в целом. Мы стараемся не загонять себя в какие-то рамки. Вполне возможно, мы не будем всю жизнь заниматься только книжками.

Вы активно занимаетесь детской литературой, которая в Украине переживает бум. Отличаются ли дети как читатели от взрослых и нужен ли к детской иллюстрации какой-то особый подход?

А. Л.: В своей работе мы пытаемся нарушать узкие рамки литературных сегментов. Например, используем во взрослых книжках приемы из детской литературы, и наоборот. Мне кажется, большой разницы между взрослыми читателями и детьми нет. В книгах существуют два языка: вербальный и визуальный, куда более универсальный и понятный носителям любой культуры. Все месседжи, заложенные на визуальном уровне, отлично считываются. Именно поэтому наши книги легко находят своего читателя в разных странах.

Ваши визуальные книги, например, "Війна, що змінила Рондо" или "Я так бачу", действительно очень популярны в мире. Но началось все с прорыва в Украине. Как удалось создать тренд на подобную литературу в стране, где никогда не было традиции ее популярности?

Р. Р.: Когда мы начинали, в этом направлении в Украине мало что делалось. Поездив по мировым фестивалям и ярмаркам, мы увидели, что наша страна совершенно не транслирует современных идей и образов в книгах, в частности, детских. Мы решили, что хотим делать классные современные украинские книжки и транслировать через них украинскую культуру в мир.

Почему наши книги стали популярны? Думаю, дело в том, что у украинского читателя была потребность в современной книжке с качественным визуальным материалом и интересной подачей. Был запрос на новые темы и форматы в литературе. Сегодня украинский книжный рынок стремительно развивается, он голоден на эксперимент и жаждет открытий. И это здорово.

А. Л.: Мы часто ощущаем себя так, будто стоим перед огромным заснеженным полем, на котором еще нет никаких следов. И перед нами выбор: куда двигаться дальше? С одной стороны, идти по новому пути всегда захватывающе — это и свобода, и удовольствие.

Но c другой — это ответственность.

А. Л.: Конечно. За тобой ведь могут пойти другие люди. Иногда приходится собственным примером менять какие-то устоявшиеся взгляды, ломать шаблоны, показывать, что можно делать что-то по-новому. В нашей работе важно всегда продолжать развиваться, поднимать планку и избегать рутины. Как только мы чувствуем, что вязнем в однообразии, кардинально меняем вид деятельности.

"Продолжайте движение"

Тренды в книжной иллюстрации быстро меняются. Какие тенденции сегодня определяют развитие этой сферы в мире и насколько им отвечает Украина?

А. Л.: Говорить о каком-то одном стиле нет смысла: все решает интересная идея, а не техника.

Р. Р.: Крайне важен эксперимент, будь то иллюстрации, подача или полиграфическое решение. Еще одна из глобальных тенденций — междисциплинарность. Мы сторонники такого подхода, когда, например, книжку оформляет профессиональный скульптор или когда книга превращается в спектакль или мультфильм. Такое пересечение дисциплин дает очень интересный результат.

Как за последние годы изменилось восприятие украинской литературы в мире?

А. Л.: Сейчас очень важный момент для нашей литературы. Мы на пороге больших перемен: наша страна может наконец стать заметной на мировой арене. Мы заставили мир обратить на нас внимание, но чтобы стать громким явлением в литературном мире, Украине надо продолжать упорно работать и двигаться в правильном направлении. Важна тут и государственная поддержка, в частности, появление Украинского института книги.

Р. Р.: Еще 10 лет назад, когда мы рассказывали о нашей стране где-то в мире, о нас почти никто не знал. А сегодня, несмотря на все сложности последних лет, об Украине в мире знают, к нам есть интерес как к молодой стране, которая борется за европейский выбор.

Чемпионы книжного дизайна. Книги Лесива и Романишин — частые победители на ведущих международных ярмарках и конкурсах

Это в социально-политическом контексте. А если говорить об ассоциациях на уровне литературы?

Р. Р.: Хорошо знают наших топовых авторов: Сергея Жадана, Андрея Куркова, Юрия Андруховича и пр. Эти имена знакомы издателям, прессе и читателю. Надеюсь, данный спектр будет расширяться. Растет интерес и к украинской визуальной книге.

Какими должны быть следующие стратегические шаги по продвижению нашей литературы в мире? Например, Украинский институт книги вскоре представит государственную программу переводов. Какие еще шаги нужны?

А. Л.: Я как раз хотел начать с упоминания этой программы, поскольку Украине очень важно перейти исключительно от покупки прав на издание книг также и к их продаже. Для этого, конечно, нужен конкурентный продукт, но и государственная поддержка крайне важна. Поэтому появление государственной программы поддержки переводов — стратегический шаг.

Важно продолжать присутствовать ежегодно на ключевых международных ярмарках, иначе о нас быстро забудут. На этом этапе крайне важна системность. Необходимы также тренинги для украинских издателей, которые помогли бы им максимально эффективно презентовать книги и авторов, а также вести переговоры на мировых ярмарках.

Р. Р.: Еще один пункт — литературные резиденции. Если мы сможем приглашать в Украину иностранных авторов, то о нас и нашей культуре в мире узнают на другом уровне. Это и есть международный культурный обмен — нужно дать миру возможность узнать нас.

А. Л.: Если мы хотим играть на международном поле, нам нужно не только бывать на мировых площадках, но и приглашать гостей к себе — в конце концов, это правила гостеприимства.

Творческий виш-лист

Есть ли у вас амбиции и желание попробовать себя в чем-то помимо бумажной книги или вообще книжной сферы?

Р. Р.: В книжной сфере у нас есть амбициозная цель — мы хотим написать книгу, где графический роман был бы объединен с прозой. Чтобы там были и тексты, и рисунки, и визуальные ребусы. Что касается планов вне книжной сферы, то мы очень хотим поработать с театром.

А. Л.: Нам очень нравится современный визуальный театр, где элементы хореографии переплетаются с пластикой, визуальностью, мультимедийными проекциями. Мы в восторге от того, что делает греческий хореограф и театральный режиссер Димитрис Папайоанну. Даже специально летали на его спектакль "Великий укротитель" в Турин.

Р. Р.: Нас интересует междисциплинарность: связь театра, танца, света, цитат из визуального искусства. Для нас важна творческая свобода, а в какой дисциплине мы будем работать завтра — не так важно. Важны свежие идеи и пространство для эксперимента. Сейчас думаем об этой новой для нас сфере. Планируем поехать на какую-нибудь стажировку, связанную с современным театром и сценографией.

Loading...